Деликатная милитаризация

Милитаризация — термин и понятие

Милитаризация как термин, уходит корнями в середину 19 века. Впервые был применен для описания идеологической и политико-экономической обстановки во Франции, во время правления Наполеона III. Милитаризация как понятие, представляет собой государственную идеологию и политику, подчиненные военизации общества и экономики, где основной задачей стоит наращивание военной мощи, а агрессивные войны служат главным способом ведения внешней политики. В экономике в первую очередь, ставятся интересы военно-промышленного комплекса, его доля, обычно занимает самую значительную часть среди остальных отраслей.

Население подвергается значительной информационной и психологической обработке, прививается постоянный образ внешнего врага, проводятся активные мероприятия по патриотическому воспитанию подрастающего поколения.

Своего апофеоза, милитаризация достигла в 20 веке, когда произошли два крупнейших конфликта в истории человечества. По суммарным оценкам, за первую и вторую мировые войны, население планеты потеряло около 70 миллионов человек только убитыми, еще более 150 миллионов остались искалеченными.

Милитаризация ведущих держав начала 20 века

Накопленные противоречия между крупнейшими державами, сопряженные с их ускоряющейся милитаризацией, привели к так называемой гонке вооружений еще в самом начале 20 века.

Гонка вооружений – очень тесно связанный с милитаризацией термин, представляет собой широкомасштабное наращивание противоборствующими державами или военными блоками, количества и качества стоящей на вооружении военной техники в попытке достигнуть военного паритета или превосходства над противоборствующей стороной.

Крупные державы того времени, после франко-прусской войны 1870-71, начали планомерное увеличение численности артиллерийских систем малого, среднего и большого калибров в своих армиях. В начале 20 века, началась так называемая дредноутная гонка, когда не только признанные морские державы (Великобритания, США, Франция, Германия, Япония), но и второстепенные игроки на просторах мирового океана (Российская империя, Испания, Италия, Османская империя, Австро-Венгерская империя, Бразилия, Чили, Аргентина), начали активно наращивать численность крупных бронированных кораблей с мощным артиллерийским вооружением.

Одной из основных причин послуживших началу первой мировой войны, было стремление Германии, нарастить свой военный флот до величин сопоставимых с флотом Великобритании, что угрожало самому существованию последней как великой державы.

Характерным показателем милитаризации, является рост численности наиболее сильных армий континентальных держав того времени (Франции, Италии, Австро-Венгрии, Германии, Великобритании и России), с 2 111 000 человек 1896 году, до 3 184 000 человек в 1912 году и последующей мобилизацией 74 миллионов человек в ходе всей первой мировой войны.

Милитаризация перед второй мировой войной

Страны Антанты, победившие в первой мировой войне, весь период до второй мировой, имели очень сильные и хорошо укомплектованные армии, развитую военную промышленность и бесперебойный доступ ко всем необходимым ресурсам. Франция была сильна на континенте, в то время как Великобритания и США имели очень сильный военный флот.

Державам Оси, как претендентам на региональное и мировое господство приходилось перестраивать экономику на милитаристский лад в условиях ресурсных ограничений, а в случае Германии, еще и в условиях запрета на широкомасштабное военное производство.

Как Японией, так и Германией, не имевших возможностей превзойти устоявшиеся державы-гегемоны в количестве вооружений, ставка делалась на их качество, а также на инновационные тактические действия при их применении.

Милитаризация общества в странах Оси перед войной, носила тотальный характер. Это достигалось путем распространения массовой пропаганды, нацеленной на объяснение необходимости проведения захватнических войн, допустимости крайней жестокости во имя высоких целей и великого будущего. Всеобщее психологическое воздействие на население, было призвано обеспечить военную экономику стран агрессоров огромным количеством кадров, а также подготовить полчища солдат, готовых беспрекословно выполнять приказы своих вождей, нацеленных на общемировую экспансию.

В Советском Союзе была начата подготовка к предполагаемой большой войне еще с конца 20-х годов. В экономике была проведена всеобщая индустриализация, нацеленная на обширное увеличение военного производства. Активно развивалось двигателестроение, как основа для производства бронемашин и авиации. Среди молодежи активно практиковалось патриотичное воспитание, вводились нормы ГТО для подготовки граждан к военной и трудовой службе в суровых условиях военного времени. Милитаризация страны за 10 лет совершила огромный скачок.

В результате разразившейся войны, между двумя до крайности милитаризованными военными блоками, огромные запасы оружия в руках идеологически обработанных солдат, нанесли колоссальный ущерб противоборствующим сторонам. Вторая мировая война, стала самым кровопролитным конфликтом в истории человечества, унеся жизни более 50 миллионов человек и оставив после себя более 100 миллионов тяжелораненых.

Политика милитаризации в эпоху Холодной войны

Выражение холодная война, впервые было применено Джорджем Оруэллом. Им он описывал отношения предполагаемых 2-3 «чудовищных сверхгосударств» обладающих ядерным оружием, которые в виду его абсолютной разрушительной силы, не могло быть применено без полного уничтожения участников конфликта. Состояние Холодной войны, предполагало наличие негласного соглашения между этими странами о неприменении ЯО в отношении друг друга и ведении опосредованной борьбы между собой, без участия в открытых конфликтах.

Непримиримые идеологические разногласия между двумя единственными сверхдержавами, которыми стали СССР и США после окончания второй мировой войны, привели к чудовищному витку милитаризации в послевоенное время. Для холодной войны была характерна как гонка среди обычных вооружений, так и ракетно-ядерная гонка в сфере стратегического доминирования.

Учитывая огромные научно-технические и экономические потенциалы двух сверхдержав, ими были произведены колоссальные запасы оружия (рассчитанные на новую мировую войну), в ущерб материальному благосостоянию граждан.

Сразу же после окончания второй мировой, из-за превосходства СССР в области обычных вооружений в Европе, в США начали подготовку планов по проведению обширной ядерной бомбардировки Советского Союза в случае войны. Президент США Дуайт Эйзенхауэр, окрестил этот подход «Массированным возмездием».

Однако вскоре после появления у СССР собственного ядерного оружия и большого числа реактивных истребителей способных перехватывать американские бомбардировщики, американские стратеги стали искать новую подходящую доктрину.

С развитием межконтинентальных баллистических ракет, такой доктриной стало ядерное сдерживание при гарантированном взаимном уничтожении. Обе стороны вкладывали огромные материальные ресурсы в создание ракетно-ядерного арсенала гарантировавшего ответный удар по неприятелю и нанесению ему неприемлемого ущерба, в случае первого удара со стороны неприятеля.

Особо важное место в такой доктрине отводилось созданию значительного количества атомных подводных лодок с баллистическими ракетами на борту (РПКСН), а также целого флота подлодок охотников за РПКСН и надводными кораблями. Повышенная скрытность РПКСН по сравнению с остальными платформами базирования ЯО, предполагает нечувствительность к первому ядерному удару со стороны агрессора и подразумевает нанесение гарантированного ответного удара.

Разумеется, для подержания темпов такого активного наращивания вооружений, требовалось большое напряжение экономики. Советский Союз всегда заметно отставал от США в области экономики, но в области вооружений начиная с 70-ых годов соблюдался паритет. Достигалось это за счет тотального доминирования ВПК в советской экономике, когда до 40-50% ВВП уходило на военные нужды. Милитаризация государства достигла угрожающих масштабов.

Разорительная и бессмысленная с общечеловеческой точки зрения трата ресурсов на нужды милитаризации, стала одной из основных причин сильнейшего экономического кризиса, повлекшего за собой распад СССР и окончание холодной войны.

Милитаризация экономики: понятие, примеры

Защита от внешних врагов – одна из основных функций современного государства. Для этих целей создается военный бюджет, который позволяет содержать армию, модернизировать ее, проводить военные учения. Но угроза мирному существованию наступает тогда, когда начинается милитаризация экономики. Следствием является рост численности армии, военной техники. Угроза в том, что любая провокация — и государство может применить свой военный потенциал. Что такое милитаризация? Об этом пойдет речь в данной статье.

Что такое милитаризация экономики

Милитаризация – это процесс увеличения военного сектора в общем объеме производства страны. Как правило, это происходит в ущерб другим сферам. Это своего рода «военизированность» экономики. Приведем пример из истории.

Милитаризация Европы на рубеже веков

В конце XIX – начале XX веков наблюдалась милитаризация экономики Германии. Конечно, немецкий кайзер был не единственным, кто вооружал свою страну, этим занимались почти все страны Европа, в том числе и Россия.

Это должен знать каждый водитель:  Видеотест Lifan X60 и Chery Tiggo

Объединение Германии, Франко-прусская война и, как следствие, огромные контрибуции и присоединение двух промышленных районов (Эльзас и Лотарингия) к Германии позволили сосредоточить огромные состояния в руках немецких банкиров. Промышленные магнаты столкнулись с двумя проблемами:

  1. Отсутствие рынков сбыта для своей продукции, т. к. Германия позже других включилась в колониальный раздел.
  2. Отсутствие аграрного сектора из-за нехватки сельскохозяйственной земли.

Эти причины влияли на настроение немецких финансовых магнатов. Они хотели:

  1. Сбывать свою продукцию.
  2. Иметь сельскохозяйственные земли.
  3. Укрепить свое положение внутри государства.

Единственный выход — милитаризация экономики. Это решало сразу все задачи:

  1. Государство приобретает промышленную продукцию, которая состоит в основном из боеприпасов, оружия, пушек, кораблей.
  2. Создается боеспособная армия, которая способна изменить колониальный раздел мира, захватить рынки сбыта, сельскохозяйственные земли на востоке.

Все это завершилось Первой мировой войной. Вторая попытка милитаризации экономики Германии при приходе к власти Гитлера привела ко Второй мировой войне. Третья попытка наращивания вооружений СССР и США едва не привела к ядерной войне, которая бы уничтожила нашу планету.

Угрозы современности

Милитаризация экономики не ушла в прошлое. Сегодня мы наблюдаем, что многие страны активно вооружаются. Это в основном США, Китай, Индия, Пакистан, Россия, арабские страны Востока, Юго-восточная Азия. Огромную армию в миллион человек имеет КНДР.

Россия – угроза миру?

Как ни прискорбно это звучит, но именно наша страна обгоняет все крупные страны мира по милитаризации экономики. Доля военного бюджета составляет 5,4% от ВВП нашей страны. Например, Китай тратит около 2%, США – чуть более 3%, Индия – чуть более 2%. Огромные средства уходят у Саудовской Аравии – 13,7% от ВВП. Лидером является КНДР – более 15%.

Несмотря на то что у России такой, казалось бы, огромный процент доли военного бюджета от ВВП, впадать в истерию и кричать, что наша страна представляет угрозу миру, не стоит. Необходимо все внимательно проанализировать.

Дело в том, что в денежном выражении военный бюджет нашей страны не такой уж и огромный. Он составляет примерно 66 млрд долларов. Для примера, военный бюджет США почти в 10 раз больше — около 600 млрд долларов. Китая – более 200 млрд. Таким образом, в денежном выражении мы не в лидерах. Причин высокой доли военного бюджета несколько:

  1. Слабая экономика.
  2. Огромные территории.
  3. Отсутствие десятилетнего развития армии.

Последний пункт, по утверждению президента В. В. Путина, ключевой. Наша страна после распада СССР и до начала 2000-х. гг. практически потеряла армию. Военная кампания в Чечне показательна в этом плане. Отсутствие современного вооружения, профессиональных военных, новейших самолетов и вертолетов, добавим сюда непрофессионализм генералов, отсутствие военных учений – все привело к огромным потерям в Чеченской республике.

Именно поэтому президент России В. В. Путин объявил, что сегодняшняя милитаризация экономики – наверстывание упущенных сроков модернизации.

Выводы

Итак, подведем итоги. Милитаризация экономики – это значительное увеличение доли военного бюджета в процентном выражении от ВВП. Это важно понимать. Увеличение военного бюджета при условии, что растет экономика в целом, еще не говорит о милитаризации. И наоборот, если военный бюджет уменьшается в реальном выражении, но его процентное выражение от ВВП растет, то такую экономику можно назвать военизированной.

Ошибочно полагать, что милитаризация — синоним агрессивности. Наращивание военного потенциала может, наоборот, являться следствием враждебности со стороны других государств. Например, рост армии в Южной Корее связан с агрессивными угрозами, исходящими от КНДР. Милитаризация в России связана вовсе не с желанием развязать войну в будущем, а с десятилетним отсутствием модернизации нашей армии.

Что такое милитаризация

Милитаризация – это деятельность органов государственной власти по направлению политики, народного хозяйства и социальной сферы в сторону развития военно-промышленного комплекса. Вся деятельность подчиняется военной цели, а военно-стратегические методики переносятся на мирные отношения.

Иногда милитаризация может сыграть большое значение в улучшении инфраструктуры и уровне жизни населения через массовое трудоустройство, что показал пример гитлеровской политики в 20-е гг. ХХ в.

Что подразумевает милитаризация?

Понятие «милитаризация» – продукт развития общества и цивилизации. Процесс глобализации привёл к широкому его распространению в разных языках. Будучи относительно новым термином, явление милитаризации появилось достаточно давно, получив развитие только в последние несколько веков. Понятие пополнило категорийный аппарат политологии, истории, социологии. Разберём его смысл.

Сущность понятия «милитаризация»

Милитаризация – многоаспектное определение. По сути своей она представляет комплексный экономический, общественный, технический, политический, научный, социальный процесс, сводимый к единой концепции. Такая концепция часто занимает роль ведущей на государственном и законодательном уровне.

Государство, придерживающееся милитаристской доктрины, ориентирует народное хозяйство и общество на наращивание мощности военно-промышленного комплекса, модернизацию оружия, совершенствование теории и обучение практике военных действий.

Милитаризация оправдывает применение военных средств для решения противоречий разнопланового генеза. Силовое регулирование занимает приоритетную позицию в инструментарии милитаризованного государства.

Генезис и развитие термина

Рассматриваемое понятие уходит корнями в середину XIX века, ко временам правления императора Франции Наполеона III. Происхождением оно обязано французскому прилагательному «militarisme», что переводится как «военный». Термин использовался для определения существовавшего тогда режима правления. Несколько позже оно пополнило словарный запас политологов и историков.

Явное военное противостояние развитых капиталистических государств было вызвано территориальными и экономико-политическими разногласиями и очень ярко характеризовало тот исторический период: милитаризация всех сфер общественной жизни достигла своего апогея. Она затронула сложившиеся формы политики и общества и развивалась в форсированном темпе.

Основные характеристики

Взгляд со стороны позволяет выявить двойственность процесса милитаризации в широком смысле. Ключевой особенностью государства, принявшего военную доктрину к исполнению, является принудительный перевод всех сфер народного хозяйства на работу для блага военно-промышленного комплекса.
Цель такой повсеместной военизации – упрочнение позиций на мировой арене за счет наращивания мощности силовых структур. Скачок в данном направлении может стать форой в гонке вооружений с крупнейшими соперниками, а в результате – обеспечить успех в политической игре.

Переход к милитаризации потребует перенаправления средств из государственной казны на нужды армии и военного производства, содержание солдат и офицеров, создание новых и модернизацию имеющихся видов вооружений и военной техники, разработку стратегических планов.

В некотором смысле это игра государственного правительства против собственного народа: вливания в военное направление отведут средства из социально-культурной сферы и лишат общества доступности многих благ, нередко спровоцировав дефицит товаров повседневного спроса. В то же время, соответствующее настроение народных масс простимулирует научно-техническое развитие через теоретическую и прикладную деятельность физиков, инженеров, химиков, информатиков, механиков и прочих учёных.

Милитаризация – это добро или зло?

В общем смысле, доктрина милитаризации уверенно завоёвывает все аспекты общественной и государственной жизни, экономики, науки, политики. Промышленный, научно-технический и образовательный кластеры переориентируются на военное направление, они же спонсируются в первую очередь и наибольшим объемом бюджетных средств.

Военизированная идеология предполагает стимуляцию прогресса в науке и технике, увеличение рейтинговых позиций государства на внешнеполитической арене, играет на руку ориентированным на милитаризацию общественным и политическим деятелям, стабилизируя их позиции. Но в то же время нещадно поглощает внутренние государственные и общественные ресурсы, что, в конечном счете, приводит к дисбалансу в развитии общества, его жизни и традициях.

Словарь синонимов русского языка — онлайн подбор

Неверная длина запроса, либо неверный запрос.

Синонимы к словам и словосочетаниям на букву:
А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Синонимы — слова, звучание и написание которых различно, но при этом у них похожее значение (например, огонь — пламя, трудный — тяжелый). Чаще всего они принадлежат к одной и той же части речи.
Подробнее почитать про синонимы можно по этой ссылке. А чтобы найти синоним к слову, воспользуйтесь формой наверху.

Если вы копирайтер, поэт, писатель, студент, школьник, ищите, чем заменить слово, либо желаете улучшить свою речь, то этот сайт обязательно поможет вам. С помощью нашего онлайн словаря синонимов русского языка можно легко найти слова с похожим смыслом. Просто введите слово или устойчивое выражение в поле формы поиска и нажмите кнопку «Найти синонимы». Сервис сделает хороший подбор слов и фраз (всего их сотни тысяч, а связей слово-синоним – миллионы). Если слово набрано неправильно (с орфографической ошибкой или в неправильной раскладке), то будет предложено исправленное слово. Также есть следующие возможности:

  • Скрыть словосочетания.
  • Показать синонимы строкой вместо таблицы.
  • Открыть предложения с искомым словом (для поиска предложений есть также специальная страница).
  • Показать значение слова из толкового словаря.
  • Посмотреть исходную (как в искомом слове), начальную форму синонимов, частоту слов.
  • Предложить свой синоним при помощи специальной формы, если их количество недостаточное.
  • Можно оставить комментарий к любой странице.
  • Есть ссылки для печати и скачивания синонимов.
  • Словарь антонимов русского языка.
Это должен знать каждый водитель:  Делайте ваши ставки продажи новых машин и цены в сентябре 2020 года

Если у вас есть еще какие-либо идеи, пишите их в комментариях. Наша цель – быть лучшим сайтом для поиска синонимов онлайн в рунете.

Что такое милитаризация

По своей сути милитаризация — это процесс изменения и приспособления экономики, науки, социальных, общественных, политических и других сфер жизни страны к концепциям милитаризма. Милитаризм является государственной идеологией. Основной ее доктриной является наращивание военного потенциала, постоянное совершенствование вооружений, развитие военного искусства. Одновременно с этим, милитаризм во многом оправдывает преимущественное использование военной силы в разрешении внешнеполитических, а часто и внутренних конфликтов.

Термины «милитаризм» (производное от французского militarisme — военный) и «милитаризация» возникли в середине 19 века. Они характеризовали состояние дел во Франции, вызванное режимом правления и политикой Наполеона III. Эти слова прочно вошли в лексикон политологов и историков ближе к концу девятнадцатого и в начале двадцатого века, когда экономические, политические и территориальные противоречия между ведущими капиталистическими державами подошли к стадии открытого военного противостояния. Милитаризация экономик, общественных и политических укладов многих стран в этот период шла невиданными ранее темпами.

В глобальном плане милитаризация как процесс имеет весьма двойственное значение для государства, в котором она происходит. Основной ее чертой является перевод экономики на военные рельсы для обеспечения роста военного потенциала, обуславливающего успешную конкуренцию в гонке вооружений. С одной стороны, это приводит к постоянному повышению бюджетных расходов на военно-промышленный комплекс, содержание многочисленной армии и вооружений, что является причиной уменьшения фондов, выделяемых на развитие культурных, социальных, общественных сфер жизни. С другой стороны, милитаризация чрезвычайно сильно стимулирует исследовательскую и конструкторскую деятельность во многих областях науки и техники (от механики до электроники, ядерной физики и теории информации).

Обобщая, можно сказать, что милитаризация — это процесс проникновения военной идеологии во все сферы жизни страны, перевод ее экономики, политической идеологии, большинства научных и технических направлений в военное русло. Милитаризация стимулирует научно-технический прогресс, но при этом стремительно истощает внутренние ресурсы государства, препятствует гармоничному существованию и всестороннему развитию его социальных, культурных, общественных традиций.

Троцкий и милитаризация труда

Троцкий и милитаризация труда

На самом деле споры начались еще в конце 1919 года, когда Л. Д. Троцкий огласил предложения по восстановлению разрушенной промышленной и транспортной системы России. Достигнув впечатляющих успехов в качестве организатора Красной армии во время Гражданской войны, Троцкий обратился теперь к проблеме восстановления экономики. Он предложил использовать для ее решения методы военного коммунизма (хотя первоначально колебался и рассматривал совершенно иной подход): это означало введение полной милитаризации труда, необходимой для того, чтобы собрать расстроенные ряды рабочего класса, которому грозило вырождение во множество разрозненных индивидов, живущих мелкой торговлей, воровством или возвращающихся в деревню и сливающихся с крестьянской массой. Впервые Троцкий сформулировал свои взгляды в «Тезисах о переходе от войны к миру» («Правда», 16 декабря 1919 г.) и впоследствии защищал их на IX съезде партии в марте-апреле 1920 года: «Рабочая масса не может быть бесформенно-текучей массой, бродячей Русью. Она должна быть прикрепляема, перебрасываема, назначаема, командируема». Повинных в трудовом дезертирстве нужно отправлять в штрафные батальоны или трудовые лагеря. На заводах следует установить военную дисциплину. Как и Ленин в 1918 году, Троцкий превозносил преимущества единоначалия и «прогрессивные» аспекты «тейлористской системы». Что касается профсоюзов, то они должны полностью подчиниться государству:

«Строящемуся социалистическому государству профессиональные союзы нужны не для борьбы за лучшие условия труда — это есть задача общественной и государственной организации в целом, — а для того, чтобы организовать рабочий класс в производственных целях, воспитывать, дисциплинировать, распределять, группировать, прикреплять отдельные категории и отдельных рабочих к своим постам на определенные сроки, — словом, рука об руку с государством, властно вводить трудящихся в рамки единого хозяйственного плана». (Троцкий Л. Д. Терроризм и коммунизм. Глава «Милитаризация труда»)

Взгляды Троцкого, несмотря на то, что поначалу Ленин в основном их поддержал, вызвали решительную критику со стороны многих партийцев — и не только тех, кто традиционно находился на левом фланге. В ответ на критику Троцкий только ужесточил и теоретически оформил свои взгляды. В книге «Терроризм и коммунизм» (по-видимому, задуманной им как ответ не только деятелям вроде Каутского, который является главной полемической мишенью в этом тексте, но и не в меньшей степени оппонентам-большевикам) Троцкий заходит так далеко, что утверждает следующее: принудительный труд имел прогрессивное значение для предшествующих способов производства, таких, как азиатский деспотизм и античное рабство, и, следовательно, утверждать, что рабочее государство не может использовать такие методы в широком масштабе — значит впадать в сентиментализм. Без тени смущения он заявляет, что милитаризация — это специфическая форма организации труда, характеризующая переход к коммунизму: «Основу милитаризации труда составляют те формы государственного принуждения, без которых замена капиталистического хозяйства социалистическим навсегда останется пустым звуком» (там же). Эта работа Троцкого показывает, насколько укоренилось в партии представление о том, что диктатура пролетариата возможна только как диктатура партии — теперь это положение возводилось в ранг теории, и его защита становилась чуть ли не делом принципа:

«Нас не раз обвиняли в том, что диктатуру Советов мы подменили диктатурой партии. Между тем можно сказать с полным правом, что диктатура Советов стала возможной только посредством диктатуры партии: благодаря ясности своего теоретического сознания, и своей крепкой революционной организации партия обеспечила Советам возможность из бесформенных парламентов труда превратиться в аппарат господства труда. В этой „подмене“ власти рабочего класса властью партии нет ничего случайного и нет по существу никакого подмена. Коммунисты выражают основные интересы рабочего класса. Вполне естественно, если в тот период, когда история ставит эти интересы в полном объеме в порядок дня, коммунисты становятся признанными представителями рабочего класса в целом» (там же).

Излишне говорить о том, как далеки эти рассуждения от Троцкого образца 1905 года — тогда он определял Советы как органы власти, которые преодолевают буржуазные парламентские формы; как далеки они от идей ленинской работы «Государство и революция», написанной в 1917 году, и от большевистской практики в октябре, когда идея захвата власти партией была скорее неосознанной уступкой парламентаризму, чем разработанной теорией — тогда, во всяком случае, большевики проявляли готовность к сотрудничеству с другими социалистическими партиями. Теперь же Коммунистическая партия наделялась «историческим правом» на осуществление пролетарской диктатуры, «даже если эта диктатура приходила во временное противоречие с сиюминутными настроениями рабочей массы» (речь Троцкого на X съезде партии).

То обстоятельство, что эта дискуссия вращалась, по сути, вокруг вопроса о профсоюзах, может показаться странным, если принять во внимание, что возникновение новых форм рабочей самоорганизации в России (фабрично-заводских комитетов, советов и т. д.) сделало профсоюзный тип объединения устаревшим — вывод, в которому уже пришли многие коммунисты индустриальных стран Запада, где профсоюзы прошли долгий путь бюрократического перерождения и интеграции в капиталистический строй. Тот факт, что профсоюзы оказались в центре партийной дискуссии 1920 года, отчасти объясняется «отсталостью» России, страны, в которой буржуазия не успела создать разветвленный государственный аппарат, способный интегрировать профсоюзы в качестве инструментов обеспечения классового мира. Поэтому далеко не все профсоюзы, созданные до или даже в ходе революции 1917 года, представляли собой органы буржуазии; имела место ярко выраженная тенденция формирования индустриальных союзов, более или менее пролетарских по своему содержанию.

Это должен знать каждый водитель:  Hyundai i30 наша версия

Как бы то ни было, корни разногласий в дискуссии, спровоцированной Троцким, уходили гораздо глубже. В сущности в ней шла речь об отношениях между пролетариатом и государством в переходный период. Главный вопрос был таков: может ли пролетариат, уничтожив старое буржуазное государство, полностью отождествить свои интересы с новым «пролетарским» государством? Иначе говоря: следует ли рабочему классу отстаивать самостоятельность собственных классовых органов, даже если это противоречит требованиям государства.

Нужно отдать должное позиции Троцкого — он давал четкий ответ: да, пролетариат должен идентифицировать себя с «пролетарским государством» и даже полностью подчиниться ему (как и собственно пролетарская партия, которая должна играть роль инструмента нового государства. Из его теории принудительного труда как метода построения коммунизма видно: Троцкий, к сожалению, в значительной степени утратил понимание того, что составляет отличительную особенность пролетарской революции и коммунизма; он забыл основополагающий принцип, в соответствии с которым новое общество может возникнуть только в результате самоорганизованной и сознательной деятельности самих пролетарских масс. Его рецепты по восстановлению хозяйства только ускорили бы бюрократическое перерождение, к тому времени уже грозившее поглотить реальные формы пролетарской самодеятельности, включая саму партию. Таким образом, другим течениям в партии пришлось выразить классовую реакцию на угрожающие тенденции, содержащиеся в идеях Троцкого, а также на принципиальные опасности, с которыми столкнулась сама революция.

Милитаризм — а что плохого?

Моя запись о милитаризме вызвала различные реакции, в результате возник вопрос — а что же, собственно, плохого во всем этом милитаризме?
Позволю себе процитировать комментарий оттуда:

Задумалась. Был ли в состоянии В.И.Ленин собрать-разобрать винтовку Мосина?
Наверное, если и был в состоянии, то это было настолько маловажным фактором его биографии, что история не сохранила сведений об этом. Хотя жизнь Ленина разобрана до мельчайших деталей, вплоть до того, в какие игры он играл в детстве.

Натурально, революционерам на каком-то этапе приходится сталкиваться с военным делом, а Сталин, говорят. и вовсе лично хорошо разбирался в военной технике и чуть ли не каждого летчика в лицо знал. Менее известно, что революционерам на каком-то этапе приходилось сталкиваться. вообще с чем угодно. Начиная от эпидемиологии, кончая организацией яслей и сельских школ. От организации геологоразведки до развития киноискусства. Я уже молчу о промышленности и сельском хозяйстве. Организовать поставку продуктов в города и в ту же армию — задача как минимум настолько же важная, как и военные цели.
Может, вы скажете — «да, но в первую-то очередь. » Нет, «защитить революцию» -это не в первую даже очередь; в первую очередь — контроль над банками и финансовой системой, организация промышленности и распределения материальных благ.
И добро, если в каждой из этих отраслей найдутся специалисты, готовые служить советской власти. А то вон Че Геваре пришлось министром экономики поработать. Хотя по образованию он был, как известно, врач. Ну и в военном деле уже разбирался.

Предвижу следующее возражение — но ведь к власти надо сначала прийти, а для этого надо-таки как раз владеть военным делом.
Если вы собираетесь устраивать путч — таки-да. Тогда вам лучше сделать карьеру в армии, набрать там желающих, ну и далее по списку.
Если же мы предполагаем, что к власти все-таки придет рабочий класс — игры в танчики и знание деталей орудий ПВО в значительной степени бесполезны; а главное — это организация этого самого класса. В рядах которого, безусловно, найдутся люди, минимально хотя бы владеющие оружием, а других можно быстро обучить.

Нынешний милитаризм, безусловно, никакого отношения к революционности не имеет, он контрреволюционен по своей сути. Нацелен на участие в империалистической войне — пусть в качестве стороны, которая в этой войне будет защищаться. ну это сначала защищаться, а потом «мы им перепокажем», как нам рассказывают многочисленные ура-фантастические произведения о победе русского оружия в масштабах мира и Вселенной.
Безусловно, это продолжение военной концепции СССР; но военная концепция СССР предполагала защиту социалистической родины, первого в мире и самого прогрессивного на тот момент государства (при всех его недостатках), внесение социализма в другие страны на штыках если и предполагалось, то лишь в форме поддержки собственных народных восстаний в означенных странах. Эта была именно защита Родины, в которой земля, заводы и вообще все богатства принадлежали народу, не было никаких собственников, распоряжающихся всем этим по личному усмотрению в интересах своейо семьи. Это немножко другая ситуация.

Когда-то давно я писала о том, что мужчины тоже плачут постсоветские мужчины утратили смысл жизни полностью (и этим, вероятно, объясняется их сверхсмертность), женщины-то как детей рожали, так и продолжают рожать и ради них жить. Это, конечно, не совсем так: это верно для той части народа (но она довольно большая), которая была реально воспитана вот в этих категориях: мужчина защищает Родину, женщина поддерживает его и рожает будущих защитников; в Войну наши предки вели себя так, они победили, это единственно достойный по-настоящему образ жизни.
После разрушения СССР защищать вроде стало нечего, смысл жизни утрачен (не у всех, повторяю, но у довольно значительной части).
Но теперь надо констатировать неприятный факт: эти самые мужчины (и их сыновья) нашли прекрасный эрзац смысла жизни. Они теперь милитаристы. Они играют в войнушку в интернете, хорошо разбираются в военной технике, все поголовно — эксперты, ну и конечно, все прямщас готовы защитить родину. Это удобно. Я не говорю тут о реальных военных, это их работа, они специалисты. Я говорю о массе мужчин, которые «выполняют свой мужской долг», играя в танчики и рассуждая о текущих конфликтах.

Кстати говоря, эта среда — типичный «мужской клуб», помню, меня сколько-то лет назад сильно поразило высказывание такого диванного эксперта о «теточном милитаризме» — мол, га-га-га, тетки интересуются чем-то там военным, дикость какая! Меня, воспитанную на фильмах о летчицах и книгах о героинях войны, это потрясло. Вон оно. оказывается, теперь как у них.
То есть милитаризм — это еще и средство, с помощью которого доказывается превосходство (в данном случае, совершенно иллюзорное, так как они реально не воюют) хозяев жизни над бабами.

Но оставим в покое гендерный аспект. Есть еще и другие. Ну а что же, спросите вы, если вот НАТО нападет на Россиюшку-то, разве не надо ее защищать? Как наши предки?
Вопрос вроде бы убойной силы.

Но подойдем с другой стороны: а почему вообще стоит этот вопрос, и почему он стоит именно так?
Да, потому, что нет ничего третьего. Только «Нато» и «Российская федерация». Которые оба хуже, но вторая вроде как роднее.
Вот у Ленина и у Либкнехта с Люксембург это третье-таки было. И в 1914 году у них был выход из этого убийственного вопроса «поддерживать свою страну — поддерживать чужую страну». Они могли обратиться к этой третьей силе. Почему они это могли сделать? Потому что до этого уже десятилетия не винтовки и аэропланы обсуждали, а формировали эту третью силу — классовое сознание, классовую организацию. Не длиной орудийных стволов мерялись, доказывая свою «мужественность», а вели горячие споры на съездах и в книгах, обучали рабочих марксизму в кружках и поддерживали забастовки.

У нас еще пока не 1914-й год, хотя уже и в 2020 пророчили «большую войну», да и сейчас все ждут со дня на день. Однако я подозреваю, что какое-то время до того, как убийственный вопрос встанет вплотную, у нас еще есть. И казалось бы, подготовиться можно.
В России очень немногие люди занимаются организацией рабочего класса, большинство из этих людей вообще никому не известны.

Остальные готовятся защищать в качестве холопов владения своих бар — Усмановых-Потаниных-Прохоровых — потому что по несчастью эти владения включают и их убогую квартирку с семьей. ну и потому что «а это наша родина, сынок» (а у них там, у врагов — «гейропа» и бездуховность, как рассказали нам по телевизору).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Всё про автомобили
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: