Дело Донцовой

Содержание

Дарья Донцова: как быть со страхом рака?

Дарья Донцова рассказала своим подписчикам в Instagram о том, как с помощью специальной психотехники справляться с навязчивыми мыслями об онкологии, страхом болезни или рецидива

Дарья Донцова. Фото: instagram.com/dontsova_official

Не бойтесь своего страха

Простые приемы не раз помогали ее друзьям и знакомым, рассказывает Дарья Донцова. Главное – регулярно применять их без пропусков и не лениться. Этот метод эффективен при любых страхах и панических атаках, независимо от причины.

«Страх нападает на вас, когда вы свободны, ничем не заняты – просто лежите на диване, смотрите телевизор. Или просыпаетесь вдруг среди ночи. Есть такая поговорка «дьявол знает, чем занять пустую голову». Страх всегда один и тот же, просто иногда он иногда «меняет одежду», и ищет точки, на которые надо нажать, чтобы вы побольше испугались.

Что в этом случае делать? Садиться на антидепресанты — это тупиковый путь. Это поможет на время, а потом наступит эффект качелей.

Бороться со страхом – бесполезно! С ним нужно подружиться, сделать его союзником».

По словам Дарьи Донцовой, работа со страхом занимает в среднем полтора-два месяца. Приемы, которые советует писательница, связаны с максимальной визуализацией.

«Как только подступает страх – идите туда, где вы можете остаться в одиночестве – в отдельную комнату или в ванную. И говорите: «Здравствуй, страх! Я рада, что ты пришел. Давай знакомиться».

Далее Донцова рекомендует представить в деталях, каков этот страх, придать ему некий облик. Это может быть какое-то животное, чудовище, даже инопланетянин.

После первой визуализации страх ненадолго уйдет. А когда вернется вновь – также уединившись, ему нужно придумать имя. «Каждый раз, как приходит страх, вы начинаете с ним играть. Так он из врага, из того, что нас мучает, делается для нас смешным.

И через несколько месяцев страх будет вызывать у вас улыбку. Навсегда он не пропадет – он будет приходить в тяжелые минуты. Но он перестанет быть таким пугающим», – говорит Дарья Донцова.

Не примеривайте на себя чужие диагнозы

У писательницы есть еще несколько советов для онкобольных.

Прежде всего, она не рекомендует изучать тематические форумы и тем более примерять на себя чужие диагнозы. Каждый случай индивидуален, убеждает звезда, и нет нужды строить предположения о своей судьбе по данным, которые касаются других людей.

«Вы же не подбираете чужое белье? Так зачем же применять к себе чужие диагнозы?».

Писательница также просит не зацикливаться на таком анализе, как онкомаркеры: по ее словам, сами по себе они не показательны, и судить о течении болезни может только врач по целой сумме факторов.

«Я уже 20 лет живу с повышенными онкомаркерами, и ничего. Просто такова особенность моего организма», — призналась Донцова.

Еще один совет: не ждать от врача информации о том, что наступило выздоровление, и уж тем более не требовать однозначных прогнозов.

«Онкологи не говорят: «Вы выздоровели. Даже мой доктор говорит мне спустя 20 лет: «Вы пока в ремиссии».

Дарья Донцова призывает избавляться и от других «прогнозов»: что человек после онкологической операции останется неполноценным, не сможет найти личное счастье или устроиться на работу и так далее.

А вот страх за болеющего онкологией близкого родственника, по мнению Дарьи Донцовой, это чаще не страх, а эгоизм.

«Спросите себя: чего я на самом деле боюсь? Что мой муж будет страдать? Что ему будет плохо? Или я боюсь, как я без него останусь? Оставьте в покое свой эгоизм и начинайте помогать вашему любимому человеку победить болезнь».

Дарья Донцова обещает время от времен повторять такие вдохновляющие эфиры в Instargam. О своем опыте она также рассказывает в программе «Я очень хочу жить» на телеканале «Спас».

О своем опыте проживания болезни Дарья Донцова говорит здесь:

Дарья Донцова — книги и биография

Дарья Донцова родилась 7 июня 1952 года в Москве в семье известного советского писателя Аркадия Васильева и главного режиссера Москонцерта Тамары Новацкой. Окончив факультет журналистики МГУ, два года провела в Сирии, занимаясь переводами с французского языка в Советском консульстве. После возвращения в Россию работала в газете «Вечерняя Москва», а затем в журнале «Отчизна».

Свою первую книгу написала в онкологической реанимации, чтобы хоть как-то отвлечься от болезни. Сейчас на счету писателя более 200 романов, суммарный тираж которых превысил 200 миллионов экземпляров! В 2009 году занесена в Книгу рекордов России как самый плодовитый автор детективных романов (100 детективов за 10 лет).

Каждая новая книга писательницы неизменно становится бестселлером. «Ее произведения помогают нам преодолевать жизненные трудности, заряжают оптимизмом!» — говорят читатели. По данным Российской Книжной палаты, Дарья Аркадьевна неизменно возглавляет список самых издаваемых авторов России.

Лауреат конкурса «Книга года», премий «Автор года», «Имя года», «Бестселлер года», имеет книжный «Оскар». В 2020 году по итогам опроса ВЦИОМ россияне в двенадцатый раз выбрали ее «Писателем года»! Произведения Дарьи Донцовой переводятся и издаются в странах бывшего СССР, Западной Европе и Китае. По ее романам сняты сериалы «Любительница частного сыска Даша Васильева», «Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант», «Виола Тараканова. В мире преступных страстей» и «Джентльмен сыска Иван Подушкин».

Неиссякаемый оптимизм Дарьи настолько заразителен, что многие читатели верят в то, что только ее совет поможет им решить проблемы. Ее романы называют «таблетками от депрессии», и многие уверены в том, что автограф автора приносит удачу. Дарья Донцова активно помогает людям, столкнувшимся с онкологическими диагнозами. В 2008 году она становится Послом международной благотворительной программы «Вместе против рака груди» в России.

В 2020 году приняла участие в социальной акции «Защити то, что тебе дорого», направленной в поддержку первой в мире вакцины от рака шейки матки. В 2020 году выходит ставшая абсолютным бестселлером книга «Я очень хочу жить. Мой личный опыт», написанная для поддержки онкологических больных и их родственников. Весной 2020 года в эфир телеканала «Спас» вышла одноименная программа, ведущей которой стала Дарья Донцова. Передача «Я очень хочу жить» — это очень честный разговор, исповедь самых обычных людей, тех, кто мужественно идет или уже прошел по дороге болезни. Это рассказ о том, как победить страх и начать свой путь к выздоровлению.

Донцова с успехом ведет программы на ТВ: «Раньше всех» (Первый канал), «Дешево и сердито» (Первый канал), «Ты нам подходишь» (Домашний), «Модный приговор» (Первый канал), «Я очень хочу жить» (Спас).

В сентябре 2020 года вышла первая детская книга Дарьи «Амулет добра» в серии «Сказки Прекрасной Долины». Каждая книга серии, помимо приключенческого сказочного сюжета, содержит поучительные мотивы, вплетенные в повествование без малейшей назидательности. Обитатели Мопсхауса вместе с читателями серии «Сказки Прекрасной Долины» учатся дружить, помогать близким, распознавать обман и предательство, строить планы и воплощать их в жизнь.

7 июня 2020 года, в честь дня рождения любимой миллионами читателей писательницы, Министр внутренних дел Российской Федерации В.А. Колокольцев подписал приказ о награждении Дарьи Донцовой медалью МВД России «За вклад в укрепление правопорядка».

Главное увлечение писательницы — животные. В ее доме живут пять собак — мопсы Муся, Фира, Куки и Жози, пагль Мафи, британский кот Сан Саныч и черепашка Ге.

Замужем за Александром Ивановичем Донцовым — доктором психологических наук, профессором МГУ, академиком РАО. У Дарьи трое детей: Мария, Дмитрий и Аркадий, и трое внуков: Михаил, Анастасия и Арина.

Все романы Дарьи Донцовой

На протяжении нескольких лет иронические детективы авторства Дарьи Донцовой пользуются неизменной популярностью у читателей. В них лихо закрученный сюжет сочетается с юмором и легкостью изложения. Они читаются на одном дыхании и с удовольствием.

Мало кто знает, но писать иронические детективы Дарья Донцова начала в тяжелый для себя период жизни. У нее обнаружили рак груди, женщина перенесла операцию и надежд на выздоровление было мало. Но ее стремление к жизни и сила духа помогло победить болезнь. В период восстановления после операции, чтобы хоть как-то занять себя Дарья писала книги. Позже они принесли ей популярность и она не стала останавливаться на достигнутом.

Родились Дарья Донцова в Москве. Настоящее ее имя Агриппина. Но оно известно только самым близким людям писательницы. Муж даже ласково называет ее Грушка. Девочка родилась в семье, где родители были напрямую связаны с творчеством. Отец был писателем, а мать — режиссером на Москонцерте.

Сначала родители решили направить все силы на музыкальное образование дочери. Но преподаватели сказали, что у девочки практически нет слуха и научить ее вряд ли удастся. Кроме того, Дарья не тяготела к точным наукам в школе. Абсолютно противоположная ситуация складывалась у нее с изучением иностранных языков.

После окончания школы Дарье пригодились эти знания. Она поступила на факультет журналистики в МГУ, а окончив его работала переводчиком в Сирии. Уже тогда девушка создала свое первое произведение. Но оно не имела успеха. Сейчас книги Дарьи Донцовой расходятся миллионными тиражами, а каждый новый детектив становится бестселлером.

Но эта хрупкая и одновременно сильная женщина не смогла бы справиться без помощи любимого человека. Чтобы быть по-настоящему счастливой и чувствовать себя защищенной, Дарье пришлось пройти несколько испытаний.

Два неудачных брака

Любовь пришла к Дарье, когда она была студенткой первого курса МГУ. На летних каникулах она поехала отдыхать в Коктебель и повстречала там молодого человека. Звали его Дмитрий Демин. Их любовь зарождалась под крики чаек и шум прибоя. Когда влюбленные вернулись домой после отдыха, то решили пожениться.

Они не стали затягивать с этим решением. Но вскоре стало ясно, что решение о свадьбе было поспешным. Отношения между супругами стали портиться. Прошла романтика и чувство влюбленности. Оба супруга понимали, что их союз не приведет ни к чему хорошему. Не спасла положение и новость о беременности Дарьи. Супруги подали на развод, так и не дождавшись рождения сына.

Второго мужа Дарья Донцова знала с момента своей первой свадьбы. Он был на ней свидетелем. Между ней и Борисом Капустиным возникли романтические чувства и они решили не противиться судьбе и создать семью. Вместе они прожили 7 лет.

В отношениях Дарьи и Бориса все складывалось хорошо. Но в один момент они поняли, что их больше объединяет дружба нежили любовь. Расставание супругов было тихим и мирным. После развода Капустин уехал жить и работать в Америку. Там он познакомился с женщиной, которая в последствии стала его женой, а Дарья встретила своего любимого мужчину.

Подстроенное знакомство и свадьба

Знакомство со своим третьим мужем состоялось при помощи лучшей подруги писательницы. Она решила, что Дарье пора снова создавать семью и подстроила знакомство с одним интересным мужчиной. Это был Александр Донцов. Подруга пригласила Дарью и Александра на ужин и усадила их рядом за столик. Но ожидаемого эффекта не произошло. Мужчина так не понравился Дарье, что они за вечер так и не обменялись даже парой фраз.

Но подруга не сдалась так легко. Вторая встреча с Александром произошла с писательницей у нее дома. Все было организовано так, чтобы мужчина остался ночевать у Дарьи. Он чувствовал себя неловко. Александр признался, что недавно развелся с женой и пока не собирается заводить новые отношения. Дарья тоже пока не собиралась снова идти под венец. Им удалось найти общий язык. После они пошли пить чай. Долго говорили и с того момента уже не расстаются более 35 лет.

Дарья признается, что ей очень повезло с мужем. Особенно она это осознала, когда боролась со страшной болезнью. Она мысленно готовилась к смерти, но при этом хотела, чтобы муж и их совместная дочь жили в любви. Дарья даже начала подыскивать Александру новую жену. Он с улыбкой смотрел на это и верил, что его любимая сможет победить онкологию.

Вера любимого человека и природный оптимизм действительно помогли справиться с раком. Дарья благодарна супругу, что он дал ей стимул жить, предложил ей писать иронические детективы.

Сейчас ее азарту и активной деятельности можно позавидовать. Дарья, несмотря на свой возраст, ведет активный образ жизни, занимается спортом, выпускает книги, в том числе и детские, участвует в организациях борьбы с онкологией. Приятно видеть такого энергичного человека, которого не сломали испытания на его пути, и радоваться, что она смогла найти любовь всей своей жизни.

Биография Дарьи Донцовой

Муж — Александр Донцов
Дети — Мария, Аркадий

Донцова Дарья Аркадьевна (р.1952) – российская писательница, мастер иронического детектива, телевизионная ведущая и сценарист, является членом Союза писателей России и Лауреатом многочисленных литературных премий. Среди авторов художественной взрослой литературы суммарный годовой тираж книг Донцовой уже несколько лет является таковым, что выводит её на первое место в России.

Рождение и семья

Настоящее имя писательницы Дарьи Донцовой – Агриппина Васильева. Она появилась на свет 7 июня 1952 года в Москве.

Её отец, Аркадий Николаевич Васильев, родился в 1907 году. В молодости работал в политической спецслужбе ОГПУ. Но потом занялся литературной деятельностью, трудился в редакциях издательств «Рабочий край», «Москва», «Крокодил», «Огонёк». В Московском отделении Союза писателей он работал на должности секретаря партийной организации. Его дебют в качестве писателя состоялся в 1949 году с выходом сборника фельетонов «Бархатная дорожка». В дальнейшем Васильевым было написано много рассказов, романов, сценариев и фельетонов, многие из его произведений экранизировались («Товарищ Арсений», «Понедельник – день тяжёлый»).

Мама будущей писательницы, Тамара Степановна Новацкая, родилась в 1917 году в польско-казачьей семье. Она работала режиссёром в Москонцерте, дружила со многими известными артистами, которых постоянно сопровождала на гастролях. Мама была очень жизнерадостным, тёплым и компанейским человеком. Тамара Степановна прожила 101 год, так что по этой линии у Дарьи Донцовой замечательная генетика долгожителей.

Дедушка по отцовской линии, Николай Васильев, трудился на ткацкой фабрике. Бабушка Агриппина, в честь которой назвали внучку, была поденщицей, мыла полы. Жили они очень бедно, порой не хватало средств не то, что на одежду, даже на пропитание. Но дедушка готов был вообще голодать, лишь бы купить в лавке дорогой керосин, карандаш и тетрадку. Он вёл дневники, причём делал это по принципу: что вижу, то пишу. А когда бабушка негодовала от того, что в доме есть нечего, а супруг снова купил тетрадь и карандаш, он спокойно отвечал ей: «Успокойся ты, Груня, я ведь не на выпивку или на курево потратился. Пойми, если я не стану писать, то заболею». Дед не имел образования, но при этом испытывал непреодолимую тягу к писательству. Всё это на генетическом уровне передалось их сыну Аркадию Васильеву, а потом и внучке Дарье Донцовой.

Дедушка по материнской линии был польским коммунистом, его настоящее имя Стефан Новацкий. Но так как он женился и стал жить в России, воевал вместе с Феликсом Дзержинским, то здесь ему дали русское имя – Степан. Бабушку звали Афанасия Шабанова, родом она происходила из богатой кисловодской семьи. В 1916 году бабушка с дедушкой поженились и уехали в Москву, где через год и появилась на свет мама будущей писательницы. В 1937 году дед был арестован и умер в лагерях, посмертно его реабилитировали. Он предвидел свой арест, поэтому заранее оформил развод, и его жену с дочкой не тронули.

Детство

Когда появилась на свет маленькая Донцова, её родители не были расписаны, так как отец ещё официально состоял в браке с предыдущей женой. Жили они все вместе с бабушкой Афанасией в бараке на улице Скаковой.

Это должен знать каждый водитель:  Porsche Macan S, BMW X4 против Audi SQ5 и Range Rover Evoque —

Когда Даше было два года, барак расселили, бабушка получила комнату в коммунальной квартире по улице Кирова. Но комнатушка была настолько маленькой, что жить там вчетвером не представлялось возможным. Поэтому бабушка с внучкой переехали в коммуналку, а родители жили в маленькой квартире, которую делили с советским писателем Виктором Шкловским. И лишь в 1957 году отец получил квартиру в новостройке неподалёку от станции метро «Аэропорт», куда наконец-то могла въехать вся семья.

С четырёх лет бабушка приучила внучку обливаться по утрам холодной водой. С тех пор уже на протяжении шестидесяти лет Даша не изменяет этой привычке, для неё это такая же необходимая процедура, как почистить зубы. Летом она даже добавляет в ведро с водой кусочки льда, а зимой может запросто выйти на улицу босиком и облиться стоя на снегу. Благодаря этому Донцова ни маленьким ребёнком, ни будучи взрослой женщиной, практически не знала, что такое насморк и простуда.

В 1959 году, когда Даша пошла в школу, её родители официально оформили свои отношения. Наряду со средней образовательной школой, Донцову хотели записать на занятия музыкой. Но преподаватели обнаружили у девочки полное отсутствие музыкального слуха. Мама с бабушкой были безумными меломанками и стали водить маленькую Дашу на театральные премьеры оперы и балета, на концерты в консерваторию, но девочка чувствовала себя там тоскливо.

Учёба

В школе Донцова не была авторитетной личностью для одноклассников. Да и училась она посредственно, точные науки осваивала с большим трудом. А вот гуманитарные предметы Даша любила, особенно хорошо ей давались иностранные языки, сейчас писательница отлично владеет французским и немецким.

Так как отец состоял в Союзе писателей СССР, Донцова все летние каникулы отдыхала в Переделкино, где часто проводила время со знаменитым детским писателем Корнеем Чуковским.

Литература увлекала Дашу безумно, да и генетика давала о себе знать. Даже когда в 1964 году девушка впервые побывала с отцом за границей (в ФРГ собирались издавать его книгу, и он был приглашён в эту страну), она привезла оттуда не шмотки и безделушки, а кучу детективных романов.

Поэтому не удивительно, что окончив школу, Донцова выбрала для дальнейшей учёбы журналистский факультет Московского государственного университета. В 1974 году она получила диплом о высшем образовании.

Трудовой путь

Даше было двадцать лет, когда умер её папа. А спустя месяц после похорон она родила первенца – сына Аркадия. С первым мужем отношения не ладились. Донцова ещё училась в университете и подрабатывала журналистом в «Вечёрке», иногда этой зарплаты не хватало даже на еду, бывало, что картошку приходилось покупать штуками, а не на килограммы. Но ей везло в жизни в том, что каждый раз, когда становилось очень плохо или почти невыносимо, судьба дарила встречу с хорошими добрыми людьми, которые помогали, подбадривали и вселяли надежду. Ведь порой бывает достаточно одного слова, чтобы перестать считать себя загнанным в угол человеком.

После окончания университета Донцова уехала в сирийский город Алеппо, где в течение двух лет работала при Советском консульстве переводчиком с французского языка.
Вернувшись в СССР, она семь лет трудилась в качестве журналиста в периодических изданиях – журнале «Отчизна» и газете «Вечерняя Москва».

С 1985 года Донцова стала зарабатывать частными уроками иностранных языков. За год до этого она написала своё первое произведение – повесть о сталеварах, но журнал «Юность» не заинтересовался её работой. На этом карьера писателя, который освещает подвиги трудового советского народа, закончилась.

Болезнь и победа над ней

Летом 1997 года Даша с семьёй и подругой поехала на отдых в Тунис. Через неделю она обнаружила, что её грудь перестала вмещаться в верхнюю часть купальника. Саму Дарью это обрадовало, и она поделилась новостью с подружкой, которая по профессии была медик. Однако подруга радости не разделила и посоветовала немедленно прервать отпуск и ехать в Москву на обследование к онкологу.

Но Даша отпуск прерывать не стала, а по приезде домой и вовсе забыла о совете подруги. К врачу она обратилась уже тогда, когда грудь начала сильно болеть. Вердикт ей поставили быстро: «Рак молочной железы». Началась бесконечная больничная череда – пункция, куча анализов, подготовка к операции, страшилки, которые рассказывали женщины под кабинетами, потом пришёл страх, что можно не проснуться от наркоза.

В конце концов, Даше сделали операцию, она прошла благополучно. Потом был реабилитационный период. Как говорит сама писательница, онкология – это своеобразная лакмусовая бумажка. Она помогает в полной мере проявиться характеру заболевшего и истинным качествам тех людей, которые больного окружают. Сейчас Дарья однозначно заявляет, что победу над этой страшной болезнью она разделяет со своими родными и друзьями, которые поддержали её в трудный жизненный период.

Именно эта болезнь круто изменила жизнь Агриппины Васильевой и сделала её самой знаменитой современной писательницей России ‒ Дарьей Донцовой.

Творчество

Когда Даша восстанавливалась после операции, муж принёс ей в больницу ручку и тетрадь. Чтобы отвлечься от мыслей об ужасной болезни, она стала писать. Всего за пять дней Донцова создала свою первую книгу «Крутые наследнички». А когда курс её лечения в онкологии подошёл к концу, к изданию было готово уже пять книг.

Её первые произведения были восприняты читателями на «ура», поэтому издательство «ЭКСМО», с которым начала сотрудничество Донцова, было заинтересовано в её новых работах. И они не заставили себя ждать.

Дарья пишет в жанре иронического детектива, героев своих произведений списывает порой с самой себя, с родных, знакомых, друзей.

Почти за двадцать лет писательской деятельности её творчество можно разделить на шесть циклов, в каждом из которых частные расследования ведёт новая детективная личность:

  • обеспеченная интеллигентная женщина Даша Васильева;
  • дочь генерала и оперной певицы Евлампия Романова;
  • репетитор немецкого языка Виола Тараканова;
  • сын советского писателя Иван Подушкин;
  • учительница русского языка и литературы Татьяна Сергеева;
  • студентка педагогического института Степанида Козлова.

Народ любит её книги за жизнерадостность и оптимизм, они учат доброжелательнее относиться к миру. За свои творческие достижения Дарья Донцова неоднократно становилась лауреатом премий «Писатель года», «Бестселлер года». Многие её произведения экранизированы.

Личная жизнь

Даша Донцова была замужем три раза. В первом браке она родила сына Аркадия, который на сегодняшний день уже давно и счастливо женат и порадовал маму внуком Никитой. Несмотря на рождение Аркаши, Дарья с супругом вскоре развелись.

Второй брак также не оказался счастливым.

В 1983 году Даша вышла замуж за доктора психологических наук, профессора МГУ, академика Александра Ивановича Донцова. В этом браке в 1986 году родилась девочка Маша. Дочь уже давно выросла, окончила МГУ, вышла замуж и подарила родителям ещё одного замечательного внука Мишу.

Донцова – безумная любительница животных. Постоянно в доме проживает несколько собак и кошек, а также звери становятся непременными героями её произведений. Особенно писательница обожает мопсов, их сейчас у Даши четыре, а также с ними живут кот и черепашка.

Секреты стройности

Донцова совершенно не стесняется своего возраста. Даша считает, что старость проявляется в ригидности. Это когда человек постоянно придерживается одной и той же жизненной схемы, не хочет узнавать что-то новое, потерял интерес к работе, путешествиям и друзьям, когда его всё вокруг раздражает. Главный принцип Донцовой – не допустить такого внутреннего старения. А внешние признаки возраста не так уж и страшны, тем более, что с ними можно побороться при помощи физических нагрузок.

Хотя до 45 лет Даша спортом не занималась вообще. Могла раз в неделю сходить в бассейн, но без особого энтузиазма. А после онкологического заболевания Дарье назначили приём гормональных препаратов, от которых она стала прибавлять в весе. И тогда в её жизни появились фитнес-клубы. И вот уже на протяжении двадцати лет Дарья обязательно три раза в неделю занимается фитнесом под руководством тренера. Её тренировка длится три часа, два из них это жёсткие упражнения с гантелями и штангой, и один час для растяжки мышц.

Донцова сидела на диете один раз в жизни, когда её вес достиг 75 кг после первых родов. С тех пор она полностью пересмотрела и поменяла свой режим питания: она просто что-то ест, а что-то нет. В её рационе нет колбас, свинины и говядины, сладостей. Зато в ежедневное меню писательницы входят курица и индюшка, сыр и творог, рыба. Хлеб ест редко и только бездрожжевой. А вообще Даша сделала для себя вывод, что толстеют люди вовсе не от еды, а от переедания. Если в течение дня у неё появляется чувство голода, то она борется с ним орешками, сухофруктами, бананом или кусочком натурального горького шоколада.

Даша открыто призывает всех: «Люди, занимайтесь спортом, каким угодно, хотя бы просто больше ходите и гуляйте!»

Истории Лаймы Вайкуле и Дарьи Донцовой, которые победили рак груди

Октябрь — всемирный месяц борьбы с раком груди. Ежегодно этот диагноз слышат 1,5 миллиона женщин , из них — 60 тысяч россиянок. Многие пациентки стыдятся этого диагноза , однако находятся те , кто не боится открыто говорить о своей болезни и борьбе с ней. Среди них певица Лайма Вайкуле , писатель Дарья Донцова и героини телепроекта TLC « Моя вторая жизнь».

Cosmo рекомендует

Самый трендовый джемпер сезона: лучшие модели в стиле 90-х для зимы-2020

Маникюр на Новый год-2020: как накрасить ногти на корпоратив самой

Лайма Вайкуле

Певица , 64 года

По статистике , при диагностировании рака груди на ранней стадии в 94% болезнь благополучно излечивается — именно поэтому врачи призывают женщин регулярно делать маммографию. Певица Лайма Вайкуле не подозревала ни о чем десятилетиями — именно поэтому , когда в 1991 году у нее обнаружили рак груди , прогноз медиков был крайне неоптимистичным: последняя стадия болезни , шанс на выздоровление — 20%.

Певица замкнулась в себе , отказалась от психолога , которого предоставляли в американской клинике , не призналась маме , из-за лечения не смогла даже приехать из США на похороны отца.

На всем пути борьбы ее поддерживал муж , продюсер Андрей Латковский. По словам певицы , после того как ей все-таки удалось победить онкологию ( удалением груди и облучением), она сильно изменилась. Артистка научилась ценить близких и стала более мягкой в суждениях и высказываниях.

В Кремле состоялась Церемония вручения музыкальной Премии « Золотой Граммофон»

Дарья Донцова

Писательница , 66 лет

Писательница детективов Дарья Донцова одна из первых и немногих российских знаменитостей , кто начал открыто говорить о раке груди. Она никогда не делала тайны из своего заболевания , спокойно рассказывая всем , кто спрашивал: да , у меня была онкология , да , было тяжело , но я справилась , сейчас все позади. Рак , по мнению Донцовой, — это просто болезнь , которая лечится , если ее вовремя распознать и начать принимать меры. Однако в начале пути , в 1998 году , она не была настроена так позитивно.

Профессор , к которому писательница попала на прием , предположила , что жить ей осталось месяца три. Страха смерти , по словам Дарьи , она не испытала. Зато осознала , что у нее трое детей , муж , пожилые мама и свекровь , а также домашние животные — есть те , ради кого жить. Донцова настроилась на победу. Как призналась позже , она знала , что не умрет.

Ей пришлось пройти через 4 операции , множество курсов химиотерапии , пять лет провести на таблетках и гормонах — причем в конце 1990-х , лекарства того поколения вызывали тошноту и слабость.

В интервью Дарья признавалась , что первые несколько книг она писала буквально в ванной из-за постоянной тошноты. Все это время ее держали на плаву мысли о муже и детях.

Истории героинь проекта TLC « Моя вторая жизнь»

Наталье Алтуниной из Усолья-Сибирского 44 года. У нее есть муж , маленькая дочь , 16-летний сын. 21 год Наталья проработала в администрации города , а последние 3 года занимала должность заместителя главы администрации по экономическим и социальным вопросам. В октябре 2020 года Наталья потеряла работу и практически одновременно с этим здоровье: ей диагностировали « рак молочных желез». Слово « повезло» здесь неуместно , но Наталье действительно удалось обнаружить болезнь на ранней стадии.

Наталья обратилась в иркутский онкологический диспансер , где ее отправили на химиотерапию. Она прошла 6 сеансов , чтобы уменьшить опухоль перед операцией. На третьей неделе у Натальи начали выпадать волосы — это произошло перед новогодним корпоративом. Наталье не хотелось делиться переживаниями с бывшими коллегами , поэтому она максимально взбила прическу , «заклеила» лаком , где это было возможно, — и пошла праздновать.

После завершения курсов химиотерапии , когда опухоль рассосалась , Наталью отправили на мастэктомию — удаление молочных желез. Из-за расположения опухоли в центре молочной железы и мутации гена , который предрасполагает к возвращению рака , врачи удалили и здоровую грудь тоже. Одновременно ей провели реконструктивную маммопластику.

Сейчас , глядя на свое тело , Наталья плачет только от облегчения и радости. У нее впереди завершающий курс химиотерапии.

Ирине Вишняковой 48 лет , она замужем уже 23 года , растит двух дочерей. Ирина всегда считала себя везучей , поэтому диагноз « рак молочной железы» прозвучал громом среди ясного неба. Это была случайность: обследования не выявили ничего подозрительного , и только гинеколог , ощупывая грудь Ирины во время стандартного осмотра , слишком сильно сжала сосок — и из него потекла кровь. Маммография и биопсия подтвердили опасения: рак груди второй стадии , карцинома.

Ирина с мужем Олегом начали изучать возможности лечения за рубежом , однако консультация врача убедила их остаться в иркутском онкологическом диспансере. Ирине была назначена предоперационная химиотерапия. Волосы не выпадали до самого последнего сеанса , но в одно утро Ирина провела рукой по голове — и на ладони остался целый клок. Олег сказал: «Пойдем тебя побреем». Это был один из самых эмоционально тяжелых моментов лечения.

К сожалению , в случае Ирины не удалось совместить удаление и реконструкцию груди из-за лучевой терапии , которая последовала после мастэктомии. Грудь с имплантом нельзя облучать , поскольку он может деформироваться , поэтому целый год после удаления молочной железы Ирина ходила с протезом. Ситуацию омрачала и невозможность вернуться к привычной жизни. Так , Ирина не могла ходить в бассейн , поскольку в их городе нет залов с закрытыми кабинками , где можно переодеться , не привлекая внимания.

Через год Ирина прошла лучевую терапию и восстанавливалась. Перед реконструкцией груди необходимо было провести контрольное обследование , чтобы убедиться , что рак отступил. Остеогаммасцинтиграфия ( сканирование костей) выявила очаг в области переднего отрезка второго ребра справа , хотя онкомаркер и лабораторные показатели были в пределах нормы. Ирине назначили дополнительную томографию , и это стало очередной проверкой на прочность , ведь все могло начаться заново. К счастью , все оказалось в порядке , и хирург допустил Ирину до операции.

«Победить рак нелегко, — говорит в проекте TLC онколог Виктория Дворниченко. — Однако не надо бояться искать рак. Надо бояться не найти его вовремя». Возьмите за привычку регулярно посещать маммолога и смотрите вдохновляющие истории сильных женщин в программе « Моя вторая жизнь» на TLC по воскресеньям в 22:00.

Дело о плагиате Дарьи Донцовой

На пресс-конференции шутили, что вскоре в прессе появятся статьи с заголовками «Cognitive поймала Донцову на плагиате», хотя всем было понятно, что имя Донцовой всплыло не из стремления восстановить литературную справедливость: история с писательницей выбрана в качестве приманки. Дело в том, что компания Cognitive Technologies, проводящая исследования в области лингвистики и искусственного интеллекта (стандартные задачи: поиск документов, рубрикация, анализ и распознавание текстов, автоматический перевод), в качестве побочного и промежуточного результата разработок создала систему определения авторства текста.

Не то чтобы это новое слово в науке: если порыться в интернете, вы можете найти сотни систем «антиплагиата», предлагающих преподавателям узнать, не взята ли курсовая, вызывающая подозрительное deja-vu, из базы рефератов.

Что уж говорить о научных институтах, в которых, возможно, уже давно изобрели искусственный разум, справляющийся с задачами намного более сложными, но их создателям просто не хватило пиар-фантазии для созыва пресс-конференции с презентацией программы посредством определения подлинности текста Донцовой.

В любом случае, то, что вы можете найти в сети, — довольно примитивные системы, которые вряд ли справятся с задачей, если текст переработан. Cognitive Technologies уверяет, что их программа анализирует не только синтаксис и грамматику, но и стилистику, и даже сюжет. В качестве первого примера был приведен следующий случай. Берется басня Крылова «Ворона и лисица» и переписывается слово в слово, только с заменой главных действующих лиц. Вместо вороны — корова, вместо лисицы — синица, а вместо сыра — сервелат. То есть объекты изменились, а значит, стандартный «антиплагиатор» не признал бы сходство, тогда как демонстрируемый анализатор показал, что близость текстов чрезвычайно велика.

Это должен знать каждый водитель:  Америка наступает тест-драйв Studebaker Dictator 1928

Далее, поигравшись немного с классикой (оказалось, Достоевский с высокой вероятностью ничего не крал у Крылова), перешли к сравнению текстов Черского и Донцовой.

Предыстория такова: в мае этого года редактор журнала Maxim Игорь Черский обнаружил, что его рассказ «Вспоминая Оксфорд», опубликованный в журнале «Карман» в 2000 году, а до этого — в одной из конференций Экслера в сети ФИДО в 1998 году, в несколько измененном, но узнаваемом виде присутствует в 19-й главе книги Донцовой «Жаба и кошелек». Трудно предположить, что Донцова — заядлая фидошница, и, возможно, она действительно не знает о существовании журнала «Карман» (именно на это, в частности, напирает издательство «Эксмо», защищающее детективщицу от нападок). Но история Черского уже давно разошлась по интернету, превратившись из частного рассказа в хохму с анекдот.ру, поэтому прочесть ее можно было где угодно.

Причем как только началась эпопея с Черским, тут же всплыла масса других эпизодов: утверждается, что добрая часть книг, которые Донцова пишет стахановскими темпами, построена на переработке анекдотов и чужих историй. Пользователи сети превратили это в своебразное хобби — отыскать, что и откуда «украла» Донцова, для этого даже был создан даже сайт http://www.dontsova.org/, где, помимо открытых писем, публичных реакций и отрывков из интервью, выкладываются подозреваемые в плагиате куски из произведений Донцовой. Помимо ЖЖ и анекдот.ру, Донцова, по мнению блюстителей авторских прав, вдохновлялась Беляевым, Чапеком и Хмелевской.

Но дальше угроз и разговоров дело не пошло, иск так и не был предъявлен, а последняя запись на сайте датируется 7 июня.

Так вот именно эту анекдотическую историю (кто знает, может, она обнаружится в новой книге Донцовой) вытащила Cognitive Technologies, чтобы продемонстрировать мощь созданной ими программы. По результатам сравнения выяснилось, что: а) злополучный отрывок очень близок к тексту Черского; б) этот кусок по стилю больше похож на рассказы Черского, чем на другие книги Донцовой; в) детективы Донцовой вообще друг на друга мало похожи, меняясь от книги к книге.

Сравните два абзаца. Вот Черский: «Картина хлебом с маслом: в наш офис приезжает безумно крутой кавказец с двумя телохранителями и сыном. Сыну — 15 лет. Папа хочет, чтобы он учился «в Оксфорде на адвоката». Hу, нахожу в компьютере все материалы по оксфордским учебным заведениям, называю приблизительную цену. Папу все устраивает. Отправляю факс, получаю ответ с точной суммой. Причем оплачивать можно частями, за каждый семестр. Папа говорит, что лучше он сразу оплатит весь курс обучения, потому что завтра его могут убить, а сыну надо учиться. Сумма огромная, поэтому я пытаюсь устроить сыну мини-тест, чтобы определить глубину его познаний. Сын молчит. Папа орет, что мальчик учился на одни пятерки (не сомневаюсь, тем более что папа наверняка купил ему школу). ОК. Папа оплачивает весь курс. Мальчик летит в Англию. »

Донцова:
». Однажды в эту контору явилось лицо кавказской национальности, обвешанное золотом и окруженное телохранителями. С ним пришел сынишка, паренек лет семнадцати, весь в прыщах, самого противного вида. Лицо заявило, что желает отправить отпрыска в Сорбонну учиться на адвоката. Поскольку мне с каждого оформленного на учебу ребенка «капала» определенная сумма, я с жаром взялась за дело и сообщила примерную стоимость обучения, на мой взгляд, несуразно огромную.
Чтобы сразу не отпугнуть кавказца, я сказала:
— Можно платить по частям, за каждый семестр отдельно.
«Лицо» покачало головой:
— Нэт. Мэня убить могут, отдам дэньги сразу.
Сразу, так сразу, кто бы спорил, но не я. Но сумма-то бешеная, и я опрометчиво предложила:
— Давайте сейчас устроим мальчику небольшое испытание. Сорбонна присылает тесты, чтобы абитуриенты могли проверить свои знания. Кавказец обозлился и начал орать, что его сын учится на одни пятерки, ни на какие идиотские вопросы он тут отвечать не станет, и швырнул мне на стол дневник, весь усеянный пятерками.
Я тактично промолчала, но в глубине души была абсолютно уверена, что любящий папочка купил ради сыночка всю школу на корню. Парень оформил документы и улетел».

В данном случае никакой машины не требуется, достаточно беглого взгляда на текст. Однако доверять программе юридические решения все же несколько боязно: все писатели — плагиаторы в том смысле, что постоянно вдохновляются увиденными и услышанными историями, чужими жизнями и опытом. А ну как после тщательного разбора честных авторов не останется вовсе? Шекспир — и тот писал свои пьесы, опираясь на народный фольклор, а что говорить о постмодернистах.

Создатели программы предлагают использовать ее и в науке — определение подлинности и авторства исторических документов позволит уточнять датировки и события. На первый взгляд — это применение безобиднее, но ведь ошибка в трактовке истории может иметь последствия не менее, а то и более глобальные, нежели ошибка в деле об авторском праве. Впрочем, недоверие искусственному интеллекту — обычная штука, на пресс-конференции спрашивали: ну вы же понимаете, что человек всегда сравнит тексты гораздо лучше машины? Когда-нибудь искусственный интеллект за все отыграется, но пока ему не очень-то доверяют.

Дарья Донцова рассказала «Еде» о том, как победила рак

Известная российская писательница Дарья Донцова пристально следит за своим питанием. Ведь не болеть, не толстеть и жить дольше хотят все. Кроме того, Дарья – прекрасный пример того, как можно не спасовать даже перед самой страшной болезнью и даже найти в ней силы для новых свершений.

— Что вы испытали в тот момент, когда узнали страшный диагноз «рак груди»?

Ну, во-первых, диагноз не страшный. Это просто диагноз. Я очень не люблю, когда к онкологии журналисты моментально автоматом приделывают. ставится такой вагон: страшный, ужасный, неизлечимый, кошмарный. Нет, это просто болезнь. Это просто болезнь. И на этом свете есть намного больше и страшнее болезни, чем онкология. Это болезни, которые не лечатся вообще. От них, человек вот если заболел, то уж точно умрёт. С онкологией такого, по счастью, нет. Какие эмоции испытала? Самые нерадостные. Честное. честное слово. Ничего хорошего. Никаких приятных эмоций никто, узнав, что у него онкология, никогда не испытывает.
Вы знаете, я была такая умная девушка, я была настолько умна, что никому не следует повторять мой опыт. У меня всё болело где-то бы, наверно, полгода. Надо было бы пойти к врачу, раз у тебя болит! Но я же советская девушка бывшая. Я поэтому решила: ну, я, может быть, потом пойду.

«Онкология, четвёртая стадия. Жить вам осталось два месяца» Я сижу, думаю: это шутка, да? Это как это так вот мне жить осталось, такой распрекрасной, два месяца?

Ну, у меня очень сильно заболела грудь с левой стороны. Болела и болела. Знаете, бюст вырос. У меня, девушки с минус первым размером, вдруг такой красивый бюст шикарный появился. Я, дурочка, обрадовалась своей такой невероятной красоте. И мы поехали с моей подругой хирургом и с моим мужем отдыхать в Тунис. И мы оказались с подругой в одной раздевалке. Ну, мы переодеваемся – она на меня посмотрела (она хирург оперирующий), так изменилась в лице, говорит: «Что это?» Я говорю: «Представляешь, у меня вырос бюст в 45 лет!» И она сказала: «Немедленно возвращаемся в Москву ближайшим самолётом» Ну, как «возвращаемся в Москву»? У нас дети, мы оплатили путёвку. Я осталась там ещё на десять дней. Приехала в Москву, пошла к доктору. Доктор меня посмотрел, сказал: «Ну, что могу сказать? Онкология, четвёртая стадия. Жить вам осталось два месяца». Я сижу, думаю: это шутка, да? Это как это так вот мне жить осталось, такой распрекрасной, два месяца? Такого просто вообще не может со мной быть. Вот такая была ситуация не очень приятная.

— Что произошло дальше? Как вы справились с болезнью?

Я вышла от этого доктора вся в слезах и соплях. Я у него в кабинете не зарыдала. Но когда я оттуда вышла. Солнышко светит, погода хорошая. Смотрю: люди ходят. Думаю: батюшки, а мне умирать через два месяца. Вообще как-то в голове не умещается. И я начала рыдать. Значит, рыдала я с такой силой – знаете, я вам даже объяснить не могу. Я села в автобус, чтобы ехать домой. А автобус – остановка «Онкологическая больница». И тогда ещё кондуктор. вот как-то там надо было пробивать таким компостером. А это нужно было билетики купить у водителя. Я роюсь, не могу найти. Он смотрит на меня, говорит: «Я вас так повезу». Он понял: я рыдаю, онкологическая больница, что-то со мной не так. Боже мой, это был какой-то ужас.

Я добралась до дома, села у нас там в садике неподалёку от дома, и просто вот, знаете, просто я в полных слезах. Думаю: куда деваться, куда деваться? Потом немножко мозг на место встал. Я думаю: так, у меня трое детей; ладно, мальчишки большие, им по 20; а дочке-то 12. Очень нехорошо. У меня мама и свекровь. Я их очень любила. Они были очень вредные. Кому мои вредные старухи-то понадобятся, правильно? А муж у меня, в общем-то, молодой, ему пятидесяти нет – доктор наук, профессор. Он долго проживёт один? Нет вопросов – какая-нибудь аспирантка подберёт. И что будет тогда с моими детьми, с моими тремя собаками, кошкой, с двумя моими старухами? Как к ним эта женщина отнесётся? Мне стало страшно.

И тут-то я вспомнила, что у меня есть подруга Оксана, с которой мы в Тунис ездили, ближайшая подруга. У неё три собаки, сын – ближайший приятель моей дочки Маши. Оксана – замечательная женщина: готовит, стирает, убирает и не замужем. Я рванула к ней. Приехала, говорю: «Степаныч, ты должна выйти замуж за Александра Ивановича». Надо отдать должное Оксане. Она так на меня посмотрела, говорит: «Ой, я согласна. Только давай сначала обсудим почему». И втащила меня к себе на кухню. Ну, тут уж, конечно, я ей всё рассказала, всю правду. Она мне ответила, что врач, у которого я была – дальше те слова, которые нонче запрещено произносить на телевидении, но каждый понимает, что она мне сказала: что диагноз так не ставят, что нужно ехать к нормальному специалисту.

Я самое интересное вам не сказала. Сказавши мне, что мне осталось жить два месяца, доктор мне сказал, что можно рискнуть, сделать операцию. Но это мне будет стоить: ему столько, анестезиологу столько, медсестре столько. Мне выложил калькуляцию. А у нас денег тогда было не ахти, и вообще как-то не очень мы были богаты. Она мне сказала: «Давай-ка ты поедешь к моему доктору Игорю Грошеву. Я с ним вместе работала». И отправила меня в 62-ю городскую больницу. Там уже был другой разговор. Там был молодой доктор, с которым я сейчас очень близко дружу, вот, работающий на потоке (три операции в день), который мне сказал, что ситуация, да, на самом деле сложная, но мы можем как-то каким-то образом с ней побороться. «Давайте будем лечиться» — сказал он мне.

Я вдруг вспомнила эти занавески. И думаю: я умру – они мои занавески снимут. И вот это вот было окончательным решением пойти на операцию.

И как-то у меня, знаете. как-то я духом воспряла. Но окончательно меня сподвигли на это лечение занавески. Я, знаете, перед тем как мне диагноз сказали, я сшила сама новые занавески и повесила. И меня все отругали: и муж, и дети, и мама со свекровью. «Темно, надо снять и другие повесить!» Я упёрлась: «Мои занавески – дорогие — ни за что не сниму!» Понимаете меня, да? И в какой-то момент, когда вот было очень плохо, я думала: может, не делать операцию; ну, что – мне так мало жить осталось; зачем мучиться? Да? Я вдруг вспомнила эти занавески. И думаю: я умру – они мои занавески снимут. И вот это вот было окончательным решением пойти на операцию. Понимаю, что смешно. Но тем не менее.

— Как раз в больнице вы и начали писать. Как вас болезнь привела к этому занятию?

Ой, вы знаете, это очень, на самом деле, для меня сложный вопрос. Потому что я всегда очень честно отвечаю на все вопросы: сколько я вешу, что я ем, сколько у меня своих зубов, сколько имплантов – пожалуйста. У меня нет стопора. Я вам всё расскажу. Но в отношении книг. Во-первых, я не знаю, откуда они берутся. Не надо меня об этом спрашивать. Я сама не знаю. А с книгами, которые получились первыми. Я поселилась в палате реанимации. У меня было несколько операций. Обычно там люди лежат два-три дня и уезжают в другую палату. А я там жила. Потому что меня оперировали, потом увозили на другую операцию, опять возвращали, опять увозили на операцию. Меня как-то не уносили. не увозили.

А реанимация – она внеполовая. У вас, как мужчины и женщины, вы лежите вперемешку голые, все, значит, на трубках. В один прекрасный день со мной оказались два дедушки. И вот эти дедушки через меня начали переговариваться: мы умрём, нам так плохо. А я твёрдо тогда уж решила, что я-то умирать не стану. «Нам так плохо, у нас всё болит!» Я обозлилась, говорю: «Дедушки, не хотите ли вы замолчать?» Один мне говорит: «Лучше ты помолчи! У меня онкология!» Я говорю: «Здрасте! А я здесь с прыщами, значит, лежу. У меня то же самое, что и у вас. И вот посмотрите на меня вообще. Я вся в шрамах. Помолчите, бога ради» Нет! Они ныли и стонали.

Онкология на самом деле – это удача, это ваш шанс изменить свою жизнь. Почему человеку даётся онкология? Онкология – она ему даётся, для того чтобы человек в своей жизни успел поменять.

И так мне надоели, просто до полусмерти. Я пожаловалась мужу утром. А вечером он мне приносит такую книжечку «Двенадцать подвигов Геракла», стопку бумаги и ручку. Не знаю, как выпросил разрешение – нельзя ничего в реанимацию. И сказал мне: «Ты же хотела писать книги». А я это вообще не помню, что я хотела писать книги. Я журналисткой была. «Пиши!» Сунул мне ручку и ушёл. И вот знаете: ночь; эти противные дедушки заснули наконец. Им там вкололи что-то, чтобы они замолчали. А я, значит, полусижу в этой кровати и думаю: хм, как люди-то книги пишут? Я же журналистка. Тема есть – я пишу. А темы нет – как я буду писать? И вдруг, знаете, так откуда-то сверху (я понимаю, звучит очень смешно) падает фраза: ты четыре раза выходила замуж и каждый раз счастливо. Опа! Всё. Вот как я её написала – вот я не могу остановиться 18-й год подряд. Всё. Не спрашивайте, откуда. Такое ощущение, что открыли ворота, и как-то вот так это полилось.

— То есть онкология – это не приговор?

Нет. Если говорить абсолютно серьёзно. Онкология на самом деле – это удача, это ваш шанс изменить свою жизнь. Почему человеку даётся онкология? Онкология – она ему даётся, для того чтобы человек в своей жизни успел поменять. Вот представьте себе: маленький ребёнок идёт к открытому люку (вот горячий, с кипятком — водой). Идёт. Он не понимает, что впереди горячий люк. И кто-то в этот момент какой-то человек подбегает и бросает его на землю, чтобы ребёнок не пошёл дальше. Ребёнок ушибается, ему больно, он плачет. Правда? Но его спасли от большей беды: он не свалился в яму с кипятком. Вот онкология – такое вас сшибание, чтобы вы не упали в эту яму с кипятком: меняйся, изменяйся, делайся другим, делайся лучше, делайся добрым, милосердным, делайся человеком, который не приносит другим зла, пытайся каким-нибудь образом измениться.

Это должен знать каждый водитель:  Два плюс пять равно четыре история разработки ВАЗ-2104

У меня огромный контакт с онкологическими больными. У меня сейчас в телефоне около тридцати женщин, которые мне звонят, которым операции, им плохо, им страшно. Я с ними разговариваю, объясняю им, как себя вести перед операцией или после. На улице просто подходят, я телефон даю. Вот когда я начинаю говорить, что надо измениться, меня обычно спрашивают: как? Я не могу подсказать, как. Путь находит каждый сам.

Беда состоит в том, что для многих людей болезнь делается главной в их жизни. У них никаких таких, может быть, событий каких-то интересных. Вдруг он заболел – он в центре внимания. Вот представьте себе: женщина такая – Марь Иванна – работает в бухгалтерии в маленьком городке, маленькая зарплата, двое детей-подростков, свекровь, которая не очень любит, муж, который выпивает. Да? Что у неё в жизни было интересного? Она в принципе никому не нужна. Её никто не любил, особо не хвалил, денег больших не платил. Вдруг она заболевает онкологией. Добрые коллеги сажают её в центр комнаты (она же простынет у окна). Начальник выходит из комнаты: «Маша, какой отчёт прекрасный написала!» Отчёт, как всегда плохой, но он хочет её поддержать. Дети пугаются, что мама болеет, начинают носить тройки. Муж – ба. в субботу не напился! Ему жалко жену. И у свекрови прикусывается язык, потому что вдруг невестка умрёт – сын приведёт другую; навряд ли она будет лучше. А вдруг вообще эту бабку выгонит? Понимаете, да? И эта Маша получает огромным куском любовь и внимание, которого у неё не было всю жизнь. Из-за чего она его получила? Из-за болезни. Она хочет выздороветь? Нет! Это самая огромная проблема в онкологии. Как её ни лечи – она не будет выздоравливать. Она будет всем говорить: я хочу выздороветь! Она будет пить таблетки. А внутри подсознание ей будет говорить: нет, Маша, тебе этого не надо, потому что ты опять будешь сидеть у окна, тебя опять будет ругать начальник, а муж опять будет пить по субботам.

Eсли у человека четвёртая стадия – рак с метастазами – то я всегда объясняю, что сейчас есть такая химиотерапия, такие лекарства, которые продляют жизнь на года.

Вот это вот самая огромная проблема в онкологии – объяснить человеку, что ему на самом деле надо, надо выздороветь. И другая крайность – когда человек требует от близких, окружающих невероятного внимания к себе. Это тоже очень плохо. С болезнью нужно жить, как с собакой. Вот вы утром встали, собаку покормили, выгуляли её, потом сказали: дорогая собака, ты осталась дома, я ушла на работу. Весь день работали. Вернулись – о собаке подумали. То же самое с болезнью. Утром встали, покормили её таблетками, я не знаю. похныкали в ванной: о, моя бедная болезнь, моя несчастная; какая я бедная! Вытерли сопли, оделись, ушли на работу. Работали, весь день были заняты. Вернулись домой: муж, дети, мама там. Да, вечером легли, покормили собаку-болезнь таблетками, погладили её по голове – ох, какая я бедная-несчастная – и заснули. Надо так спрессовать день, чтобы у болезни не было времени палец всунуть между вашими делами.

— Что вы говорите, когда вам звонят женщины, которые тоже заболели?

Я первым делом говорю, что всё будет хорошо. Это раз. Во-вторых, я объясняю, что онкология лечится. Это два. В-третьих, если у человека четвёртая стадия – рак с метастазами – то я всегда объясняю, что сейчас есть такая химиотерапия, такие лекарства, которые продляют жизнь на года. На года. Недавно совершенно в России был зарегистрирован один препарат, которые люди, больные и за которыми наблюдали, клинические были испытания – четвёртая стадия, онкология, рак груди, метастазы – восемь-девять лет люди живут с применением этого лекарства. Это буквально прорыв сейчас в онкологии. Так что держитесь, пожалуйста, мои дорогие. Я объясняю, что человек сам себя отправляет на тот свет чаще всего унынием, какими-то нехорошими мыслями. Это всё нужно гнать.

Я знаю женщину, которую. она просто уже была неходячая. Но её подняли кошки. Она лежала дома в кровати одинокая. К ней ходила служба: и волонтёрская ходила служба, и «Красный крест». Но в какой-то момент там случилась какая-то нестыковка. Кто-то ушёл в отпуск, и они забыли. Такое бывает. Она не могла встать. Она лежала в кровати, она не могла пошевелиться. То есть почти была парализована год с лишним. А у неё две кошки. И кошки стали кричать. Кошки хотели есть, полный лоток. Кошки кричали день, другой. Она уже приготовилась к смерти. Она понимала, что никто не придёт. Ну, забыли про неё. На третий день ей стало жалко кошек. Она свалилась с кровати – скатилась – и поползла на кухню.

То есть она ползала несколько часов по этой кухне. по квартире своей по маленькой. Легла спать на полу, она не могла залезть на кровать. На следующий день она встала на колени, пошла. Когда через неделю «Красный крест» с участковым пришёл вскрывать квартиру, думая, что всё плохо, «труп» бойко в ванной что-то там пытался мыть. Её увезли в больницу. Вот удивительное дело – она выздоровела. Вот так вот кошки поставили на ноги. Понимаете, в чём дело? Надо что-то найти, за что уцепиться.

Что я могу посоветовать? Я могу посоветовать не ходить на онкофорумы. Мои мечты – их закрыть. Потому что там 90% истерических кликуш, которые просто пишут неправду. Просто пишут неправду. Во-первых, зачем вам медицинская информация о вашей болезни? Вы что, поймёте, что такое резекция по Пейти? Да в жизни никогда! Поэтому не надо вам этого. Не нужно. Во-вторых, даже если вы какую-то информацию получите, вы не сумеете её совместить, и у вас в голове будет компот. Не верьте дамам, которые пишут, что им отрезали всё, включая голову; и поэтому они умирают. Ну, они там сидят по пять — по шесть лет, совершенно не умерли. А голову им точно отрезали. Иначе бы они не писали эти глупости. В своё время мы с одним очень крупным онкологом просто стали проверять. Там некоторые женщины писали, что они в такой-то больнице оперировались, им не помогли, их изуродовали и всё такое прочее. Мы их проверили. Это неправда. Карточки больных хранятся более тридцати лет, а потом отправляются в общий архив. Ни одна из этих женщин, которая рассказывала о страхах и ужасах, никогда не лежала в этой больнице. Понимаете, в чём дело?

Я бы хотела сказать нашим телезрителям по поводу онкологии. Дорогие мои, любимые! Я очень не люблю фразу «посмотрите на меня». Я её никогда не говорю. Но в данном случае посмотрите на меня, пожалуйста. Я не самая умная, я не самая красивая, не самая удачливая. Я такая же, как вы все. И мой организм, как анатомический организм, он работает так же, как организм Маши из Питера, Кати из Соликамска, Веры из какой-нибудь маленькой деревни. Моя печень работает, как ваша печень; моё сердце – как ваше сердце. Если меня – не самую умную, не самую красивую, не самую удачливую – подняли из четвёртой стадии онкологии, что мешает выздороветь вам?

— Что делать, чтобы вовремя узнать о болезни?

Нужно проходить диспансеризацию раз в полгода-год. Я сейчас имею в виду рак груди. Каждой женщине нужно обязательно пойти к доктору. Когда-то в советские года были смотровые кабинеты. И мы, женщины, ненавидели эти кабинеты, потому что раз в год начальство обязывало нас пойти к гинекологу. Боже, мы его терпеть не могли. Но сколько в этих кабинетах было найдено случаев онкологии! Поэтому они играли очень хорошую роль. Но теперь надо самим думать о своём здоровье. Поэтому, пожалуйста, раз в полгода, раз в год, в зависимости от ситуации, которая в вашей семье. Не надо впадать в канцерофобию. Нужно просто как-то разумно подходить к своему здоровью. Хорошо. Раз в полгода сходили к врачу. Худейте. То, что касается онкологии женских органов. Имейте в виду, пожалуйста, что очень у многих женщин гормонозависимая опухоль бывает. Держите себя всегда в форме. Речь идёт не о внешней красоте. Речь идёт о вашем здоровье. Перестаньте есть копчёное, жареное, жирное. Перестаньте лопать майонез – это совсем невкусно. Перестаньте есть кетчуп и всякие разные. знаете, консервы такие: консервы-консервы! Не ешьте шпроты. Давным-давно известно, что их коптят с помощью вещества, которое, предположительно, может вызвать некие онкологические заболевания. Относитесь аккуратно, пожалуйста, ко всему тому, что вы тащите в рот. Потому что еда – это не просто слопанный пирожок. Это нечто, что вы засунули в свой организм, а оно потом бродит по кровеносной системе у вас, и не известно, что это вам всё притащит. Поэтому займитесь, пожалуйста, здоровым питанием. Занимайтесь спортом, пожалуйста.

— Значит, питание тоже важно?

Книжка у меня написана. Называется «Я очень хочу жить». Книжка написана специально в помощь онкологическим больным. Там очень честно и откровенно рассказано всё, что со мной было в течение этой болезни, в течение всех вот пяти лет, которые я лечилась. К сожалению моему огромному, у этой книги невероятный тираж. Другое дело – что гонорар от неё поступает в благотворительный фонд. Но дело не в этом. А дело в том, что я, как писатель, должна была бы радоваться, да, повышению тиража. Ан нет! Вот мне очень хочется, чтобы в один прекрасный день мой редактор мне сказала: всё, мы её убрали; она больше никогда не будет выходить; все выздоровели. Но к сожалению, нет. С другой стороны, человечество когда-то погибало от чумы, холеры, проказы. Да, эти все болезни ушли в прошлое. Возможно, очень скоро в прошлое уйдёт и онкология.

— И о питании. Что вы едите, что делает вас привлекательной и всегда здоровой?

Скорее, чего я не ем. Перевернём вопрос наоборот. Я не ем колбасу и все колбасные изделия, которые только существуют. Я не ем красное мясо. Я вообще мясо не ем. Если мне придёт в голову что-то такое мясное, то, скорее всего, это будет курица. А тут же начинаются вопросы, где беру белок. Творог, орехи – идеальные совершенно, так сказать, поставщики белка. Если я буду есть сливочное масло, то я слопаю его не более 15 граммов в день – это физиологическая норма человека. Надо мной смеются иногда люди, которые узнают, что я считаю орехи. Я, знаете, вот так вот? Берёшь так вот орехи, начинаешь есть. Всё хорошо, они очень калорийные. Поэтому я считаю: два грецких ореха, восемь кешью, немножечко кедровых орехов. Я стараюсь не переедать. Я понимаю, что у меня нехорошая генетика. У меня был очень полный отец – несколько инсультов было у папы. Я, честно говоря, не очень хочу превращаться в кучу. На моём седьмом десятке, если я буду толстая, рыхлая, если я не буду заниматься спортом, и если я буду есть обожаемые мной пирожные со взбитыми сливками – оно будет мне не очень хорошо. Я не ем после шести вечера, просто потому что мне тяжело ложиться спать с набитым желудком. Утром ты встанешь – ты поросёночек: глазки щёлочки. Понимаете, да?

— Какие продукты вы считаете самыми правильными?

Я могу говорить только про себя. Капуста брокколи, цветная капуста – овощи. Для меня это все овощи. Для меня это жирная морская рыба (дешёвая, кстати, скумбрия). Прекрасная, замечательная рыба, стоит две копейки. Очень хорошая. Только не консервированная, а такая. живая – не копчёная, не солёная. Покупайте сырую скумбрию, запекайте её в духовке. Совершенно идеальная вещь.

Овощи. Фрукты не все. Ну, в принципе могу, наверно, любые съесть. Просто там я немножечко осторожна с бананами. Я их ем перед фитнес-тренировкой. Два банана – и, значит, энергия зашкаливает, можно толкать свои штанги. Так. Что я ещё люблю? Творог, кефир, йогурт. Молочные продукты у меня нормальной жирности, потому что я очень хорошо знаю, что для того чтобы в обезжиренных продуктах был вкус. Вы не съедите обезжиренный йогурт. Он отвратительный на вкус, поверьте. В него производитель добавляет очень много сахара. Иногда пишут: без сахара. Отлично! Значит, там сахарозаменитель. Он убивает печень. Ешьте лучше сахар, чем сахарозаменитель. Оно вам полезней будет. Что ещё? Сухофрукты. Только не надо лопать килограмм кураги, думая, что она очень полезная. Она тоже очень калорийная на самом деле. Сухофрукты. Потом что у меня ещё? Геркулесовая каша – я редкий человек, который её обожает. Сейчас идёт пост. Я лишена своей геркулесовой каши на молоке – вот это самое тяжёлое для меня испытание в пост. Сыр ещё.

— Как вы относитесь к капусте?

Для меня важно, потому что абсолютно все капусты признаны онкологами едой, которая защищает от онкологии. Поэтому я капусту ем ещё, понимая, что она для меня полезна. А во-вторых, я просто её люблю. Она у меня в очень разном виде. Из капусты можно делать массу очень вкусных салатов, массу очень вкусных блюд. Капуста – да, самая любимая вообще.

— А как вы считаете, это как-то влияет на ваше самочувствие, на кожу – то, что вы едите много капусты?

Если есть очень много капусты, злиться на окружающих, никогда не заниматься спортом, пить газированные напитки – никакая капуста вам не поможет. Это должен быть какой-то конгломерат мер. Да? В первую очередь какая-то работа над собой. Больше всего старит человека злоба, зависть, жадность. Вот если вы избавитесь от этих. По крайней мере попытаетесь затоптать в себе вот эти нехорошие чувства, вы сразу поймёте, что вы выглядите намного лучше.

— Что скажете по поводу гречки?

Я очень люблю гречку: обычную, нормальную гречку. Мы её едим с луком и грибами. Дети и муж едят её иногда с мясом. Гречка – да. Я очень люблю. Мы к ней очень хорошо относимся. Есть 10 продуктов, которые онкологи всего мира (не только российские – американские, французские, немецкие) – вот где они все сошлись воедино. 10 продуктов, которые объявлены продуктами, защищающими нас от онкологии и помогающие онкологическим больным преодолеть болезнь. Гречка туда входит. Если бы вы пришли посмотреть мой чемодан, когда я еду во Францию – то я везу своему приятелю, у которого, к сожалению, были проблемы с онкологией, целый чемодан гречки.

— Как вы относитесь к специям?

Всё дома в ходу. Я делаю имбирный чай очень часто: апельсин, лимон, немножко зелёного чая, много тёртого имбиря, мёд – такой очень распространённый рецепт. Имбирь у меня идёт во всякие подливки, которые я делаю к макаронам, допустим. Я имбирное масло делаю: настаиваю масло подсолнечное на тёртом имбире – очень вкусно получается.

— Какой продукт самый-самый любимый?

А я всё люблю, я вообще прожорливая девушка. Сложный вопрос.

— Как вы относитесь к сладкому?

Как-то не хочется мне. Потом придётся тренеру отчитываться на фитнесе. А он у меня заставит меня со штангой по залу бегать лишние два круга. Как я подумаю про это! Кстати, у меня был очень интересный момент. Я, когда лечилась в онкологии, я пять лет сидела на преднизолоне. Это лекарство, от которого вы просто от воздуха прибавляете вес. Я, когда прибавила килограммов семь, поняла, что нужно опускать их назад, вот тут-то возникла новая система питания. Я очень хорошо помню, как я стояла в магазине, я нюхала кондитерские вот эти прилавки. Стояла так: а-а-а, как это хорошо! И один раз, значит, слабину дала, думаю: куплю, куплю я себе пирожное. И уже, значит, меня несёт к этому прилавку. И вдруг подъезжает тётенька с такой тележкой. Тётенька такая – как три бегемота. И у неё в этой тележке всё такое вот жирное, солёное, копчёное. Она подъезжает и говорит: «Мне десять пирожных вот этих, десять вот этих, два торта». Я на неё посмотрела, думаю: не буду я есть пирожное. И ушла оттуда.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Всё про автомобили
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: