Cкопированные, но советские редчайшие военные автомобили АМО

Содержание

Cкопированные, но советские: редчайшие военные автомобили АМО

Был создан еще в 1896 году. Однако отечественная автомобильная промышленность до самой первой мировой войны не пользовалась государственной поддержкой и потому российские автомобили «Руссо-Балт», «Лесснер» и «Пузырёв» составляли лишь 3% от общего числа автомашин, встречавшихся на дорогах нашей империи.
Лишь к 1916 году, ввиду острой нехватки автомобилей, правительство предприняло серьёзные усилия по созданию национального автомобилестроения. Из казны были выделены серьезные средства для строительства шести автомобильных заводов: АМО в Москве (ныне – ЗиЛ), РБВЗ в Филях, Русский Рено в Рыбинске (ныне – НПО «Сатурн»), завода В. А. Лебедева (в настоящее время Ярославский моторный завод) в Ярославле, Аксай в Ростове-на-Дону и Бекос в Мытищах. До революции успели достроить лишь московский АМО. Поэтому-то именно на нём и началось производство первых серийных советских автомобилей.
Ещё в том же 1916 году тогдашними владельцами завода братьями Рябушинскими в качестве базовой модели грузовика для нужд Императорской армии был выбран Fiat 15 Теr образца 1912 года, хорошо зарекомендовавший себя в условиях ливийского бездорожья во время Итало-турецкой войны. Фиат 15 Тер представлял собой двухосный заднеприводной грузовой автомобиль полуторатонной грузоподъёмности. Такие автомобили в большом количестве имелись в России, и на их базе на Путиловском заводе даже создавали лёгкие пулемётные броневики. Строительство завода АМО «Кузнецов, Рябушинские и Ко» началось 2 августа 1916 года, а выпуск готовой продукции завод начал уже в марте 1917 года. До весны 1918 года он успел собрать 1317 автомобилей. Однако после этого ввезенные до революции машинокомплекты закончились, и сборка приостановилась. Лишь в 1923 году, когда Советскую Россию начали одна за другой признавать разные страны, советское правительство обратилось к итальянцам с предложением о возобновлении сотрудничества.
К тому времени на Фиате готовились к замене модели 15 Теr на более совершенный Fiat 505, и поэтому итальянцы легко согласились на поставку технической документации для снимаемой с производства модели. После доработки этой документации получился значительно «обрусевший» грузовик, названный АМО-Ф-15.
Длина автомобиля при 3070-миллиметровой колёсной базе составляла 5050 мм. Ширина была равна 1710 мм, а высота при 245-миллиметровом дорожном просвете достигала 2250 миллиметров.
В качестве силовой установки в автомобиле использовался однорядный четырёхцилиндровый карбюраторный двигатель Ф-15 с вертикальным расположением цилиндров и нижним расположением клапанов. При 100-миллиметровом диаметре цилиндра и 140-миллиметровом ходе поршня рабочий объём двигателя составлял 4398 куб см. При 1400 оборотах в минуту двигатель, имевший четырёхкратную степень сжатия, развивал мощность, равную 35 лошадиным силам. Максимальная скорость автомобиля составляла 50 км/ч, средняя скорость движения по щебеночному шоссе — 30 км/ч, по грунтовым дорогам — 15 км/ч.
Пуск двигателя осуществлялся при помощи «кривого стартера» — заводной рукоятки. Вместо генератора искру зажигания вырабатывало магнето, а шестивольтовый аккумулятор служил лишь для питания фар. Энергии этого аккумулятора не хватало даже для звукового сигнала, и потому в АМО-Ф-15 комплектовался клизмоподобным ручным клаксоном.
Питание двигателя топливом из расположенного под капотом 70-литрового бензобака к карбюратору двигателя осуществлялось самотёком. Охлаждение двигателя было воздушным. Для создания потока охлаждающего воздуха вместо вентилятора использовался маховик двигателя, к которому крепились вентиляторные лопатки.
Трансмиссия автомобиля состояла из 41-дискового мокрого сцепления, механической четырёхступенчатой коробки передач и главной передачи. Крутящий момент на задний мост передавался с помощью карданного вала. Колеса имели стальные диски и шины размером 880 Х 185 мм. Передняя и задняя зависимые подвески автомобиля состояли из продольно расположенных полуэллиптических рессор. На переднем мосту устанавливались односкатные колёса, на заднем же они были двускатными, то есть, сдвоенными, что обеспечивало низкое (3,2 кгс/см²) удельное давление на грунт и, как следствие, весьма высокую проходимость.
Сборку первой машины завершили в ночь на 1 ноября 1924 года, а 6 ноября закончили сборку первой партии из 10 автомобилей, три из которых на следующий день проследовали
с колонной демонстрантов завода АМО по Красной площади. Только что построенные машины решили испытать в трудных условиях автопробега по маршруту Москва — Ленинград — Смоленск — Москва. В полдень 25 ноября с Красной площади столицы стартовали три грузовика АМО-Ф-15 с заводскими номерами 1, 8 и 10. Весь маршрут в две тысячи километров автомобили прошли без поломок за 62 часа 29 минут со средней скоростью 32 км/ч. Автомобиль мог преодолевать подъёмы крутизной до 12°, двигаться по косогору с креном до 10°, преодолевать канавы шириной до 0,4 м и броды с твердым грунтом глубиной до 0,6 м.
И ножной, и ручной тормоза имели колодочные механизмы и механический привод. Первый воздействовал на карданную передачу, второй — на задние колеса. Однако тормозные колодки не имели фрикционных накладок и, быстро стираясь, требовали частой замены целиком.
Машины первых выпусков имели двухместную деревянную кабину с брезентовым тентом и деревянную платформу с тремя открывающимися бортами. Позднее перешли к цельнодеревянной кабине, но боковые двери оставались неостеклёнными. Рычаг стояночного тормоза перенесли в кабину, механизм рулевого управления упростили, поставили сухое двухдисковое сцепление, а бензобак опустили ниже двигателя, применив вакуумный бензонасос.
Минимальный радиус поворота по наружной колее не превышал 7,2 м, и потому автомобиль мог сравнительно легко маневрировать среди ломовых телег и извозчичьих пролёток.
Машины АМО-Ф-15 отличались большой прочностью, надежно работали на любых дорогах в разных погодных условиях. Но были у них и недостатки. Кабина на автомобилях первой серии плохо защищала от непогоды – машину сильно трясло, особенно при движении порожняком или с малой нагрузкой. Кроме того, многие водители жаловались, что из-за неудобной посадки у них болит позвоночник.
Автомобили АМО-Ф-15 строили с 1924 по 1931 год. За семь лет было построено 6383 автомобиля этой марки. Автомобили, выпускавшиеся в 1924-1926 годах можно условно назвать первой серией. Их было выпущено 446 экземпляров. В 1927-1928 выпускались автомобили второй серии, которых было выпущено 750 штук, а в 1928-1931 с конвейера (кстати, первого в СССР конвейера) сошли 5187 машин третьей серии. На грузовиках последней серии наконец установили более ёмкий аккумулятор, электростартер и электрический звуковой сигнал, но при этом вернулись к подаче топлива в карбюратор самотеком, как это было в машинах первой серии – вакуумный бензонасос оказался малонадежным.
На базе АМО-Ф-15 строили не только грузовики, но и пассажирские автобусы и даже легковые автомобили. Шасси АМО-Ф-15 вошло в основу бронеавтомобиля , а многие его детали использовались при создании первого серийного советского танка .
До наших дней сохранились лишь два экземпляра АМО-Ф-15. Один из них хранится на ЗИЛе, а другой — пожарная модификация — демонстрируется в Политехническом музее.

Стоит ли жалеть японцев?

Почему в 1944 году депортировали чеченцев и ингушей

Рейтинг стран мира по численности вооружённых сил

Кто и как продавал Аляску

Почему мы проиграли Холодную войну

Тайна реформы 1961 года

Как остановить вырождение нации

В какой стране пьют больше всех?

В какой стране больше всего убийств?

Небольшой экскурс в историю автомобилестроения Советского Союза.
АМО-Ф-15

Первый автобус АМО вместимостью 14 пассажиров был создан в 1926 году на шасси 1,5-тонного грузовика АМО-Ф-15.
Кузов был выполнен на каркасе из гнутых деревянных профилей и обшит металлом, крыша обтянута дерматином. Пассажирская дверь была одна — перед задней колёсной аркой. Четырёхцилиндровый карбюраторный двигатель мощностью 35 л.с. позволял автобусу разгоняться до 50 км/ч.
Почтовый АМО-Ф-15

Кроме того, с 1927 года выпускали почтовый двухдверный автобус (задняя дверь была позади задней колёсной арки) и карету скорой помощи (без боковых дверей). Сторонние производители ставили на шасси АМО-Ф-15 и собственные кузова, например, открытый с брезентовым тентом для обслуживания курортов.
Всего на шасси АМО-Ф-15 в 1926-1932 гг. ориентировочно было выпущено несколько сот автобусов (не более 150-200 ед.) с разными конструкциями кузовов.
АМО — 4 1933г

В 1933 году появился автобус АМО-4 с такой же как и у предшественника конструкцией кузова. Машина вместимостью 22 пассажира была выполнена на удлинённом шасси АМО-4 на базе грузовика АМО-3 — непосредственного предшественника легендарного ЗИС-5. Максимальная скорость АМО-4 с 6-цилиндровым двигателем мощностью 60 л.с. составляла 55 км/ч.
Произведена была партия из нескольких десятков машин.
АМО-4 торпедо 1934 г.

ЗИС-8? стандартный городской автобус (1933-1936 гг.)

На базе грузовика ЗИС-5, точнее его удлинённого по базе с 3,81 до 4,42 м шасси ЗИС-11 в 1934-1936 гг. выпускался 22-местный (общее число мест 29) автобус ЗИС-8.
Шестицилиндровый рядный карбюраторный мотор объемом 5,55 л мощностью 73 л.с. позволял ЗИС-8 полной массой 6,1 т разгоняться до 60 км/ч.
На ЗИСе было произведено лишь 547 ед. ЗИС-8.
ЗИС-8

8. НАТИ-ЗИС — 8, 1936 г.

В 1938 ЗиС-8 на конвейере сменил более совершенный, отвечающий тенденциям того времени ЗиС-16.
Производство автобуса ЗИС-16, отличавшегося в соответствии с тогдашней автомобильной модой обтекаемой формой кузова, но по-прежнему выполненному на деревянном каркасе, было развёрнуто с 1938 года и продолжалось до августа 1941 года.
Автобус вмещал до 34 пассажиров (при 26 сидячих местах). Форсированный до 84 л.с. двигатель ЗИС-16 разгонял машину полной массой 7,13 т до 65 км/ч
11. ЗИС-16 1938 г.

Всего было выпущено 3250 автобусов ЗИС-16.
Часть из них, не мобилизованная в Красную армию в начальный период войны, была снабжена в 1943 году газогенераторными и газобаллонными установками, демонтированными в 1945 году.
Благодаря современному и узнаваемому облику ЗИС-16, стал весьма характерной приметой уличного пейзажа Москвы конца 30-х начала 50-х.
Значительная часть автобусов ЗИС-16 после войны была реконструирована на «Аремкуз» и других предприятиях с перестановкой на новые шасси ЗИС-150. Такие радикальные меры позволили ЗИС-16 доработать на пригородных маршрутах столицы до середины 50-х, а в ряде городов и дольше.
ЗИС-16

Первую послевоенную серию автобусов ЗИС открывает городская 9,5-метровая модель ЗИС-154 (прототипом был американский автобус GMC TD-series с кузовом производства Yellow Coach) вместимостью 60 пассажиров (34 места для сидения), выпускавшаяся в 1946-1950 гг.
Конструкция данного автобуса была передовой для отечественного автопрома: первый отечественный серийный цельнометаллический несущий кузов вагонного типа
ЗИС-154

Форсированный дизель ЯАЗ-204Д мощностью 112 л.с. позволял автобусу полной массой 12,34 т разгоняться до 65 км/ч.
Всего было произведено 1164 автобуса ЗИС-154
ЗИС-154 1947 г.

Однако, только осваивавшийся тогда в производстве дизель оказался недоработанным по дымности выхлопа и надёжности, поэтому оснащённый им ЗИС-154, страдавший к тому же целым букетом «детских болезней», стал объектом серьёзных нареканий горожан и эксплуатационщиков, что привело к сравнительно быстрому снятию автобуса с производства в 1950 году, причём последнюю партию автобусов вынужденно оснастили дефорсированными до 105 л.с. карбюраторными моторами ЗИС-110. Со столичных маршрутов машину также быстро убрали уже в первой половине 50-х. Часть уцелевших в автобусных парках других городов «154-рок» в конце 50-х получила модернизированные двигатели ЯАЗ-204 и ЯАЗ-206, с которыми автобусы успешно доработали на маршрутах до конца 60-х.
ЗИС-155 1949 г.

Заменой неудачному ЗИС-154 стал более простой в производстве, но менее вместительный 8-метровый ЗИС-155 с конструкции которого использовались элементы кузова ЗИС-154 и агрегаты грузовика ЗИС-150.
Кстати, именно на ЗИС-155 был впервые в отечественном автопроме внедрён генератор переменного тока.
ЗИС-155 1949 г.

Автобус мог перевозить 50 пассажиров (28 сидячих мест).
Двигатель ЗИС-124 мощностью 90 л.с. разгонял машину полной массой 9,9 т до 70 км/ч.
Всего произведен 21 741 автобус ЗИС-155, который оставался основной моделью автобусных парков столицы и других крупных городов СССР с середины 50-х до середины 60-х годов.
ЗИЛ-158

В 1957 году в серию пошёл ЗИЛ-158 длиной 9,03 м, вместимостью 60 пассажиров (32 сидячих места).
Двигатель ЗИЛ-158 был форсирован до 109 л.с., но машина потяжелевшая до полной массы 10,84 т могла разгоняться только до 65 км/ч.
До перевода производства автобусов с ЗИЛа на Ликинский автобусный завод по причине невозможности дальнейшего развития автобусного направления одновременно с реконструкцией предприятия, было произведено 9515 автобусов ЗИЛ-158.
Наработки КБ ЗИЛ использовались затем на ЛиАЗе при создании модернизированного автобуса ЛиАЗ-158В и ЛиАЗ-677.
ЗИЛ-158 .

Междугородный автобус ЗИС-127.

Самой значительной автобусной разработкой Завода имени Сталина стал междугородный автобус ЗИС-127.
Автобус с оригинальным несущим кузовом длиной 10,22 м мог перевозить 32 пассажира, располагавшихся в комфортабельных креслах авиационного типа с подголовниками и изменяемым наклоном спинок.
Междугородный автобус ЗИС (ЗИЛ)-127

Всего в 1955-1960 гг. произведен 851 автобус ЗИС(ЗИЛ)-127.
«Турбо НАМИ-053»

Первый советский экспериментальный автомобиль с газотурбинным двигателем. Построен на базе междугородного автобуса ЗИС-127, у которого дизель заменен газовой турбиной НАМИ, имевшей вдвое большую мощность и вдвое меньший вес. Силовой агрегат установлен в задней части автобуса.
«Турбо НАМИ-053» не использовался для перевозки пассажиров, а служил своего рода лабораторией на колесах — его салон занимали исследовательские приборы и оборудование.
Год постройки — 1959; число мест — 10; двигатель: двухвальная газовая турбина без теплообменника, мощность — 350 л. с./357 кВт при 17 000 об/мин; число передач — 2; длина — 10 220 мм; ширина — 2680 мм; масса в снаряженном состоянии — 13 000 кг; наибольшая скорость — 160 км/ч.
АМО ЗИЛ с 1924 по 2009 завод произвёл:
— 7 млн 870 тысяч 89 грузовых автомобилей,
— 39 тысяч 536 автобусов (в 1927-1961 гг., 1963-1994 гг. и с 1997 года)
-12 тысяч 148 легковых автомобилей (в 1936-2000 гг.; из них 72 % — ЗИС-101).
Кроме того, в 1951-2000 годах было изготовлено 5,5 млн бытовых холодильников и в 1951-1959 годах — 3,24 млн велосипедов.
На экспорт в 51 страну мира поставлено свыше 630 тыс. автомобилей.

Минуло более 90 лет с тех пор как 1 ноября 1924 года принято считать днем рождения советского автомобилестроения. Именно в этот день на заводе «Автомобильного Московского Общества» («АМО») собрали первый советский автомобиль малой грузоподъемности «АМО-Ф-15».

Об истории этого грузовика и его модификаций написано множество статей, он упоминается во множестве книг, рассказывающих об истории автомобилестроения СССР и истории ныне уже не существующего автогиганта преемника «АМО», известного в последние годы своего существования как «ЗИЛ» («Завод имени Лихачева»). Изображения автомобиля «АМО-Ф-15» и его модификаций периодически можно увидеть на открытках, карманных и настенных календарях, плакетках, настольных медалях, спичечных этикетках, значках, даже удостоились быть размещенными на почтовых марках.

Настенная плакетка из пластика

Несколько значков с АМО

Естественно специалисты, создающие копии автомобилей в различных масштабах не могли остаться в стороне и обойти своим вниманием «АМО-Ф-15» и его предка FIAT-15ter. Мне попадалось множество модификаций этого автомобиля, созданных воспитанниками «Домов детского творчества» и «Станций юных техников» в различных масштабах и из широкого спектра материалов: жесть, бумага, пластилин, дерево и т.п. Московским заводом игрушек «Прогресс» выпускался набор пластиковых деталей, собрав который, можно было получить очень хорошую копию «АМО-Ф-15» в масштабе 1\24.

Коробка и набор деталей для сборки копии «АМО-Ф-15» в масштабе 1\24.

Собранная «АМО-Ф-15» в масштабе 1\24 и одна из моделей «АМО-Ф-15» в масштабе 1\43.

Издательство «Орел», из города Харьков (Украина), выпускало наборы для бумажного моделирования, склеив которые можно было получить копии грузового «АМО-Ф-15» образца 1924 года или автобуса «АМО-Ф-15» с объемными фарами и поворачивающимися колесами в масштабе 1\25.

«АМО-Ф-15» в масштабе 1\25, издательство «Орел»

Я не буду подробно останавливаться на этих моделях, а сосредоточу ваше внимание на копиях в масштабе 1\43. И начну с масштабных моделей, выпускавшихся промышленным способом.

На данный момент известно, что первым создал копию автомобиля «АМО-Ф-15» коллектив производственного объединения по обработке пластмасс «Кзыл-Ту» (в переводе с казахского «Красное знамя»), расположенного в городе Алма-Ате, столице Казахской ССР. Работники объединения примерно с конца 70-х годов прошлого века, предложили коллекционерам сразу три модификации: конечно же копию первого грузового автомобиля «АМО-Ф-15» образца 1924 года,

«АМО-Ф-15» образца 1924 года из голубого пластика

«АМО-Ф-15» образца 1924 года из желтого пластика с коробкой

копию автобуса на шасси «АМО», прототипы которого начали в 1925 году создаваться в Москве

Автобус на шасси «АМО» в ранней и поздней коробке

и копию легкового штабного автомобиля на шасси «АМО», чьи немногочисленные прототипы выпускались очень мелкими партиями с 1925 по 1927 годы.

Штабной автомобиль на шасси «АМО»

Все масштабные модели «Кзыл-Ту» изготавливались из цветной пластмассы с неплохой степенью проработки, обладали открывающимися элементами и комплектовались металлизированной имитацией радиаторной решетки, фар, клаксонов, остеклением (выполненным из прозрачного пластика), имитацией шасси (рессоры, кардан, задний ведущий мост), копями покрышек колес, выполненных отдельными деталями и монтирующиеся на колесные диски. Выпускаемые миниатюры упаковывались в картонные коробки с окошком, защищенным прозрачным блистером.
Что примечательно, для сборки этих масштабных моделей привлекался не только коллектив производственного объединения, но и учащиеся подшефной школы. Тираж выпущенных моделей доподлинно не известен, но в наши дни копии автомобилей «АМО» от «Кзыл-Ту» в коллекционном состоянии укомплектованные фабричной коробкой очень редки и высоко ценятся среди коллекционеров, возможно потому, что большая часть этих пластмассовых «АМО» погибла в песочницах бывшего СССР. Да и самого производственного объединения теперь уже не существует, а на месте его головного предприятия расположился торговый центр «Асыл», а Казахская ССР стала государством Казахстан.

Следующими предприятиями, начавшим выпускать копию автомобиля «АМО-Ф-15» стали производственное объединение (ПО) «Элекон», располагавшееся в городе Казани — столице Татарской АССР и «Рославльский автоагрегатный завод» — Филиал автозавода «ЗИЛ». Наиболее вероятна версия, что выпуск этих моделей был приурочен к празднованию 60-летия советской автомобильной промышленности, которое широко отмечалось в СССР. Специалисты из Казани начали выпуск копии грузового автомобиля «АМО-Ф-15» образца 1924 года, а в Рославле решили выпустить копию грузовика «АМО-Ф-15» образца 1927 года. Масштабные модели получились очень разными и, безусловно, это зависело как от возможностей и опыта разработчиков, так от возможностей и ограничений использования существующих производственных мощностей, на которых осуществлялся выпуск. Сотрудники ПО «Элекон» уже имели опыт создания и производства масштабных моделей, к тому моменту на протяжении нескольких лет ими выпускались прекрасные копии грузовых автомобилей «КАМАЗ», т.е. опробованы и освоены процессы изготовления комплектующих для масштабных моделей из пластика, резины и металла, имелось соответствующее оборудование и кадры осуществляющие очень важный этап -финальную и качественную сборку, кстати на последнем этапе в основном работали женщины, которые, как известно более терпеливы, чем мужчины и прекрасно справляются с монотонной и кропотливой работой. Именно поэтому копия «АМО-Ф-15» от ПО «Элекон» получилась очень качественной и ее можно назвать одной из лучших масштабных моделей СССР, как по степени копийности, так и по степени проработки.

«АМО-Ф-15» от ПО «Элекон» выпуска 1986 года, на фарах есть метализация, на эмблеме, располеженной на радиаторе, ее уже нет

Модель состояла из более чем 40 деталей, причем из металла изготавливались кабина с передними крыльями и рама с картером, остальные детали бортовой кузов, колесные диски, радиаторная решетка (она кстати как и капот немного все же по форме не соответствовала прототипу), подножки элементы салона и др. штамповались из пластика, что добавляло ажурности модели и повышало степень ее соответствия оригиналу. Покрышки колес имели правдоподобный протектор и конечно выполнены из резины. Первые копии «АМО-Ф-15» от ПО «Элекон» имели хромировку на фарах и эмблеме «АМО», находящейся на радиаторной решетке моделей, приборную доску и имитацию масленки на копии дифференциала, затем хромировка пропала, исчезли и некоторые другие детали. Модели имели разную цветовую гамму полностью синие, полностью красные, с рыжей или синей кабиной и красным кузовом и другие, колесные диски имели белый цвет, красный и даже коричневый. Упаковывались в картонную коробку с прозрачным окном из блистера.

Разные цветовые решения «АМО-Ф-15» от ПО «Элекон»

Масштабная модель АМО-Ф-15 образца 1927 года из Рославля оказалась гораздо грубее казанской, но это была единственная копия «АМО» с жесткой крышей. Причем выпускали ее специалисты ранее не обладавшие опытом производства подобной продукции, но имевшие доступ к настоящему прототипу «АМО-Ф-15» 1927 года, располагавшемуся в вестибюле заводоуправления автозавода «ЗИЛ» в Москве до 2020 года. Где он находится теперь мне не известно, возможно, попал в какой-то музей, не хочется думать, что пущен под пресс.

Модель из Рославля собиралась из чуть более чем двух десятков деталей, большая часть из которых отливалась из металла. Пластик использовался для изготовления только покрышек колес, клаксона и элементов салона. Первые варианты имели плоское не проработанное днище.

Затем появились варианты с металлическим карданом,

и чуть позже с пластиковым, также появились имитации глушителя картера и заднего моста.

Первые партии копии «АМО-Ф-15» образца 1927 года окрашивались в красный цвет, чуть позже появились модели в голубой окраске. Упаковка также менялась со временем, производились как глухие картонные коробки, так и с прозрачным окном из блистера. Модели из первых партий имели бронзовые звуковые клаксоны и капотные замки, позднее клаксоны стали пластиковыми, а замки оливались вместе с кабиной.
Впуск моделей на филиале «ЗИЛ» в Рославле продержался до середины 1994 года, но не смотря на то, что производились они более 10 лет и достаточно большим тиражом, многие коллекционеры узнавали об их существовании случайно, общаясь в клубах или рассматривая собрания своих коллег. Дело в том, что реализовывалась продукция из Рославля в основном в Смоленске и Смоленской области, а в другие регионы бывшего СССР попадала в результате усилий самих коллекционеров, благодаря обменам или продаже мелких партий.

Иначе дело обстояло с продукцией ПО «Элекон». Модели «АМО-Ф-15» образца 1924 года из Казани продавались во многих уголках страны, и их выпуск продолжался до 2005 года. Помимо бортовой версии с 1991 года начали выпускаться автоцистерны на шасси «АМО-Ф-15» (с надписью «Керосин» кабина синяя, цистерна голубого цвета) и не имеющие реальных прототипов фургоны «Почта» (модели выпускались синего, красного и др. цветов) и санитарный автомобиль (выпускался в белой цветовой гамме с красными полосой и крестами на фургоне). Причем для последних двух моделей была выпущена новая картонная коробка с прозрачным окном, так как в старые эти модели по высоте уже не входили.

Автоцистерна на шасси «АМО-Ф-15»

Фургон «Почта». Обратите внимание, сам фургон голубого цвета, на фарах и эмблеме на радиаторе присутствует металлизация — модель из первых выпусков

Фургон «Почта». Поздний выпуск. Обратите внимание, сам фургон синего цвета, на фарах и эмблеме на радиаторе отсутствует металлизация, отсутствует иммитация масленки на копии дифференциала

Фургон «Почта» в красном цвете, колеса стали еще проще, изменился дизайн коробки

С анитарный автомобиль на шасси «АМО-Ф-15»

Что интересно, но в разработке детали имитации фургончика, вставлявшегося в бортовую платформу модели, принимал участие Зиновий Лахтерман один из известных членов мастерской «РАЗУМ» из Киева. Одной из причин, почему такую хорошую модель как «АМО-Ф-15» сняли с производства в Казани, была ее хрупкость, к сожалению, она плохо переносила транспортировку, поэтому оптовики все чаще отказывались ее закупать и возвращали брак в Казань. На сегодняшний день ПО «Элекон» по некоторым данным совсем остановило производство масштабных моделей, так как судя по сообщениям, опубликованным в ряде периодических изданий, руководство ОАО «КАМАЗ», и правообладатель торговых знаков автозавода «ЗИЛ» стали через суд требовать от производственного объединения компенсировать убытки за использование символики, используемой казанскими специалистами при выпуске копий автомобилей. Поэтому есть большая вероятность, что на этом модельная история ПО «Элекон» закончится, однако возможно кто-то инвестирует в это производство и начнется новая, но под другим брендом, например, посмотрим.

В отличие от российских производителей, компании занимающиеся выпуском масштабных моделей на производственных мощностях заводов Китайской Народной Республики (КНР), не закрывают производство, а только его наращивают. Об этом свидетельствует широкий ассортимент масштабных моделей, производящийся множеством компаний мира в этой стране. Не стали мудрствовать лукаво и сотрудники итальянского издательства «De Agistini»,когда решились на выпуск серий масштабных моделей серий «Автолегенды СССР» и «Автомобиль на службе» и заказали производство копий автомобилей компании PCT (IST) имеющей хороший опыт в этом вопросе. В июне 2020 года в серии «Автолегенды СССР» под номером 87 вышла копия автомобиля «АМО-Ф-15» образца 1927 года.

Специалисты, кто отвечал за наполнение серии, правильно рассудили и решили выпустить модель именно этого автомобиля. В результате, коллекционеры и фанаты автомобильной истории смогли поставить на свои полки улучшенную, по сравнению с ранее выпускаемой в Рославле модель, но все же до уровня казанского «АМО» мастера из PCT (IST) немного не дотянули. Созданная в Китае копия также как и масштабная модель ПО «Элекон» очень привлекательна, не имеет искажений в пропорциях, кабина выполнена из металла (с более аккуратным остеклением), остальные детали из пластика. В качестве недостатков по сравнению с казанской продукцией у копии PCT (IST) хуже проработано днище, нет надписи «АМО» на эмблеме расположенной на радиаторе, лишними кажутся таблички «АМО» на модели, но зато окрашена она в зеленый цвет — цвет в который в СССР в основном окрашивались грузовые автомобили. Увы, ни специалисты ПО «Элекон» ни завода в Рославле зеленый вариант «АМО» так и не выпустили. Тираж «АМО-Ф-15» образца 1927 года от PCT (IST) составил 120 000 экземпляров, упаковывалась модель в прозрачный блистер, а реализовывалась совместно с журналом, в котором раскрывалась история прототипа этой модели. Кстати в качестве фото прототипа в журнале использовали 3D модель, подробнее можно прочитать
Следующим продолжением копий семейства автомобилей стала модель «АМО-Ф-15» «Скорая медицинская помощь», вышедшая в ноябре 2020 года под номером 32 в серии «Автомобиль на службе» того же издательства «De Agistini».

Производителем модели являлась все та же компания PCT (IST) , и справедливости ради хочется отметить, что для ее изготовления были созданы новые формы и штампы и абсолютно не использованы разработанные ранее при производстве «АМО-Ф-15» из серии «Автолегенды СССР». Прототипом модели послужил автомобиль Иваново-Вознесенского Губздрава, черно-белое фото которого известно многим увлеченным автомобильной историей энтузиастам. Кузов выполнен из металла, днище и все остальные детали пластик. Днище имеет другу форму, нежели у «АМО-Ф-15» от PCT (IST), но и его проработка так же оставляет желать лучшего, опять на модели закреплены таблички с надписью «АМО», отсутствовавшие на прототипе. Однако видно, что китайские специалисты пытались сделать эту копию, лучше предыдущей. У копии «АМО-Ф-15» «Скорая медицинская помощь» тщательнее проработаны решетка радиатора (на ней появилась эмблема с буквами «АМО»), колесные диски, появились несколько другие фары, имитация боковых шторок на кабине, на кузов нанесены декали. Тираж составил 80 000 экземпляров, упаковывалась она также как и «АМО-Ф-15» от PCT (IST) в прозрачный блистер и реализовывалась вместе с журналом.
В настоящий момент копия «АМО-Ф-15» «Скорая медицинская помощь» замыкает список моделей автомобилей «АМО» в масштабе 1\43, производящихся промышленным способом. Но надеемся, она все же не будет последней, и любители и почитатели истории этого автомобиля СССР пополнят свои коллекции копиями его новых и исторически достоверных модификаций. Познакомиться же с конверсиями и моделями ручной работы можно

Правильнее называть это транспортное средство — автонасос-линейка. Первым в стране выпуск таких машин ос­воил в июле 1926 г. ленинградский завод пожарных при­надлежностей «Промет». Тогда то и началась история производства отечественных пожарных автомобилей, появлению которых предшествовали драматические события.

После революции во всей огромной России осталось с десяток машин приспособленных для противопожарной службы. Страна в буквальном смысле горела в огне Граж­данской войны, в пожарах поджогах. И неудивительно что уже 17 апреля 1918 г. появился декрет ЦИК «Об организа­ции государственных мер борьбы с огнем». В этом доку­менте много написано о том что было важно для противопожарной охраны страны но нет ни слова о пожарных автомобилях. Почему?

В ту пору в нашем Отечестве не было автомобильной промышленности. Зато на его громадной территории оказалось очень много иностранных машин, доставшихся новой власти в качестве трофеев в войне с немцами и их союзниками, после интервентов и от ушедшего в небытие царского режима. Тысячи разбитых авто свозили на недостроенные автозаводы, около которых вырастали автомобильные кладбища. Национализированные предприятия пусть и медленно, но восстанавливались. Автохлам ремонтировали, воссоздавая из него работающие автомобили. Некоторые из них оборудовали как пожарные машины. Особый тон в этой работе задавали коллективы по­жарных команд небольших городов. Они собственными силами восстанавливали отслужившие свой срок или просто брошенные грузовики и создавали из них столь необходимые им «пожарки». Как правило, это были либо автолинейки, на которых борцов с огнем, сидевших снаружи «в линию», то есть в ряд, доставляли к очагу возгорания вместе с ручным насосом, лестницами и специальны­ми инструментами; либо автобочки, с наружными сидениями для нескольких пожарных.

В начале 1920-х гг. появились удивительные «самоделки». Так, симферопольские пожарные восстановили грузовой «Паккард» и превратили его в своего рода «линейку». На ней к месту бедствия возили все необходимые принадлежности для тушения пожара, но главное — команду из 16 пожарных. В Херсоне, Курске, Смоленске и многих других городах числилось по несколько старых грузовиков, переделанных аналогичным образом в автолинейки.

Имелись также автобочки, доставлявшие на пожар воду. Некоторые команды для оказания скорой противопожарной помощи (подачи первой струи) использовали так называемую «газовку» или «газшпритц». На такой машине размещали небольшую (до 500 л) цистерну, баллон со сжатым воздухом или углекислым газом (давлением до 110 кг/см 2), различный пожарный инструмент и сидения для нескольких «тушил». Подавая воздух или газ из баллона в цистерну, в ней создавали давление 2 — 3 кг/см 2 , что обеспечивало дальность выброса струи до 30 м из ствола, соединенного с ней выкидным рукавом. За непродолжи­тельное время действия такой машины, бойцы с огнем ус­певали запустить в работу другую технику.

В 1920-е гг. наша страна импортировала пожарные машины. Стоили они дорого, и потрясенное революцией и вой­нами государство не могло выделять на такие закупки много средств. Поэтому их приобретали как образцы для создания аналогичных отечественных машин. В этих условиях, творческая инициатива трудящихся оказалась весьма кстати. Ею решили воспользоваться. В 1925 г. не­скольким заводам и мастерским поручили по аналогии с «самоделками» строить «пожарки» на базе восстановленных иностранных грузовиков. Поскольку в их числе в ос­новном были модели «Паккард», «Уайт» и «Фиат», то именно на их шасси стали делать пожарные машины.

А тем временем начиналась автомобилизация СССР С 1922 г. стал регулярно работать автозавод в Москве — бывшии АМО а с 1924 г. — и в Ярославле ранее принадлежавший фабриканту В. А. Лебедеву. На этом столичном предприятии к 7-й годовщине Октябрьской революции освоили выпуск из отечественных материалов грузовика АМО-Ф-15 а на ярославском, спустя год — ЯЗ. Их прото­типами были «Фиат-15-тер» и «Уайт».

В 1926 г. на столичном Миусском механическом и Ле­нинградском гидромеханическом заводах сделали не­сколько пожарных машин на шасси упомянутых иномарок. Поскольку «Промет» уже использовал для выпуска «пожа­рок» АМО-Ф-15, то на Миусском заводе вскоре перешли на советскую модель. Как же был устроен этот «первенец»?

Для изготовления рамы автомобиля использовали стальной швеллер. Рама состояла из двух продольных и пяти поперечных балок. В маховике двигателя были прорези, обеспечивавшие при его вращении вентиляцию моторного отсека. Бензобак располагался высоко, и бензин самотеком поступал в карбюратор. Руль находился спра­ва, а слева — единственная дверь кабины, в которой не было крыши. В центре рамы стояла распределительная коробка, от которой крутящий момент передавался либо заднему мосту, либо шестеренчатому (коловратному) водяному насосу, установленному в задней части машины. В ее середине и задке крепились четыре стойки с перекрытиями. На них укладывали раздвижные лестницы и другой пожарный инвентарь. За спиной водителя висел колокол, а слева перед кабиной красовалась дополнительная фара. Забирные рукава (два слева и один справа) укладывали на передние крылья и подножки, под которыми закрепили инструментальные ящики. За кабиной, на раме, установили бак с водой для подачи первой струи, по его бокам скамьи для троих пожарных, с каждой стороны (лицом наружу) под скамьями находились ящики для банок с порошком, еще ниже была укладка для пожарных ломов. Перед насосом, но выше него, разместили пеногенератор и две небольшие катушки с рукавами, третью же, гораздо большую, подвесили сзади автомобиля. В разных местах шасси закрепили различные принадлежности — огнетушители, разветвители и прочее. Все эти инструменты и приборы открывали возможности для широкого применения новинки. Ее использовали и для оказания первой противопожарной помощи, и для длительной работы на пожаре. Рассмотрим, как это происходило.

Приехав по вызову, расчет пожарного АМО принимал решение, как тушить пожар. Если он только что возник в закрытом помещении, и еще не разгорелся, то одни бойцы бежали к огню и из огнетушителей направляли в него потоки пены, а другие заправляли порошком пеногенератор, запускали его в действие, и, проложив пенорукава, продолжали пенотушение. Зачастую, этого оказывалось достаточно. Если же к моменту приезда пожарной команды пламя вырывалось наружу, то гашение осуществлялось водой. Сначала давали первую струю из бака с водой. До его опорожнения следовало сделать одно из двух, по обстоятельствам: либо свинченный забирный рукав опустить в естественный водоем, либо установить стендер на водопроводную сеть. Затем переключали насос с бака на рукав или стендер, и продолжали тушение огня водой. Прибывшие пожарные снимали с АМО лестницы, брали ломы, багры, топоры и приступали к разрушению переборок, мешавших тушению пламени.

Технические характеристика пожарного автомобиля АМО-Ф-15

Ветераны борьбы с огнем подтверждают, что пожарный АМО хорошо помогал справляться с пламенем.

Вот один из примеров:

4 декабря 1926 г. в 4 ч. 45 мин. ночи, на Мытищенском вагоностроительном заводе возник пожар в сборочном цеху. По тревоге прибыла заводская пожарная команда. Огонь бушевал и быстро распространялся. Уже пылали новехонькие товарные железнодорожные и трамвайные вагоны. Ствольщик, охлаждавший струей воды железную крышу цеха, заметил воспламенение в окне соседнего строения, где располагался механический цех. И, хотя местная пожарная команда сумела выделить 14 стволов, чтобы отсечь распространение огня, пожар разрастался. Зарево над городом побудило пожарных со­седних предприятий — завода «Вискоза», фабрик «Про­летарская победа», «Мострикотаж» и других — прислать на подмогу насосы. Депо Северной железной дороги направило пожарный паровоз. Прибывшие команды смогли дать лишь четыре ствола, что не остановило распростра­нение огня. И тогда, в 5 ч. 16 мин. утра, брандмейстер г. Мытищи запросил помощь из Москвы. На вызов сразу же выехали две автомобильные части на пожарных АМО. В их составе был помощник брандмейстера одной из пожарных команд. По заснеженной дороге, 20 верст удалось преодолеть за 35 мин. Прибыв на место, московские по­жарные тут же дали четыре струи в очаг огненного смерча — на раскаленный металл и древесину, пропитанную скипидаром и масляными красками. Благодаря своевременной и квалифицированной помощи из столицы, в течение двух часов пожар удалось локализовать, а еще через три — и потушить. Третьей московской части вызванной дополнительно, работать уже не пришлось

Пожарные АМО строили до конца 1929 г., только на ленинградском «Промете» и московском Миусском заводах. Всего выпустили 308 машин. До наших дней сохранились два таких автомобиля. Один выпущенный «Прометом», хранится в Управлении городской пожарной службы Санкт Петербурга. Другой, изготовленный Миусским за­водом, представлен в экспозиции столичного Политехни­ческого музея.

Техника молодежи, № 3/2002

Масштаб модели 1:25.

Автомобиль АМО-Ф 15 (1924-1931) являлся развитием итальянского грузовика FIAT-151ter. Первые десять автомобилей были собраны с 1 по 6 ноября 1924 года и были представлены во время демонстрации 7 ноября того же года на Красной площади. Все грузовики были выкрашены в красный цвет.

Качество изготовленных машин было проверено в испытательном пробеге по маршруту Москва-Ленинград-Смоленск-Москва. Почти 2000 км АМО-Ф-15 прошли без малейших поломок, побив рекорды всех проводимых до этого грузовых пробегов.

Пробег 1925 г. принес новую победу АМО Ф-15. В этом состязании приняли участие 45 грузовых и 79 легковых автомобилей из Америки, Германии, Франции, Чехословакии, Италии, Австрии, Англии. Интересно, что ФИАТ выставил свою новейшую машину. Протяженность маршрута для грузовиков составляла 4724 км. Из иностранных представителей мало кто верил, что два советских АМО-Ф-15 вообще дойдут до финиша.

АМО-Ф-15 первой промышленной партии во многом повторяли конструкцию ФИАТа образца 1916 года – даже руль был расположен справа (ФИАТ отказался от такого решения после 1920 года). Машина имела много недостатков и устаревших конструкторских решений -складной матерчатый верх, прямоточную подачу бензина и весьма примитивный карбюратор. Пуск двигателя производился вручную, рукояткой, для освещения служили ацетиленовые фонари, сигнал подавался рожком с грушей.

Но уже через два года вторая партия была значительно доработана и модернизирована. Завод стал расширять производство и увеличивать объемы выпуска машин.

Шасси АМО-Ф 15 послужило базой для создания пожарных автомобилей, автобусов, фургонов, штабного автомобиля, бронеавтомобиля БА-27 и даже фургона для перевозки денег, изготовленного 2-м БТАЗ.

Технические характеристики грузового автомобиля АМО Ф-15

Годы выпуска ­­­- 1924-1931

Колесная формула — 4×2

Грузоподъемность — 1500 кг

Собственный вес в снаряженном состоянии — 1920 кг

Двигатель карбюраторный, бензиновый, 4-цилиндровый, рядный

Рабочий объем цилиндров — 4,40 л

Степень сжатия — 4,0

Диаметр цилиндров — 100 мм

Ход поршня -140 мм

Максимальная мощность при 1400об./мин. — З6 л.с.

Амо ф 15 штабной 6 местный автомобиль. Cкопированные, но советские: редчайшие военные автомобили АМО

К 1916 году Русское правительство поняло необходимость массового производства грузовых автомобилей, так как стало понятно, что без собственной автомобильной промышленности войну не выиграть. Главное военно-техническое управление подписало контракт на строительство 6-ти заводов, в том числе АМО (Акционерное Московское общество). Оно должно было выпускать грузовик “15-тер” итальянской фирмы “ФИАТ” грузоподъемностью полторы тонны зарекомендовавший себя очень хорошо во время итало-турецкой войны 1911-1912 годов.

Итальянский автомобиль имел четыре цилиндра и мощность 30 лошадиных сил при 1300 об/мин., максимальная скорость была 45 километров в час. Но революция 1917 года внесло свои коррективы, и только в ночь с 1 ноября 1924 года, бригада слесарей собрала первую автомобиль. Машина была сделана по образу и подобию итальянского “ФИАТ-15-тер”, но из отечественных материалов и руками русских рабочих. А уже 6 ноября из ворот завода выехал 10 грузовик.

7 ноября 1924 года рабочие и инженеры завода участвовали в праздничной демонстрации, где были представлены все собранные грузовики. На машине был установлен четырех цилиндровый двигатель (4396 см з, 35 лошадиных сил, при 1400 об/мин.) с зажиганием от магнето и водяным охлаждением с центробежным насосом. Для прохождения воздуха через радиатор использовался маховик, спицам которого была придана форма лопастей вентилятора.

Обязательным условием нормальной роботы системы охлаждения являлось плотное прилегание боковин капота к каркасу. Четырех ступенчатая коробка передач располагалась отдельно от двигателя, рычаг переключения передач находился за правым бортом кабины (рулевое колесо на автомобиле “АМО-Ф15” размещалось справа). Механические колодочные тормозные механизмы действовали только на задние колеса, балка заднего моста и кожух карданного вала составляли один узел.

Машина отличалась довольно большим дорожным просветом (225 мм.). Одна из ее особенностей заключалась в том, что полуоси задних колес составляли угол 178 о. Поскольку балка заднего моста была не жесткой, то под нагрузкой она деформировалась и угол между полуосями становился ровным 180 о. Автомобиль не имел электрического стартера, освещения, звукового сигнала и воздушного фильтра. Так, пуск двигателя производился рукояткой, для освещения служили ацетиленовые фонари, звуковые сигналы подавались рожком с резиновой грушей, а крыша автомобиля была мягкой и складной.

При снаряженной массе 2000 килограмм грузоподъемность составляла 1500 кг., скорость же достигала 42 км/ч, а расход топлива – 30 литров бензина на 100 километров. Стоит особо подчеркнуть: все детали, кроме шарикоподшипников и магнето, были отечественными и их изготовляли вручную: балки передних и задних мостов, брусья рам ковали ручными молотами. Заготовку коленчатого вола (толстую металлическую плиту) клали на стол станка. Разметчик чертил на плите контуры вала, а потом эти контуры высверливали. Затем заготовку с заостренными следами сверловки обтачивали.

Стальные листы облицовки кабины, капот и крылья вколачивали вручную. На сборке автомобиля его раму клали на козлы и поочередно закрепляли на ней отдельные детали и механизмы. От одной операции к другой, из цеха в цех рама передвигалась на плечах рабочих и на конных подводах. По мере развития производства, а также учитывая особенности эксплуатации в России, образцы 1924 г. уже заметно отличались от прототипа. В частности, чтобы маховик не цеплялся за неровности дороги, уменьшили его диаметр, изменили форму радиатора – его площадь увеличили во избежание кипения двигателя на затяжных подъемах или при езде по грязи, песку.

Вместо рассыпающихся деревянных колес со спицами автомобиль был оборудован штампованными дисковыми колесами, установлен карбюратор “Зенит-42”, изменены расположение бензинового бака, форма подножек. Во второй серии (выпуск 1927-1928 годов) у кабины появились жесткая крыша, боковина, задняя стенка, защищающая от непогоды; рычаги стояночного тормоза, переключения передач были перенесены в кабину; упрощен рулевой механизм, шести дисковое сухое сцепление заменено “мокрым” с 28 парами дисков.

В третьей серии (1928-1931 годов) уже имелись электро стартер, звуковой сигнал и освещение; упрощена подача бензина в карбюратор: вместо вакуум аппарата применена подача бензина самотеком (бензиновый бак из-под сиденья был перенесен на щит передка). Облегчение шатунов, поршней и маховика, замена карбюратора дали возможность на 17% увеличить мощность двигателя. Поверхность охлаждения радиатора доведена до 11,5 метров (на 3 метра больше, чем у “фиата”), что предотвратило закипание воды в сильную жару и на затяжных подъемах. Уменьшение на 80 миллиметров диаметра маховика увеличило дорожный просвет, улучшило проходимость автомобиля.

“АМО-Ф15” обладал редкими для тогдашних грузовиков электрическими фарами, пневматическими шинами, карданной передачей, штампованными дисковыми колесами. Таким образом, внесенные изменения значительно преобразили взятый за основу “Фиат-15-тер”. “АМО-Ф15” доказал свои надежные качества на многочисленных автопробегах. Например, в ноябре 1924 г. три машины с успехом совершили пробег Москва-Ленинград и обратно, а менее чем через год, после выпуска сотого автомобиля, “АМО-Ф15” уже участвовали в международном пробеге Ленинград-Москва-Тбилиси-Москва.

Они прошли 4284 километров без поломок и финишировали первыми. В 1926 году на базе грузовика был начат выпуск автобусов, почтовых фургонов и даже своеобразных легковых автомобилей. В конструкции последних полностью сохранялось шасси грузовика, вплоть до двойных скатов задних шин. Можно себе представить, насколько прочным, пригодным для тяжелых условий работы оказалось такое сочетание грузового шасси с легким, открытым пассажирским кузовом! За восемь лет завод “АМО” (ныне “ЗИЛ”) выпустил около 6 тысяч “АМО-Ф15”.

АМО-Ф-15 (1924−1927), автомобиль первой промышленной серии. Разработан на базе итальянского Fiat 15 ter с ощутимыми модификациями, поскольку Fiat 15 ter производился с 1913 года и к 1924-му порядком устарел. Отметим, что только первых 10 машин были окрашены красным, а вообще все АМО-Ф-15 выпускались зелёными:)

АМО-Ф-15 (1926), санитарный. Одна из многочисленных специальных машин на базе классики.

АМО-Ф-15 (1926), почтовый. Ещё одна версия с «кастомным» кузовом.

АМО-Ф-15 (1927−1931), вариант второй промышленной серии. У этой машины, в отличие от первой серии, появилась жёсткая крыша, а также ряд других усовершенствований конструкции.

АМО-Ф-15, штабной автомобиль. Изготовленный небольшой партией легковой автомобиль (очень, к слову, немаленький из-за грузового шасси), кузов работы Ивана Германа, первого дизайнера АМО.

АМО-Ф-15 (1926−1929), пожарный автомобиль завода «Промет» на базе АМО. Таких автомобилей было построено на «Промете» и на Миусском заводе 308 штук, некоторые дошли до наших дней.

АМО-2 (1930−1931). Это не наша разработка, а сборочные комплекты американского грузовика Autocar Dispatch SA, закупленные за океаном. Изготовлено 1715 машин.

АМО-3 (1931−1933). Модернизированный АМО-2 с большим количеством компонентов уже советской разработки. Изменены кронштейны фар, форма крыльев, электрооборудование и так далее. Впоследствии был переименован в ЗИС-3, но производился после этого совсем недолго.

АМО-4 (1931−1933). Длиннобазная модификация АМО-3, предназначенная для установки автобусных кузовов и пожарного оборудования. На снимке — автобус АМО-4 «Люкс».

АМО-4 «Торпедо» (1933). Таких машин, разработанных под руководством Ивана Германа, было сделано несколько штук для обслуживания курортных зон.

АМО-4, пожарный автомобиль освещения. Как уже говорилось, на базе АМО-4 строились и различные пожарные автомобили.

АМО-6 (1931). Предпоследний автомобиль, ещё носивший название АМО, правда, только в формате опытного образца. В серию он пошёл в 1933 году уже как ЗИС-6. Всего было изготовлено 21239 таких машин. То же случилось и с АМО-5, который в серию пошёл уже как ЗИС-5 (снимков прототипа АМО-5, к сожалению, не сохранилось).

АМО-7 (1932). А это последний АМО, опытный седельный тягач для 5-тонного прицепа, существовавший в нескольких (от 2 до 5) экземплярах.

Переименован он был спустя 9 лет после основания, в 1925 году, и не в ЗИС, а в… ГАЗ! Точнее, в 1-й Государственный автомобильный завод. Горьковского автозавода на тот момент ещё не существовало, и поэтому «накладок» в аббревиатуре не было. При этом «брендом» по‑прежнему оставалось название АМО.

Спустя ещё 6 лет, в 1931-м, его переименовали в ЗИС, Завод имени Сталина, а после десталинизации, в 1956-м — в ЗИЛ, Завод имени Лихачёва. АМО осталось лишь именем в истории — но знаковым для советской автомобильной промышленности именем.

В ночь на 1 ноября 1924 года рабочие собрали первый автомобиль, целиком изготовленный на заводе АМО. Один из слесарей, низко нагнув голову перед радиатором с советской, а не иностранной маркой, крутанул заводную рукоятку -и АМО-Ф15 № 1 ожил. Несколько кругов по заводскому двору сделал тогда этот… даже не автомобиль, а обнажённое – без кабины и кузова – шасси с перевёрнутым ящиком на раме вместо сиденья.

Утром следующего дня машина № 1 была полностью «одета». В первую пробную поездку на ней отправился сам главный конструктор В. И. Ципулин. По словам И. А. Лихачёва, который впоследствии 23 года руководил заводом, тогда на АМО «автомобиля никто не знал, за исключением Ципулина». Владимир Иванович многое сделал для освоения производства первых советских грузовиков. И поэтому когда десятка алых (даже сиденья имели красную обивку) АМО-Ф15 прошла 7 ноября в рядах демонстрантов по Красной площади, головную машину вёл Ципулин.

На первом советском грузовике стоял 4-цилиндровый нижнеклапанный двигатель. Подняв капот, можно было увидеть удивительно «гладкий» мотор. Справа по ходу непосредственно к блоку цилиндров крепился карбюратор, слева -весьма простой формы выпускной коллектор. Впускные каналы были отлиты в теле блока. На крышках распределительных шестерён, клапанов и блока цилиндров рельефно выделялась вязь букв «АМО».

Можно найти немало курьёзных с современной точки зрения конструктивных особенностей в АМО-Ф15. Например, педаль акселератора размещалась между педалями тормоза и сцепления, а не справа от них. А картер заднего моста составлял одно целое с кожухом карданного вала, образуя узел, по форме напоминающий букву Т. На её поперечине располагались ведущие колёса, а стойка, упираясь через шарнир в траверс рамы, передавала толкающие усилия (сейчас они передаются на раму рессорами). Картер заднего моста состоял из двух половин, которые скреплялись 43-мя болтами. Интересно, что задние колёса не были параллельны друг другу, а имели, подобно передним, развал. Он задавался формой картера заднего моста и равнялся одному градусу.

Вслед за первой десяткой полуторатонных грузовиков завод АМО начал планомерно выпускать машины: в 1925 году 113 штук, в следующем — 342, а затем всё больше и больше. Но дело было не только в количестве. В 1926 году существенно изменилась конструкция АМО-Ф15. На смену брезентовому складному верху кабины пришли жёсткая крыша, задняя стенка и съёмные боковинки. Более простую конфигурацию получил радиатор, рычаги управления перекочевали внутрь кабины. Вместо гудка с грушей стали монтировать электрический сигнал, ацетиленовые фары уступили место электрическим, а в дополнение к заводной рукоятке машины начали оснащать электрическим стартёром. Кроме того, заводские специалисты реконструировали сцепление, рулевой механизм, перенесли бензобак под сиденье водителя, уменьшили размеры маховика, чтобы при переезде через неровности он не цеплялся за них.

Мало того, что АМО-Ф15 подвергся основательной модернизации, его шасси было использовано для постройки карет скорой помощи (1925 г.), автобусов (1926 г.) с 14-ю местами для сидения, семиместных легковых штабных, бронированных и пожарных автомобилей, фургонов для перевозки почты (1927 г.).

Мы помещаем здесь фото некоторых модификаций машины АМО-Ф15, называем цифры количества их выпуска в первые годы. Миллионные тиражи автомобилей, наверное, вряд ли были бы возможны, если бы народное хозяйство не производило мощных прессов для штамповки крупных панелей кузовов, высокопроизводительных линий для обработки блоков цилиндров или агрегатов для нарезки конических гипоидных шестерён для задних мостов. Автомобильную промышленность поддерживала вся индустрия страны. Завод АМО едва ли мог шагнуть от сотен машин в год к десяткам тысяч, если бы в СССР не было налажено собственное производство мощных прессов для штамповки крупных панелей кузовов, высокопроизводительных линий для обработки блоков цилиндров или агрегатов для нарезки конических гипоидных шестерён для задних мостов, шарикоподшипников и легированных сталей, современных станков и долговечных шин. Такое сложное изделие, как автомобиль, да ещё создаваемые в масштабах несравненно больших, чем локомотивы или станки, требует, чтобы в его выпуске прямо или косвенно принимала участие вся промышленность.

СОВЕТЫ ПО МОДЕЛИРОВАНИЮ

АМО-Ф15 принадлежит к типичным грузовым автомобилям двадцатых годов и поначалу кажется очень простым объектом моделирования. В действительности же нужно проявить сноровку, так как у этого автомобиля многие детали механизмов и оборудования были снаружи, и исполнение их в маленькой модели -дело довольно кропотливое.

Радиатор проще всего сделать из толстой латунной пластинки, напаять на неё медную сетку (паять медью!) и буквы «АМО» в кружке или в овале (по-разному на автомобилях разных лет выпуска). Не забудьте, что шарнирные «лапы» радиатора тоже видны, они опираются на продольные брусья рамы. Фары имеют гладкие, нерифлёные стёкла и установлены на вильчатых кронштейнах на передних клыках рамы. Запасное колесо установлено выпуклой стороной к стенке кабины.

Это должен знать каждый водитель:  А счастье было так возможно покупаем Renault Sandero I за 400 тысяч

Внешность грузовика АМО-Ф15 прошла три стадии развития. Сначала на первой опытной партии 1924 года кабина была снабжена тентом, радиатор и капот имели в поперечнике слегка скруглённые очертания с высоким «домиком» в верхней части. На второй стадии (с 1925 года) радиатор и капот приобрели плоские грани, но тент ещё сохранялся. Этот самый автомобиль и показан на нашем чертеже, но для тех моделистов, которые будут, пользуясь другими рисунками, делать «самый первый» АМО, мы изобразили на борту платформы подлинную надпись. На машинах позднейшего выпуска (с 1926 года) тент заменили жёсткой крышей на стойках (третья стадия).

Наверняка, вы подумаете, что художник забыл показать на чертежах и рисунках отдушины на боковинах капота. Нет, не забыл: отдушин не было, АМО-Ф15 обладал оригинальной системой охлаждения двигателя. Вентилятором служил открытый маховик двигателя с отлитыми в его теле восемью лопатками. Он нагнетал воздух через соты радиатора и подкапотное пространство вниз, под кузов. Кожухи системы охлаждения так же, как и глушитель, отчётливо видны под рамой.

Место водителя расположено не слева, как у современних машин, а справа, с доступом к нему через единственную левую дверь кабины. В те годы правое расположение руля считалось более безопасным и удобным, так как на мостовой было гораздо больше конных повозок, двигавшихся по обочине, и пешеходов, сошедших с тротуара, чем встречных автомобилей. Дверь не имела наружной ручки. Чтобы открыть её, приходилось просовывать руку внутрь кабины (при наличии брезентовой боковинки – через клапан в ней).

Платформа машины отличается от современных малой шириной досок, рельефными деревянными рамами бортов, изогнутыми петлями и оковками. Слева под платформой установлен инструментальный ящик. Все три борта откидные.

Рама шасси заметно наклонена вперёд. При вычерчивании и изготовлении модели удобно считать плоскость верхних полок рамы горизонтальной, а основные линии конструкции (грани радиатора и кабины, бруски и доски платформы и т.д.) – параллельными или перпендикулярными этой плоскости. Оси же передних и задних колёс следует при этом располагать соответственно ближе или дальше по высоте от верхней плоскости рамы.

На чертеже не показаны скрытые облицовкой контуры двигателя, коробки передач и других механизмов шасси, так как они те же, что и у автомобиля Я-3.

Первые десять автомобилей АМО, как уже отмечено в статье, были окрашены в ярко-красный цвет, с белыми надписями. В дальнейшем окраска грузовиков была защитнозелёной, серой или бежевой. Машины для почты окрашивали в синий цвет, автобусы – в вишнёвый со светло-жёлтым верхом, легковые машины – в серый и защитный цвета, причём верхние панели капота и края боковин кузова были более тёмного оттенка. Колёса, рама, рессоры, мосты и крылья на большинстве машин были чёрными. Обивка сидений – из тёмно-красного дерматина, тент – из серого брезента. Номерные знаки на машинах АМО были очень простыми, с чёрными крупными цифрами на белом фоне, без буквенного индекса, поскольку автомобилей было мало. Лучше всего написать вместо номера год выпуска – 1924. Знаки крепились на скобе над левым передним крылом и справа под кузовом.

Ю. ДОЛМАТОВСКИЙ, Л. ШУГУРОВ

А этот пост посвящен копиям «АМО-Ф-15» и его модификациям, созданным мастерскими и мастерами одиночками.

Я уверен, многие согласятся с мнением, что лучшие модели автомобилей «АМО» выполненных вручную можно было увидеть в Москве в Политехническом музее и музее автозавода «ЗИЛ». В Политехническом музее демонстрировались два макета «АМО-Ф-15» образца 1924 года из первой десятки, один из них в масштабе 1\5 изготовленный «Опытно-экспериментальной фабрикой наглядных пособий» («ОЭФНП») общества «Знание» в 1974 г. для экспонирования на передвижной выставке в музее транспорта в столице Венгрии — Будапеште, а второй в масштабе 1\10, созданный на той же фабрике в 1988 г., для экспозиции «Автомобильного отдела».

Макет в масштабе 1\10 из Политехнического музея в Москве

В музее автозавода «ЗИЛ» можно было увидеть макет «АМО-Ф-15» образца 1927 года, его автор мне не известен.

Макет из музея автозавода «ЗИЛ»

К сожалению, Политехнический музей сейчас закрыт на реконструкцию, а режим работы музея «ЗИЛ» еще много лет назад был очень не постоянен и мне неизвестно принимает ли он посетителей в наши дни или нет и какова судьба многих его редчайших экспонатов.

Макет пожарного «АМО-Ф-15» (самый дальний). Фото Михаїл Погарцев, Народный музей в Луганске, какова его теперь судьба?

Единственным недостатком музейных моделей для коллекционеров копий автомобилей в масштабе 1\43 является их крупный размер. С началом производства на ПО «Элекон» (г. Казань) и Рославльском автоагрегатном заводе — Филиале автозавода «ЗИЛ» в середине 80-х годов масштабных моделей «АМО-Ф-15» о которых я рассказал коллекционеры получили не только интересные копии, но и модели — «доноры», с помощью которых можно было создавать интересные модификации автомобиля «АМО-Ф-15», не выпускаемые промышленным способом. Поэтому предлагаю вам ознакомиться с ними, но замечу, у меня нет цели, описать их все, ведь это так же сложно как сосчитать все песчинки на морском пляже. Поэтому остановимся лишь на некоторых наиболее интересных.

К сожалению, до сих пор мне не встречались «конверсии», выполненные на базе модели «АМО-Ф-15» производства «Кзыл-Ту». Возможно, это произошло потому что из всех выпущенных миниатюр наиболее удачной и более доступной оказалась модель из Казани, именно поэтому на ее базе создавалось наибольшее количество «конверсий». Но не смотря на популярность среди мастеров продукции ПО «Элекон» , существовали «конверсии» и на базе «рославльской» модели, например работы мастера Филлипова, создавшего копии штабного автомобиля и медицинского автобуса, но в объеме их мало кто видел, только на фото, а вживую мне удалось подержать несколько миниатюр созданных на базе модели «АМО-Ф-15» образца 1927 года мастерской «ЕКАМ» (Екатеринбургмодель) с которых сегодня я и начну этот обзор.

Первой «конверсией» из Екатеринбурга стала копия «АМО- штабной фургон».

Ее создали в начале 90-х годов прошлого века по фото оригинального прототипа. У «рославльской» модели демонтировался бортовой кузов, а на его место устанавливался фургон с имитацией окон по периметру и входной двери с правого борта. Элементы фургона штамповались из жести, с помощью оригинальной технологии разработанной специалистами «ЕКАМ», затем детали спаивались между собой. Модели из первой партии окрашивались в цвет хаки, в соответствии с принятыми в СССР правилами окраски грузовых и военных автомобилей. Получилась достаточно оригинальная модификация «АМО». Чуть позже появилась модель этого же фургона, но окрашенного в веселые красно-голубые цвета, якобы копирующая «АМО медицинский фургон» вряд ли имевшая исторический прототип. Еще одной интересной моделью созданной «ЕКАМ» на базе «рославльской» модели оказался «хлебный фургон». Фургон также как и в случае с копией штабного «АМО» изготавливался по технологии жесть-пайка и устанавливался вместо бортовой платформы, чуть позже пояивились копии автоцистерн, где в качестве базы использовались модели «АМО» из Рославля, но крайне редко.

Далее в ассортименте мастерской из Екатеринбурга появились модификации копий автомобиля «АМО-Ф-15», базирующиеся на масштабной модели, выпускавшейся в Казани на заводе «Элекон». До начала промышленного выпуска решили создать копию цистерны установить ее на шасси казанского грузовичка, при этом имея смутное представление о прототипе. В результате, увидели свет модификации «АМО-Ф-15» с тремя различными типами цистерн (разное количество и размещение заливочных горловин), устанавливаемые в различных сочетаниях на три вида подставок с бесчисленным количеством надписей на них: «Мазут», «Бензин», «Керосин», «Нефть», «Битум», «Вода», «Молоко», «Живая рыба», «Вино» и др. Не смотря на отсутствие прототипов, за что через много лет создатели мастерской «ЕКАМ» на форуме коллекционеров приносили свои извинения, модель оказалась очень востребованной, а ее тираж составил несколько сотен штук. Когда похожую цистерну промышленным способом выпустили на ПО «Элекон» вы уже знаете. Специалисты «ЕКАМ» продолжали опережать «Элекон» и первыми сделали АМО-Ф-15 с будочкой. Для будочки сначала из латуни фрезеровали стенки, затем они спаивались между собой, по углам напаивали полоски с клепками, а сверху приклеивали, выполненную на фрезерном станке из алюминия крышу «домиком», в задней части будочки устанавливалась небольшая дверка, которая могла открываться. Саму будочку устанавливали в кузов казанской модели, предварительно выпилив в заднем борту проем для двери. Будочку окрашивали в синий цвет с белой полосой и наносили надпись «Почта». Встречались и варианты с серой будочкой как без надписи, так и с надписью «MТС». «Конверсия» получилась трудоемкой, да и специалисты «Элекон» выпустили огромным тиражом свой вариант «АМО-Ф-15» «Почта», поэтому спрос, на «конверсию» от «ЕКАМ» резко упал и ее тираж оказался кране небольшим, поэтому на сегодняшний день — большая редкость.

«Конверсии» от «ЕКАМ» на базе продукции ПО «Элекон». Обратите внимание на два нижних фото с лева, на модель не только поставили цистерну, но и переделали кабину

Еще две цистерны от «ЕКАМ», обратите внимание у модели с красной кабиной переделали фары, а не оставили стандартные. Полет творчества ничем не ограничивался.

Дальнейшее развитие конверсий до 2020 года связано с изменением масштабных моделей «АМО-Ф-15» ПО «Элекон». Очень интересной миниатюрой, о которой обязательно нужно упомянуть стала копия от мастерской Major Models из Пензы. Коллекционерам предлагалась модель автомобиля FIAT-15 ter — автомобиля, на базе которого разработали знаменитый в нашей стране «АМО-Ф-15». В случае с моделью произошло все наоборот. Ее создали на базе копии ПО «Элекон». Со стандартной модели снималась кабина, и монтировались новая, с другим капотом, радиаторной решеткой, изменялась форма крыльев передних колес, крепились новые фары, подножки, приборная доска сидение водителя и пассажира. Для создания столь удачной конверсии использовался белый металл и полиэфирная смола. Выпускались два варианта с поднятым тентом и без него. Общий тираж составил не более 25 штук.

FIAT-15 ter от Major Models открытый вариант

FIAT-15 ter от Major Models с тентом

Все остальные конверсии масштабных моделей ПО «Элекон» можно разделить на три типа: специальные автомобили на шасси «АМО», автобусы и легковые автомобили. Среди копий специальных автомобилей, особняком стоят пожарные автомобили, прототипы которых создавались на шасси «АМО-Ф-15» в Ленинграде на заводе «Промет» с 1926 года, в Москве на заводах «АМО» с 1927 года и Московском заводе пожарных машин (Миусский завод, так как располагался на Миусской площади в Москве) с 1926 года. Одним из первых копию пожарной линейки «Промет» создал Виталий Молотков, входящий в трио мастеров работающих в мастерской «РАЗУМ» г. Киев.

Модель представляет собой глубокую конверсию продукции ПО «Элекон», к которой добавились филигранным образом выполненные детали (ручки дверей и ящичков, прожектор на телескопической подставке и т.п.) кузов задней части и необходимое пожарное оборудование (шланги, лестницы, огнетушители, автонасос и другое) размещаемое на реальном автомобиле образца 1924 года. Ее появление встретили высокими оценками, в том числе и на слете коллекционеров в Екатеринбурге. Тираж составил 6 штук, что мгновенно превратило модель в подлинный раритет. Много лет позже коллега Молоткова по работе в мастерской «РАЗУМ» — Зиновий Лахтерман создал свой вариант конверсии «прометовской» пожарной линейки, которая так же основывалась на базе модели ПО «Элекон» и была не менее удачна, а из-за небольшого тиража (4 штуки) быстро разошлась по частным коллекциям и стала раритетом. По моему мнению, она все же чуть уступила по степени проработки первой «молотковской» модели. Вот она

В выпуске копий пожарных автомобилей ленинградского завода «Промет» принимали участие и другие, менее признанные мастера, например Владимир Александров из Москвы и ряд коллег одиночек, имена которых не сохранились, отметился и коллектив «ЛОМО» («Ленинградское оптико-механическое объединение») один из крупнейших производителей масштабных моделей пожарной техники СССР и России. Все конверсии создавалась на базе моделей ПО «Элекон», следовательно, копировали автомобили образца 1924 года и оказались чуть мене поработанными, хотя и не менее любимы коллекционерами всего мира, возможно из-за своей доступности.

Автор Владимир Александров

Автор не известен, обратите внимание вместо прожектора по левому борту автомобиля мастер использовал фару от саратовской модели «Руссо-Балта»

Дальнейшее расширение ассортимента моделей «прометовских» пожарных машин произошло после выпуска в 2020 году издательством «De Agostini» в рамках журнальной серии «Автолегенды СССР» копии автомобиля «АМО-Ф-15» образца 1927 года. Украинская мастерская Vector models тут же отреагировала и на базе этой модели ограниченным тиражом создала сначала прекрасные проработанные копии пожарной линейки «Промет» вот она

и позже пожарной цистерны Миусского завода,

таким образом коллекционеры и любители пожарной техники смогли добавить к своим собраниям более поздние версии пожарных автомобилей «АМО-Ф-15». Видимо продукция филиала «ЗИЛ» из Рославля не совсем удовлетворяла украинских мастеров по своему качеству, либо не было возможности достать необходимое количество доноров, поэтому выпуск этих модификаций задержался на столь долгий период. Получившиеся модели очень качественны и прекрасно проработаны, о чем свидетельствует наличие множество мелких подробностей, которые их оживляют и приближают к оригиналу. До специалистов из Vector models на пожарные автомобили Миусского завода, обратили внимание только московский мастер Владимир Александров, вот его работа

и Юрий Кипер, проживающий сейчас в Израиле, вот фото его модели

Первый в начале 2000 годов создал копию пожарной цистерны «Московского завода пожарных машин», используя в качестве базы детали казанскую модель ПО «Элекон». Поэтому понятно, что Владимир изготовил вариант пожарного автомобиля на базе АМО образца 1924 года, но к сожалению ему не удалось в отличие от специалистов из Vector models точно передать угловатую форму ящиков находящихся под катушками шлангов с правой и левой стороны емкости с водой. В остальном конверсия Владимира Александрова, очень качественна и выигрывает тем, что комплектуется копиями съемного багра и деревянных лестниц, что выглядит более реалистично.

Юрий Кипер, для изготовления своей модели использовал базу «АМО-Ф-15» из серии «Автолегенды СССР», также как и специалисты Vector models и несмотря на то что в его версии кузов, подножки, пожарные лестницы, элементы освещения выглядят более реалистично, в мелочах (ручки дверей, ящичков, наличия дополнительного пожарного оборудования и др.) она чуть проигрывает миниатюре из Украины.

Владимир Александров в отличии от Юрия Кипера не остановился на создании одной модификации и помимо цистерны Миусского завода он, по моему, единственный, кто создал копии пожарных линеек, выпускаемых непосредственно на заводе «АМО» в Москве. Обе они созданы также на базе моделей ПО «Элекон» и различаются между собой различным набором пожарного оборудования и выполнены в той же манера мастера, с копиями съемных багров и деревянных лестниц.

Владимир Александров, Первый вариант линейки

Владимир Александров, в торой вариант линейки

Владимир Александров, автомобиль Московской пожарной охраны 1926 год.

Помимо перечисленных и интересных моделей, пожарных автомобилей, коллекционерам попадались и менее удачные, мастера создавали их по мере своего опыта и видимо многое не получалось в основном из-за отсутствия необходимой информации (фото, схемы, чертежи и т.п.) . Вот например, мастер не известен

Следующими заслуживающими внимания моделями специальных автомобилей на шасси «АМО-Ф-15» образца 1924 года, на которые я хотел бы обратить ваше внимание, являлись работы мастеров Дмитрия Сергеева из Санкт-Петербурга и Андраника Манукяна из города Киров. Сергеев, выпустил копию автомобиля, входившего в состав обслуги аэродромов и использовавшего для запуска авиационных двигателей. Копия так и называлась «АМО-Ф-15 аэродромный стартер»,

цистерна с интересным видом бочки,

грузовик с компрессорной станцией в кузове,

поливальная машина для уборки улиц

два типа паровых автонасосов, используемых пожарными командами,

и несколько военных, вот примеры:

Все миниатюры Сергеева выполнены на хорошем уровне, путем переделки моделей ПО «Элекон» и не смотря на то, что многие коллекционеры сомневались и сомневаются в существовании прототипов данных моделей, они быстро нашли своих покупателей. Тираж точно не известен, но можно быть уверенными, что он крайне мал.

Андраник Манукян, также как и многие его коллеги, по созданию масштабных моделей, выбрал в качестве базы продукцию «Элекон» и создал несколько копий автомобилей «АМО-Ф-15», прототипы которых, по его мнению, могли использоваться для перевозки заключенных. Для создания фургона с решетками он использовал вначале полистирол, в чуть позже литье из смолы.

Фургон из полистирола

Штабной, автор Андраник Манукян

Конечно же в связи с тем что копию автобуса на шасси «АМО-Ф-15», выпускавшегося недолгое время в Алма-Ате на ПО «Кзыл-Ту» было не достать, множество мастеров решило потратить свои усилия на ее создание. Одними из первых мастерских, создавших эти модели оказались «Саратовская лаборатория минимоделей» соответственно из Саратова и DOKA из города Челябинск. Обе мастерские небольшими тиражами выпустили копии автобусов как с одной дверью для входа пассажиров, так и с двумя дверями. Для создания глубокой конверсии с проработанным автобусным кузовом, салоном и другими мелочами использовалась база от масштабных моделей ПО «Элекон». Тираж обеих мастерских был очень мал, но не смотря на высокую цену этих «конверсий», все они находятся в частных коллекциях и редко меняют своих хозяев.

Автобус пассажирский однодверный 1926 год, DOKA

Автобус пассажирский двух дверный 1926 год, DOKA

Несколько запоминающихся копий модификаций автобусов на базе «АМО»: санитарный автобус, отрытый курортный автобус (их иногда в народе называли «шарабанами») создали мастера, имена которых не сохранились.

Сантираный автобус, автор не известен

Три различных модели автобуса, авторы неизвестны

На какой базе создавались эти «конверсии» вы можете догадаться сами, увидев миниатюры на фото.

Очень интересной масштабной моделью в 2009 году обрадовал коллекционную общественность, к сожалению ныне покойный Александр Николаев. Все на той же базе модели «АМО-Ф-15» образца 1924 года он по одной лишь фотографии, используя полистирол и своем умение, создал копию почтово-пассажирского автобуса.

Тираж оказался всего несколько штук, поэтому сейчас встретить его в продаже большая удача. Правда у некоторых коллег вызывает сомнение, что существовали подобные автобусы на шасси образца 1924 года. Ведь прототип начал выпускаться с 1927 года, поэтому, скорее всего, его почтово-пассажирский кузов устанавливали на шасси «АМО-Ф-15» образца 1927 года.

Совсем недавно уже известная вам, украинская мастерская Vector models, выпустила несколько вариантов автобусов, используя для этого как в случае создания пожарных автомобилей копию автомобиля «АМО-Ф-15» образца 1927 года от издательства «De Agostini», выпускающих масштабные модели в рамках журнальной серии «Автолегенды СССР». Мне попадались гражданский вариант

«ПОЧТА» с гербом СССР

«Милиция» также с гербом СССР.

Все варианты с одной дверью для входа пассажиров. Модели выпущены на хорошем уровне с прекрасной проработкой, но почему в почтовом варианте модели салон модели такой же как в пассажирской это пока загадка. Возможно, потому что он использовался не для развоза почты, а для перевозки сотрудников почтовых отделений? Что ж может кто-то в скором времени даст по этому поводу отельный комментарий. В «милицейской» версии нет решеток на окнах, но через оконные проемы можно увидеть металлическое ограждение, защищающее стекло изнутри. Что тоже наводит на определенные вопросы, развеять которые можно только получив исчерпывающие данные о прототипе.

Копии легковых автомобилей на базе «АМО-Ф-15» мастерами, вручную создающие масштабные модели создано не так много, но и они есть. Мне очень понравилась масштабная модель закрытого штабного автомобиля вы исполнении Александра Николаева

и этот же вариант автомобиля, но в открытом исполнении, к сожалению не известного мне мастера, вот он:

Копию открытого легкового «АМО-Ф-15», чуть позже повторил Андраник Манукян из Кирова, вот она

В заключение мне бы хотелось упомянуть по настоящему интересные масштабные модели, созданные в отличие от всех вышеописанных «конверсий» с нуля.

Во-первых, это копия бронеавтомобиля «БА-27» от Moscow Models, прототип которого на основе разработок специалистов «АМО» начали собирать на Ижорском заводе в 1927 году.

Модель создавалась из полиэфирной смолы и белого металла в начале 90-х годов прошлого века и очень реалистично передавала конструкцию прототипа (с клепками на бронелистах поворотной башней и др.). Приобрести копию «БА-27» можно было как в собранном виде, так и в виде набора деталей для самостоятельной сборки — «кита».
В наши дни некоторые экземпляры, редко, но попадаются на аукционах из частных коллекций.

И во вторых это копии недолго просуществовавшей мастерской «АвтоR» из Нижнего Новгорода, стремительно ворвавшейся на рынок масштабных моделей в 2008-2020 годах.

«АМО-Ф-15» (слева) и Fiat-15 ter (справа) от мастерской «АвтоR»

Нижегородцы абсолютно самостоятельно из смолы и белого металла производили очень аккуратные и проработанные копии автомобилей Fiat-15 ter и «АМО-Ф-15» образца 1924 года, одного из десяти автомобилей участвующих 7 ноября 1924 года в демонстрации на Красной площади в Москве. У масштабной модели «АМО» — единственной в масштабе 1\43 правильно передана геометрия капота и радиаторной решетки, и помимо этого сознанием дела проработаны салон, подвеска, присутствует имитация складного тента и фары со стеклами. Модели Fiat-15 ter и «АМО-Ф-15» образца 1924 от «АвтоR» это лучшие, по моему мнению, масштабные модели этих автомобилей, полностью соответствующие историческим прототипам!

Я уверен интерес к моделям на базе «АМО-Ф-15», как и ко всему, что с ним связано, будет в нашей стране всегда. Мы увидим еще больше «конверсий» как старых (пока не известных широкому кругу коллекционеров) так и новых. Увидим новые копии «АМО» созданные как в ручную, так и промышленным способом. Ведь до сих пор в масштабных моделях не представлены копии полевых мастерских-летучек, использующихся для мелкого ремонта автобронетанковой техники, генераторных станции, полевых кухонь, с одиночными и спаренными пулеметными установками «Максим», зенитными прожекторами, минометами, со звукоулавливающими установками, позволяющими засечь самолеты противника на расстоянии около 20 км и другие. «АМО-Ф-15» по праву считается одним из знаменитых автомобилей СССР и интерес к нему и его модификациям не утихнет никогда.

АМО Ф-15 занимает в истории отечественного автопрома особое место. И дело не только в статусе «первого советского серийного грузового автомобиля», но и в той роли, которую московские полуторки сыграли в становлении армии и народного хозяйства молодого советского государства.

FIAT для Российской империи

Во время Первой мировой войны проблему дефицита грузовых, санитарных и штабных машин не удалось решить даже за счет мобилизации практически всех «гражданских» автомобилей — от легковых до грузовиков и карет скорой помощи.

В 1916 году Главное военно-техническое управление (ГВТУ) российской армии заключило контракты на строительство автомобильных заводов — пяти частных и одного казенного, три из которых намечалось построить в Москве: АМО (легковые и грузовые автомобили FIAT, производительность 1500 штук в год), РБВЗ (легковые «Руссо-Балт» типа С, 1500 штук в год) и «Казенный завод военных самоходов» совместно с британским инженерным обществом «Бекос» (автомобили «Крослей», 3000 штук в год).

В Ярославле строился завод «Акционерного общества механических передвижений и производств В. А.Лебедева» (автомобили «Крослей» и «Волслей», 1500 штук в год), в Рыбинске — «Русский Рено» (автомобили «Рено», 1500 штук в год). На юге страны в Нахичиване-на-Дону (рядом с Ростовом-на-Дону) возводилось предприятие общества «Аксай» (автомобили «Панар-Левассор», 1500 штук в год).

Среди заложенных до революции частных заводов наиболее перспективным считался АМО. Это был проект братьев Рябушинских — Сергея Павловича и Степана Павловича, представителей одной из самых влиятельных в российских финансовых кругах семей. Правильное первоначальное название предприятия — «Московский автомобильный завод (АМО) товарищества на паях Кузнецов, Рябушинские и К».

Не последнюю роль в получении выгодного государственного заказа сыграл «административный ресурс»: еще один из братьев Рябушинских, Павел, являлся председателем Московского военно-промышленного комитета. Кроме того, Рябушинские добились перехода на свое предприятие квалифицированных инженеров и конструкторов автоотдела Русско-Балтийского вагонного завода.

По условиям контракта с ГВТУ подрядчики должны были завершить подготовку сборочных линий не позднее октября 1916 года, а выпуск автомобилей для армии начать не позднее 7 марта 1917-го. Первым делом АМО приобрело в собственность 64 га земли на южной окраине Москвы. Местность, некогда известная под романтическим названием Тюфелева роща, к моменту начала строительства нового автозавода превратилась в развитую промзону, территориально объединявшую мощные производства, в том числе металлургическое и трубопрокатное.

Строительство завода АМО началось в июле 1916 года и шло такими темпами, что наладить производство машин к намеченному сроку казалось вполне реальным. На разработку автомобиля собственной конструкции времени не было, поэтому изначально планировалось выпускать лицензионную иномарку. Выбор пал на полуторатонный FIAT-15 ter.

Быстроходные (по тому времени) полуторатонные грузовые автомобили FIAT оснащались пневматическими шинами на металлических дисковых колесах и карданной, а не цепной, передачей. Эти грузовики в годы Первой мировой войны поставлялись в итальянскую армию и отлично зарекомендовали себя в условиях боевых действий. Одна из ранних модификаций итальянской «полуторки», FIAT-15 bis, в 1912 году принимала участие в проходившем в России автопробеге армейской техники и произвела на экспертов прекрасное впечатление. Поэтому выбор руководства АМО выглядит вполне логичным.

К июню 1917 года было сооружено 95% всех производственных зданий, набран персонал — свыше 300 человек квалифицированных цеховых рабочих и около 300 служащих, включая техников. Осенью того же года цеха были на 50-60 % укомплектованы оборудованием, завод располагал запасами металла, топлива, инструментов. Эксперты ГВТУ оценивали АМО как первоклассное производственное сооружение, к тому же рассчитанное на большую производительность, чем это предусматривалось контрактом.

Но после Февральской революции 1917 года начались забастовки, стачки, растаскивание казенного имущества. В конце концов, военное министерство освободило АМО от выполнения контрактных обязательств. Однако Рябушинские пытались извлечь из своего детища хоть какую-то пользу, и на АМО началась сборка FIAT-15 ter из закупленных в Италии машинокомплектов. До осени 1917 года успели собрать 432 автомобиля.

Разброд и шатание

Руководство завода всеми силами стремилось сохранить профиль АМО: в цехах собирали автомобили из комплектующих и занимались восстановительным ремонтом. Но 15 августа 1918 года Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) объявил АМО собственностью РСФСР и вместе с заводами «Руссо-Балт» в Филях и «Русский Рено» в Рыбинске передал их в ведение Отдела металла ВСНХ.

В общей сложности в 1918 году на заводе собрали 779 грузовиков и отремонтировали 74 машины разных марок. В 1919-м собрали последние FIAT (106 штук) и отремонтировали 66 автомобилей.

В 1921 году из-за низкой трудовой дисциплины и недостаточной квалификации управляющего персонала на заводе восстановили всего 27 автомобилей. В мае 1922 года на предприятие вернули бывшего директора — Владимира Ивановича Ципулина, правда уже в качестве главного инженера. В августе 1923-го на пост директора завода назначили Георгия Королева. Именно Королев с Ципулиным и вдохнули новую жизнь в умирающее производство.

Закончилась Гражданская война, в условиях НЭПа вырос уровень жизни, стабилизировалась экономика, ужесточилась трудовая дисциплина. Бастовать или прогуливать стало рискованно. В заводские цеха поступало недостающее оборудование, и уже к концу 1922 года АМО самостоятельно изготавливал до 75% комплектующих для капитального ремонта автомобилей White. Производственные успехи не остались без внимания руководства: 30 апреля 1923 года АМО переименовали в «Автомобильный московский завод им. Ферреро».

Прорыв

В начале 1924 года завод получил «госзаказ» на возобновление серийной сборки грузовиков FIAT-15 ter. Но к этому времени предприятие располагало лишь набором «эталонных» деталей к автомобилю FIAT и ворохом технической документации. А это означало, что предстоит наладить собственное производство всех деталей, руководствуясь чертежами, из которых примерно треть — итальянские, а остальные изготовлены на АМО в прежние годы.

Ситуация осложнялась еще и тем, что техническая документация была выполнена в метрической системе, а значит, все необходимо было пересчитывать в дюймы, поскольку большая часть новых станков поступила на завод из США.

Подготовкой и «пересчетом» чертежей занялись Ципулин, получивший должность главного конструктора, и Е. Важинский. Ведущие конструкторы Б.Страканов, A. Пайков и М.Власов адаптировали конструкцию деталей FIAT к производству. За кузовные работы отвечал И. Герман, за сборку — Н. С. Королев. Общие вопросы, связанные с подготовкой производства, решали Г. Н. Королев, технический директор С. Макаровский и новый главный инженер B. Соколов.

Появление первых грузовиков к назначенному сроку — седьмой годовщине Октябрьской революции — было бы невозможно без самоотверженных действий молодой команды. Никто не жаловался на отсутствие необходимого оборудования, никого не останавливали кустарные методы работы.

Юрий Долматовский в своей книге «Знакомые и незнакомые» так описывает изготовление некоторых деталей: «Балки передних осей, продольные брусья рам ковали ручными молотами. Коленчатые валы двигателей делали следующим образом: сначала из огромной металлической глыбы выстругивали плиту, потом размечали на ней контуры вала, сверлили по контурам отверстия и кувалдой отбивали лишние надсверленные куски.

Полученную таким образом грубую заготовку вала обдирали и обтачивали на токарном станке, затем шлифовали вручную. Стальные листы облицовки кабины, капот, крылья выколачивали примерно так, как бродячие жестянщики делают ведра.

Места установки деталей размечали на раме чертилкой или даже мелом, а если деталь не подходила, ее подгоняли, подпиливали. От одной операции к другой, из цеха в цех детали путешествовали. на плечах рабочих или на конных подводах».

Несмотря на столь экстремальные условия сборки, к ноябрю удалось построить установочную партию полностью советских грузовиков. 1 ноября 1924 года было смонтировано шасси №1: пробную поездку по заводу совершил сам Владимир Ципулин. На следующий день сборку машины завершили окончательно, а к 6 ноября удалось собрать первые десять автомобилей.

Столь значимое достижение советской промышленности следовало продемонстрировать гражданам страны, а лучшей возможности, чем участие новых машин в «автодефиле» на Красной площади, в то время не существовало. Поэтому «пилотные» грузовики выкрасили в революционный красный цвет и украсили транспарантами и лозунгами.

Но броские «наряды» никого не могли ввести в заблуждение: все прекрасно понимали, что главным заказчиком первых советских грузовиков является армия, и, значит, АМО суждено служить Отечеству в «мундирах» защитного цвета. Кстати, впоследствии, в апреле 1925 года, в темно-зеленый цвет были перекрашены и десять красных «первенцев».

Уже 25 октября 1924 года три автомобиля из «парадной десятки» (№ 1,8 и 10) отправились в испытательно-агитационный пробег по маршруту Москва-Тверь-Вышний Волочек-Новгород-Ленинград-Луга-Витебск-Смоленск-Рославль-Москва. Общая протяженность пути составила 1986 км.

В дороге провели испытания автомобилей с полной нагрузкой на максимальную скорость с хода при разгоне в один километр. Машина № 1 показала 57 км/ч, № 8 — 53 км/ч, а № 10 — 55 км/ч. Колонна финишировала в Москве 9 декабря. Весь маршрут, без учета времени на стоянки, ночевки, деловые и демонстрационные мероприятия, три АМО преодолели за 62 часа 29 минут со средней скоростью 32 км/ч, продемонстрировав при этом завидную надежность. Единственной поломкой стала потеря стопорного болта карданного сочленения АМО № 8. На устранение неполадки ушло 17 минут.

Рабочие будни

Успешный дебют позволил руководству завода взять небольшую передышку и заняться дооборудованием и организацией производства. Регулярную сборку АМО-Ф-15 удалось наладить в апреле 1925 года. После выпуска сотого автомобиля (всего в 1925 году удалось построить 115 грузовиков) состоялся еще один показательный автопробег: Ленинград-Москва-Курск-Тифлис-Москва.

Участие в пробеге машин иностранного производства позволило назвать мероприятие «международным» и наделить его элементом состязательности. Победа АМО-Ф-15 в этом «ралли-рейде» вызвала законную гордость у создателей автомобиля.

В 1925 году предприятие в очередной раз переименовали — теперь в «1-й Государственный автомобильный завод», однако его продукция по прежнему имела марку «АМО». В сентябре 1925 года директором завода стал Ф. И.Холодилин, а в декабре 1926-го — И. А.Лихачев. Именно при Лихачеве началась капитальная реконструкция предприятия, позволившая через некоторое время превратить его в крупный индустриальный объект.

По словам самого Ивана Алексеевича, «к пуговице пришили пальто». Если за 1924/1925 операционный год (с октября по сентябрь) удалось построить 100 грузовиков, то за 1925/1926 — 275, а за 1926/1927 уже 425 автомобилей. 30 марта 1928 года из ворот «1-го Государственного автомобильного завода» вышел тысячный АМО-Ф-15.

Простота и надежность

С точки зрения производственных возможностей и условий эксплуатации «допотопность» конструкции FIAT-15 ter, которая легла в основу АМО-Ф-15, была всем на руку. Более того, на пути к производству итальянский прототип упрощался, удешевлялся, повышалась надежность узлов и агрегатов.

Что представлял собой АМО-Ф-15 первых выпусков? Несущей основой служила лонжеронная рама лестничного типа. В ее передней части крепился четырехцилиндровый рядный карбюраторный двигатель Ф-15 мощностью 35 л. с. с вертикальным расположением цилиндров и нижним расположением клапанов.

Этот мотор имел одну особенность, которая сегодня может показаться забавной. Непосредственно за радиатором вентилятора не было. Восемь лопастей были отлиты в теле массивного маховика, расположенного между блоком цилиндров и сцеплением. Благодаря замкнутому объему подкапотного пространства (его боковины не имели вентиляционных щелей), прикрытого снизу кожухом, воздушный поток протягивался вентилятором-маховиком через соты радиатора.

С 1924 по 1928 год питание двигателя топливом осуществлялось с помощью вакуум-аппарата. Запустить двигатель можно было лишь энергичным вращением «кривого стартера». 70-литровый бензобак позволял без дозаправок проезжать по шоссе около 300 км.

До 1927 года АМО-Ф-15 оснащались сцеплением мокрого типа с 56 дисками. Механическая четырехступенчатая коробка передач соединялась с главной передачей карданным валом. Интересно, что карданный вал и главная передача были заключены в общий Т-образный защитно-силовой корпус. Передний конец этой «Т» шарнирно соединялся с траверсом рамы и передавал на нее толкающие усилия. Задние колеса имели равный 1° развал, заданный формой картера заднего моста.

Ножной (рабочий) тормоз воздействовал на задние колеса, ручной — на карданную передачу. При этом ручной тормоз считался не строго стояночным, а, скорее, вспомогательным. Обе системы имели колодочные механизмы и механический привод. Рулевое управление располагалось справа, поскольку в то время, когда проектировался FIAT-15 ter, родителю приходилось больше внимания уделять не редким встречным автомобилям, а движущимся у обочины конным экипажам и легкомысленным пешеходам.

Однопроводное шестивольтовое электрооборудование машины питалось от аккумулятора, система зажигания двигателя — от магнето. АМО-Ф-15 первых выпусков имели двухместную деревянную кабину с брезентовым тентом и деревянную платформу стремя открывающимися бортами.

Однако АМО-Ф-15 на протяжении всего времени выпуска постоянно модернизировался. В отличие от десяти предсерийных экземпляров, грузовики, которые пошли в серию в 1925 году, были оснащены новыми шинами и плоскими капотом и радиатором. С 1926 года часть автомобилей получила электрическое освещение вместо ацетиленового, у кабины появилась задняя стенка, а брезентовый тент сменила стационарная жесткая крыша на стойках, укомплектованная съемными брезентовыми верхними половинами дверей. Тогда же рычаги управления, расположенные снаружи, над подножкой, перекочевали в кабину.

В 1927 году трансмиссия получила шестидисковое сцепление сухого типа и упрощенный рулевой механизм. В том же году бензобак из-под сиденья водителя переехал на щит передка, что позволило осуществлять подачу топлива к мотору самотеком. Кроме того, маховик двигателя, норовивший при езде по неровностям «цепануть» землю, уменьшился в размерах.

В результате в последние годы выпуска АМО-Ф-15 основательно наверстал «генетически» заложенное конструктивное отставание от современников. Автомобиль при всем желании нельзя было назвать прогрессивным, однако недостаток инженерных инноваций с лихвой компенсировали простота, надежность и «пластичность» платформы, позволявшей строить на ее базе всевозможные модификации.

Но, в конце концов, от FIAT-15 ter с его архаичной конструкцией и малой грузоподъемностью отказались. АМО-2, вторая модель «1-го Государственного автомобильного завода» (имя Сталина предприятию было присвоено лишь 1 октября 1931 года), выпускавшаяся с 1930 года, копировала уже американский грузовик Autocar-SA грузоподъемностью в 2,5 т.

Модификации АМО-Ф-15

Первая пробная карета скорой помощи на базе АМО-Ф-15 была построена в 1925 году. В 1926-м изготовили партию из десяти автомобилей и передали их автобазе Мосгорздравотдела. Однако конструкция машины вызывала у медиков нарекания. Очень жесткая «грузовая» подвеска делала карету тряской, а значит, малопригодной для перевозки больных.

Мастера автобазы пробовали заменять рессоры АМО на более длинные и тонкие с изменением точек их крепления, но проблемы адаптации «брутального» грузовика к нуждам медицины это не решило. Несмотря на то что в 1927-1928 годах Мосгорздравотдел располагал уже двадцатью санитарными АМО, на вызовы к больным выезжали закупленные в Германии кареты скорой помощи на шасси Mercedes 15/70/100 PS, а АМО использовали для других нужд.

Основной продукцией АМО считались обычные бортовые грузовики. Однако некоторые виды перевозок требовали специализированных кузовов. Кузовной цех завода занимался кузовами автомобилей собственного производства и дооборудованием любых «сторонних» шасси, в том числе импортных, таких как «Лейланд», «Рено» или «Заурер».

В основном кузовной цех строил кузова автобусного типа: пассажирские, санитарные, тюремные, почтовые. При этом часть почтовых автобусов, которые использовались на регулярных пассажирских линиях для одновременной перевозки людей и почтовых отправлений, имели открытые (без остекления) боковины пассажирского отсека и полностью закрытый и застекленный отсек для перевозки почты.

В процессе эксплуатации грузовиков АМО-Ф-15, особенно в версии бронеавтомобиля БА-27, выявилась малая грузоподъемность шасси. В качестве временной меры конструкторы АМО предложили версию машины с увеличенной до двух тонн грузоподъемностью. Большая грузоподъемность была достигнута за счет заднего моста новой конструкции, разработанной Е. И. Важинским.

На заводе в то время совершенно не применялась сварка, поэтому задняя балка моста была задумана в виде кованого банджо. Такую поковку пришлось заказывать на стороне, и постройка двух опытных образцов затянулась. Они были готовы только к началу первой реконструкции завода, когда в модернизации АМО-Ф-15 уже не было никакой нужды, так как предприятию предстояло освоить новую модель АМО-2 грузоподъемностью в 2,5 т.

В июле 1926 года ленинградским заводом «Промет» на шасси АМО-Ф-15 был выпущен первый автонасос-линейка собственного производства. С этого же года шасси АМО начал использовать и завод № 6 «Автопромторга». С 1926 по 1929 год «Автопромторгом» на базе АМО было изготовлено 145 пожарных машин. Кроме того, с 1927 года аналогичные линейки выпускались и силами самого «1-го Государственного автомобильного завода», правда в небольшом количестве — всего было изготовлено 12 штук.

Линейки с насосом на базе АМО-Ф-15 были построены по образу и подобию дореволюционных аналогов. При этом конструкция питерского завода «Промет» несколько отличалась от конструкции «Автопромторга». Оба автомобиля были полностью открытыми, за спинкой переднего сиденья начинались продольные «линейки» для команды.

Однако крайние задние места «прометовского» варианта были повернуты «лицом» по ходу движения, что позволяло в кормовой части разместить в специальных ящиках пожарное оборудование и коловратный насос. Кроме того, «прометовский» АМО комплектовался трехколенной лестницей, лестницей-штурмовкой, а также колесными катушками с пожарными рукавами. Тремя заводами было изготовлено более трехсот пожарных линеек АМО-Ф-15: 176 в Москве и 145 в Ленинграде.

Обзор «АМО-Ф-15» в миниатюре ( ручная работа, продукция мастерских и мастеров одиночек)

Общаясь в июне этого года с коллегами в нашем сообществе, я пообещал, что сделаю, посты про модели «АМО». Оказалось, что не смотря на то, что ряд коллег выкладывали фото своих моделей и рассказывали о них, например тут , тут, тут, тут,тут, тут, тут, тут и т.д. и т.п. не всем знаком примерный ассортимент выпускаемых моделей «АМО».
Свое обещание сегодня я выполняю, однако не буду выкладывать в сообщество информацию о копиях «АМО-Ф-15» и модификациях, созданных на его базе промышленным способом, коллеги уже дали представление об этих моделях. Если же вам интересны мои изыскания по этой теме, то пожалуйста ко мне в журнал , а этот пост посвящен копиям «АМО-Ф-15» и его модификациям, созданным мастерскими и мастерами одиночками.

Я уверен, многие согласятся с мнением, что лучшие модели автомобилей «АМО» выполненных вручную можно было увидеть в Москве в Политехническом музее и музее автозавода «ЗИЛ». В Политехническом музее демонстрировались два макета «АМО-Ф-15» образца 1924 года из первой десятки, один из них в масштабе 1\5 изготовленный «Опытно-экспериментальной фабрикой наглядных пособий» («ОЭФНП») общества «Знание» в 1974 г. для экспонирования на передвижной выставке в музее транспорта в столице Венгрии — Будапеште, а второй в масштабе 1\10, созданный на той же фабрике в 1988 г., для экспозиции «Автомобильного отдела».

Макет в масштабе 1\10 из Политехнического музея в Москве

В музее автозавода «ЗИЛ» можно было увидеть макет «АМО-Ф-15» образца 1927 года, его автор мне не известен.

Макет из музея автозавода «ЗИЛ»

К сожалению, Политехнический музей сейчас закрыт на реконструкцию, а режим работы музея «ЗИЛ» еще много лет назад был очень не постоянен и мне неизвестно принимает ли он посетителей в наши дни или нет и какова судьба многих его редчайших экспонатов.

Макет пожарного «АМО-Ф-15» (самый дальний). Фото Михаїл Погарцев, Народный музей в Луганске, какова его теперь судьба?

Единственным недостатком музейных моделей для коллекционеров копий автомобилей в масштабе 1\43 является их крупный размер. С началом производства на ПО «Элекон» (г. Казань) и Рославльском автоагрегатном заводе – Филиале автозавода «ЗИЛ» в середине 80-х годов масштабных моделей «АМО-Ф-15» о которых я рассказал тут коллекционеры получили не только интересные копии, но и модели — «доноры», с помощью которых можно было создавать интересные модификации автомобиля «АМО-Ф-15», не выпускаемые промышленным способом. Поэтому предлагаю вам ознакомиться с ними, но замечу, у меня нет цели, описать их все, ведь это так же сложно как сосчитать все песчинки на морском пляже. Поэтому остановимся лишь на некоторых наиболее интересных.

К сожалению, до сих пор мне не встречались «конверсии», выполненные на базе модели «АМО-Ф-15» производства «Кзыл-Ту». Возможно, это произошло потому что из всех выпущенных миниатюр наиболее удачной и более доступной оказалась модель из Казани, именно поэтому на ее базе создавалось наибольшее количество «конверсий». Но не смотря на популярность среди мастеров продукции ПО «Элекон» , существовали «конверсии» и на базе «рославльской» модели, например работы мастера Филлипова, создавшего копии штабного автомобиля и медицинского автобуса, но в объеме их мало кто видел, только на фото, а вживую мне удалось подержать несколько миниатюр созданных на базе модели «АМО-Ф-15» образца 1927 года мастерской «ЕКАМ» (Екатеринбургмодель) с которых сегодня я и начну этот обзор.

Первой «конверсией» из Екатеринбурга стала копия «АМО- штабной фургон».

Ее создали в начале 90-х годов прошлого века по фото оригинального прототипа. У «рославльской» модели демонтировался бортовой кузов, а на его место устанавливался фургон с имитацией окон по периметру и входной двери с правого борта. Элементы фургона штамповались из жести, с помощью оригинальной технологии разработанной специалистами «ЕКАМ», затем детали спаивались между собой. Модели из первой партии окрашивались в цвет хаки, в соответствии с принятыми в СССР правилами окраски грузовых и военных автомобилей. Получилась достаточно оригинальная модификация «АМО». Чуть позже появилась модель этого же фургона, но окрашенного в веселые красно-голубые цвета, якобы копирующая «АМО медицинский фургон» вряд ли имевшая исторический прототип. Еще одной интересной моделью созданной «ЕКАМ» на базе «рославльской» модели оказался «хлебный фургон». Фургон также как и в случае с копией штабного «АМО» изготавливался по технологии жесть-пайка и устанавливался вместо бортовой платформы, чуть позже пояивились копии автоцистерн, где в качестве базы использовались модели «АМО» из Рославля, но крайне редко.

Далее в ассортименте мастерской из Екатеринбурга появились модификации копий автомобиля «АМО-Ф-15», базирующиеся на масштабной модели, выпускавшейся в Казани на заводе «Элекон». До начала промышленного выпуска решили создать копию цистерны установить ее на шасси казанского грузовичка, при этом имея смутное представление о прототипе. В результате, увидели свет модификации «АМО-Ф-15» с тремя различными типами цистерн (разное количество и размещение заливочных горловин), устанавливаемые в различных сочетаниях на три вида подставок с бесчисленным количеством надписей на них: «Мазут», «Бензин», «Керосин», «Нефть», «Битум», «Вода», «Молоко», «Живая рыба», «Вино» и др. Не смотря на отсутствие прототипов, за что через много лет создатели мастерской «ЕКАМ» на форуме коллекционеров приносили свои извинения, модель оказалась очень востребованной, а ее тираж составил несколько сотен штук. Когда похожую цистерну промышленным способом выпустили на ПО «Элекон» вы уже знаете. Специалисты «ЕКАМ» продолжали опережать «Элекон» и первыми сделали АМО-Ф-15 с будочкой. Для будочки сначала из латуни фрезеровали стенки, затем они спаивались между собой, по углам напаивали полоски с клепками, а сверху приклеивали, выполненную на фрезерном станке из алюминия крышу «домиком», в задней части будочки устанавливалась небольшая дверка, которая могла открываться. Саму будочку устанавливали в кузов казанской модели, предварительно выпилив в заднем борту проем для двери. Будочку окрашивали в синий цвет с белой полосой и наносили надпись «Почта». Встречались и варианты с серой будочкой как без надписи, так и с надписью «MТС». «Конверсия» получилась трудоемкой, да и специалисты «Элекон» выпустили огромным тиражом свой вариант «АМО-Ф-15» «Почта», поэтому спрос, на «конверсию» от «ЕКАМ» резко упал и ее тираж оказался кране небольшим, поэтому на сегодняшний день – большая редкость.

«Конверсии» от «ЕКАМ» на базе продукции ПО «Элекон». Обратите внимание на два нижних фото с лева, на модель не только поставили цистерну, но и переделали кабину

Еще две цистерны от «ЕКАМ», обратите внимание у модели с красной кабиной переделали фары, а не оставили стандартные. Полет творчества ничем не ограничивался.

Дальнейшее развитие конверсий до 2020 года связано с изменением масштабных моделей «АМО-Ф-15» ПО «Элекон». Очень интересной миниатюрой, о которой обязательно нужно упомянуть стала копия от мастерской Major Models из Пензы. Коллекционерам предлагалась модель автомобиля FIAT-15 ter — автомобиля, на базе которого разработали знаменитый в нашей стране «АМО-Ф-15». В случае с моделью произошло все наоборот. Ее создали на базе копии ПО «Элекон». Со стандартной модели снималась кабина, и монтировались новая, с другим капотом, радиаторной решеткой, изменялась форма крыльев передних колес, крепились новые фары, подножки, приборная доска сидение водителя и пассажира. Для создания столь удачной конверсии использовался белый металл и полиэфирная смола. Выпускались два варианта с поднятым тентом и без него. Общий тираж составил не более 25 штук.

FIAT-15 ter от Major Models открытый вариант

FIAT-15 ter от Major Models с тентом

Все остальные конверсии масштабных моделей ПО «Элекон» можно разделить на три типа: специальные автомобили на шасси «АМО», автобусы и легковые автомобили. Среди копий специальных автомобилей, особняком стоят пожарные автомобили, прототипы которых создавались на шасси «АМО-Ф-15» в Ленинграде на заводе «Промет» с 1926 года, в Москве на заводах «АМО» с 1927 года и Московском заводе пожарных машин (Миусский завод, так как располагался на Миусской площади в Москве) с 1926 года. Одним из первых копию пожарной линейки «Промет» создал Виталий Молотков, входящий в трио мастеров работающих в мастерской «РАЗУМ» г. Киев.

Модель представляет собой глубокую конверсию продукции ПО «Элекон», к которой добавились филигранным образом выполненные детали (ручки дверей и ящичков, прожектор на телескопической подставке и т.п.) кузов задней части и необходимое пожарное оборудование ( шланги, лестницы, огнетушители, автонасос и другое) размещаемое на реальном автомобиле образца 1924 года. Ее появление встретили высокими оценками, в том числе и на слете коллекционеров в Екатеринбурге. Тираж составил 6 штук, что мгновенно превратило модель в подлинный раритет. Много лет позже коллега Молоткова по работе в мастерской «РАЗУМ» — Зиновий Лахтерман создал свой вариант конверсии «прометовской» пожарной линейки, которая так же основывалась на базе модели ПО «Элекон» и была не менее удачна, а из-за небольшого тиража (4 штуки) быстро разошлась по частным коллекциям и стала раритетом. По моему мнению, она все же чуть уступила по степени проработки первой «молотковской» модели. Вот она

В выпуске копий пожарных автомобилей ленинградского завода «Промет» принимали участие и другие, менее признанные мастера, например Владимир Александров из Москвы и ряд коллег одиночек, имена которых не сохранились, отметился и коллектив «ЛОМО» («Ленинградское оптико-механическое объединение») один из крупнейших производителей масштабных моделей пожарной техники СССР и России. Все конверсии создавалась на базе моделей ПО «Элекон», следовательно, копировали автомобили образца 1924 года и оказались чуть мене поработанными, хотя и не менее любимы коллекционерами всего мира, возможно из-за своей доступности.

Автор Владимир Александров

Автор не известен, обратите внимание вместо прожектора по левому борту автомобиля мастер использовал фару от саратовской модели «Руссо-Балта»

Дальнейшее расширение ассортимента моделей «прометовских» пожарных машин произошло после выпуска в 2020 году издательством «De Agostini» в рамках журнальной серии «Автолегенды СССР» копии автомобиля «АМО-Ф-15» образца 1927 года. Украинская мастерская Vector models тут же отреагировала и на базе этой модели ограниченным тиражом создала сначала прекрасные проработанные копии пожарной линейки «Промет» вот она

и позже пожарной цистерны Миусского завода,

таким образом коллекционеры и любители пожарной техники смогли добавить к своим собраниям более поздние версии пожарных автомобилей «АМО-Ф-15». Видимо продукция филиала «ЗИЛ» из Рославля не совсем удовлетворяла украинских мастеров по своему качеству, либо не было возможности достать необходимое количество доноров, поэтому выпуск этих модификаций задержался на столь долгий период. Получившиеся модели очень качественны и прекрасно проработаны, о чем свидетельствует наличие множество мелких подробностей, которые их оживляют и приближают к оригиналу. До специалистов из Vector models на пожарные автомобили Миусского завода, обратили внимание только московский мастер Владимир Александров, вот его работа

и Юрий Кипер, проживающий сейчас в Израиле, вот фото его модели

Первый в начале 2000 годов создал копию пожарной цистерны «Московского завода пожарных машин», используя в качестве базы детали казанскую модель ПО «Элекон». Поэтому понятно, что Владимир изготовил вариант пожарного автомобиля на базе АМО образца 1924 года, но к сожалению ему не удалось в отличие от специалистов из Vector models точно передать угловатую форму ящиков находящихся под катушками шлангов с правой и левой стороны емкости с водой. В остальном конверсия Владимира Александрова, очень качественна и выигрывает тем, что комплектуется копиями съемного багра и деревянных лестниц, что выглядит более реалистично.

Юрий Кипер, для изготовления своей модели использовал базу «АМО-Ф-15» из серии «Автолегенды СССР», также как и специалисты Vector models и несмотря на то что в его версии кузов, подножки, пожарные лестницы, элементы освещения выглядят более реалистично, в мелочах (ручки дверей, ящичков, наличия дополнительного пожарного оборудования и др.) она чуть проигрывает миниатюре из Украины.

Владимир Александров в отличии от Юрия Кипера не остановился на создании одной модификации и помимо цистерны Миусского завода он, по моему, единственный, кто создал копии пожарных линеек, выпускаемых непосредственно на заводе «АМО» в Москве. Обе они созданы также на базе моделей ПО «Элекон» и различаются между собой различным набором пожарного оборудования и выполнены в той же манера мастера, с копиями съемных багров и деревянных лестниц.

Владимир Александров, Первый вариант линейки

Владимир Александров, в торой вариант линейки

Владимир Александров, автомобиль Московской пожарной охраны 1926 год.

Помимо перечисленных и интересных моделей, пожарных автомобилей, коллекционерам попадались и менее удачные, мастера создавали их по мере своего опыта и видимо многое не получалось в основном из-за отсутствия необходимой информации ( фото, схемы, чертежи и т.п.) . Вот например, мастер не известен

Следующими заслуживающими внимания моделями специальных автомобилей на шасси «АМО-Ф-15» образца 1924 года, на которые я хотел бы обратить ваше внимание, являлись работы мастеров Дмитрия Сергеева из Санкт-Петербурга и Андраника Манукяна из города Киров. Сергеев, выпустил копию автомобиля, входившего в состав обслуги аэродромов и использовавшего для запуска авиационных двигателей. Копия так и называлась «АМО-Ф-15 аэродромный стартер»,

далее вышел снегоуборочный автомобиль на шасси «АМО-Ф-15»,

цистерна с интересным видом бочки,

грузовик с компрессорной станцией в кузове,

поливальная машина для уборки улиц

Это должен знать каждый водитель:  Бразильский ИЖ-2717 бюджетные пикапы, которых нет в России

два типа паровых автонасосов, используемых пожарными командами,

и несколько военных, вот примеры :

Все миниатюры Сергеева выполнены на хорошем уровне, путем переделки моделей ПО «Элекон» и не смотря на то, что многие коллекционеры сомневались и сомневаются в существовании прототипов данных моделей, они быстро нашли своих покупателей. Тираж точно не известен, но можно быть уверенными, что он крайне мал.

Андраник Манукян, также как и многие его коллеги, по созданию масштабных моделей, выбрал в качестве базы продукцию «Элекон» и создал несколько копий автомобилей «АМО-Ф-15», прототипы которых, по его мнению, могли использоваться для перевозки заключенных. Для создания фургона с решетками он использовал вначале полистирол, в чуть позже литье из смолы.

Фургон из полистирола

Штабной, автор Андраник Манукян

Конечно же в связи с тем что копию автобуса на шасси «АМО-Ф-15», выпускавшегося недолгое время в Алма-Ате на ПО «Кзыл-Ту» было не достать, множество мастеров решило потратить свои усилия на ее создание. Одними из первых мастерских, создавших эти модели оказались «Саратовская лаборатория минимоделей» соответственно из Саратова и DOKA из города Челябинск. Обе мастерские небольшими тиражами выпустили копии автобусов как с одной дверью для входа пассажиров, так и с двумя дверями. Для создания глубокой конверсии с проработанным автобусным кузовом, салоном и другими мелочами использовалась база от масштабных моделей ПО «Элекон». Тираж обеих мастерских был очень мал, но не смотря на высокую цену этих «конверсий», все они находятся в частных коллекциях и редко меняют своих хозяев.

Автобус пассажирский однодверный 1926 год, DOKA

Автобус пассажирский двух дверный 1926 год, DOKA

Несколько запоминающихся копий модификаций автобусов на базе «АМО»: санитарный автобус, отрытый курортный автобус (их иногда в народе называли «шарабанами») создали мастера, имена которых не сохранились.

Сантираный автобус, автор не известен

Три различных модели автобуса, авторы неизвестны

На какой базе создавались эти «конверсии» вы можете догадаться сами, увидев миниатюры на фото.

Очень интересной масштабной моделью в 2009 году обрадовал коллекционную общественность, к сожалению ныне покойный Александр Николаев. Все на той же базе модели «АМО-Ф-15» образца 1924 года он по одной лишь фотографии, используя полистирол и своем умение, создал копию почтово-пассажирского автобуса.

Тираж оказался всего несколько штук, поэтому сейчас встретить его в продаже большая удача. Правда у некоторых коллег вызывает сомнение, что существовали подобные автобусы на шасси образца 1924 года. Ведь прототип начал выпускаться с 1927 года, поэтому, скорее всего, его почтово-пассажирский кузов устанавливали на шасси «АМО-Ф-15» образца 1927 года.

Совсем недавно уже известная вам, украинская мастерская Vector models, выпустила несколько вариантов автобусов, используя для этого как в случае создания пожарных автомобилей копию автомобиля «АМО-Ф-15» образца 1927 года от издательства «De Agostini», выпускающих масштабные модели в рамках журнальной серии «Автолегенды СССР». Мне попадались гражданский вариант

«ПОЧТА» с гербом СССР

«Милиция» также с гербом СССР.

Все варианты с одной дверью для входа пассажиров. Модели выпущены на хорошем уровне с прекрасной проработкой, но почему в почтовом варианте модели салон модели такой же как в пассажирской это пока загадка. Возможно, потому что он использовался не для развоза почты, а для перевозки сотрудников почтовых отделений? Что ж может кто-то в скором времени даст по этому поводу отельный комментарий. В «милицейской» версии нет решеток на окнах, но через оконные проемы можно увидеть металлическое ограждение, защищающее стекло изнутри. Что тоже наводит на определенные вопросы, развеять которые можно только получив исчерпывающие данные о прототипе.

Копии легковых автомобилей на базе «АМО-Ф-15» мастерами, вручную создающие масштабные модели создано не так много, но и они есть. Мне очень понравилась масштабная модель закрытого штабного автомобиля вы исполнении Александра Николаева

и этот же вариант автомобиля, но в открытом исполнении, к сожалению не известного мне мастера, вот он:

Копию открытого легкового «АМО-Ф-15», чуть позже повторил Андраник Манукян из Кирова, вот она

В заключение мне бы хотелось упомянуть по настоящему интересные масштабные модели, созданные в отличие от всех вышеописанных «конверсий» с нуля.

Во-первых, это копия бронеавтомобиля «БА-27» от Moscow Models, прототип которого на основе разработок специалистов «АМО» начали собирать на Ижорском заводе в 1927 году.

Модель создавалась из полиэфирной смолы и белого металла в начале 90-х годов прошлого века и очень реалистично передавала конструкцию прототипа ( с клепками на бронелистах поворотной башней и др.). Приобрести копию «БА-27» можно было как в собранном виде, так и в виде набора деталей для самостоятельной сборки – «кита».
В наши дни некоторые экземпляры, редко, но попадаются на аукционах из частных коллекций.

И во вторых это копии недолго просуществовавшей мастерской «АвтоR» из Нижнего Новгорода, стремительно ворвавшейся на рынок масштабных моделей в 2008-2020 годах.

«АМО-Ф-15» (слева) и Fiat-15 ter (справа) от мастерской «АвтоR»

Нижегородцы абсолютно самостоятельно из смолы и белого металла производили очень аккуратные и проработанные копии автомобилей Fiat-15 ter и «АМО-Ф-15» образца 1924 года, одного из десяти автомобилей участвующих 7 ноября 1924 года в демонстрации на Красной площади в Москве. У масштабной модели «АМО» – единственной в масштабе 1\43 правильно передана геометрия капота и радиаторной решетки, и помимо этого сознанием дела проработаны салон, подвеска, присутствует имитация складного тента и фары со стеклами. Модели Fiat-15 ter и «АМО-Ф-15» образца 1924 от «АвтоR» это лучшие, по моему мнению, масштабные модели этих автомобилей, полностью соответствующие историческим прототипам!

Я уверен интерес к моделям на базе «АМО-Ф-15», как и ко всему, что с ним связано, будет в нашей стране всегда. Мы увидим еще больше «конверсий» как старых ( пока не известных широкому кругу коллекционеров) так и новых. Увидим новые копии «АМО» созданные как в ручную, так и промышленным способом. Ведь до сих пор в масштабных моделях не представлены копии полевых мастерских-летучек, использующихся для мелкого ремонта автобронетанковой техники, генераторных станции, полевых кухонь, с одиночными и спаренными пулеметными установками «Максим», зенитными прожекторами, минометами, со звукоулавливающими установками, позволяющими засечь самолеты противника на расстоянии около 20 км и другие. «АМО-Ф-15» по праву считается одним из знаменитых автомобилей СССР и интерес к нему и его модификациям не утихнет никогда.

20 редких Советских автомобилей

Топ-20 редких автомобилей, созданных в Советском Союзе.

Волга, Жигули, Газ или Москвич. Это самые известные советские марки автомобилей во времена СССР. Несмотря на это вы не найдете множество восторженных владельцев старых автомобилей, которые остались довольны от владения советскими транспортными средствами. Все дело в том, что большинство автомобилей выпускаемые в советские годы были очень ненадежны из-за качества сборки.

Причина сомнительной надежности в том, что большинство автомобилей созданные в СССР были основаны на базе зарубежных аналогов. Но из-за плановой экономики Советского Союза, автозаводы были вынуждены экономить буквально на всем. Естественно включая экономию на качестве запчастей. Несмотря на качество автопарка в нашей стране, у нас богатая история автомира.

К сожалению, многие советские автомобильные марки прекратили свое существование после падения коммунизма и распада Советского Союза. К счастью часть автобрендов советской эпохи выжили и существуют по сей день.

В наши дни популярность советского автотранспорта снова выросла, так как многие модели автомобилей теперь представляют коллекционную и историческую ценность. Особенный интерес публики возникает к редким и порой странным автомобилям, которые выпускались во времена СССР.

Часть из этих моделей существовали только в виде прототипов, которые так и не пошли в серию. Особенным эксклюзивом отличаются автомобили, которые были построены частными инженерами и конструкторами (самоделки).

Мы собрали для вас самые редкие советские автомобили, которые появились в Советском Союзе и делают историю нашего Отечественного автомира гораздо интересней.

ГАЗ 62

ГАЗ самая известная автомобильная марка в нашей стране. Автомобили под этой марки производились на Горьковском автомобильном заводе. В 1952 году автозавод ГАЗ представил автомобиль ГАЗ-62, созданный чтобы заменить военный внедорожник Dodge “three quarters” (WC-52), который использовался советской армией во время Великой Отечественной войне.

ГАЗ-62 рассчитан на перевозку 12 человек. Грузоподъёмность машины составляла 1200 кг.

Конструкторы автомобиля использовали несколько инновационных решений при создании ГАЗ-62. Так машина оснащалась герметичными барабанными тормозами, а также вентилятором для обогрева салона.

Автомобиль оснащался шестицилиндровым двигателем мощностью 76 л.с. Это позволяло разгонять машину до 85 км/час.

Стоит отметить, что после создания прототипа ГАЗ-62 прошел все необходимые испытания. Но некоторые конструктивные проблемы не позволили запустить машину в серийное производство. В итоге в 1956 году ГАЗ начал работать над новым прототипом.

ЗИС-Э134 Макет №1

В 1954 году небольшой группе инженеров была поставлена задача построить специальный военный автомобиль для военных нужд. Заказ пришел от Министерства обороны СССР.

По заданию Министерства- это должен был быть грузовик с четырьмя осями колес, который бы смог проезжать практически по любой местности, везя с собой большое количество тяжелого груза.

В результате советские инженеры представили модель ЗИС-Э134. Как и просили представители Министерства обороны СССР машина получила восемь колес, четыре оси, размещенные по всей длине кузова, что позволило создавать тяговое усилие, которое было схоже с силой бронированных танковых машин. В итоге грузовик ЗИС-Э134 легко справлялся с любой пересеченной местности, что позволяло ему проезжать туда куда не могла добраться ни одна техника.

Автомобиль весил 10 тонн и был в состоянии перевозить до 3 тонн груза. Стоит отметить, что, не смотря на вес автомобиль мог развивать скорость в 68 км/час по любому типу местности с твердым покрытием. На бездорожье машина разгонялась до 35 км/час.

ЗИС-Э134 Макет №2

После появления первой модификации ЗИС-Э134, вскоре советские инженеры и конструкторы представили военному ведомству вторую версию восьмиколесного монстра. Эта машина была построена в 1956 году. Вторая версия имела другую конструкцию кузова, усиленные балки, что позволило наделить автомобиль десантными возможностями. Кроме того, благодаря герметичности кузову и особой конструкции технической части машина умела плавать как военный танк.

Несмотря на большой вес (общий вес 7,8 тонн), машина могла разгоняться по суше до 60 км/час. Скорость на воде составляла 6 км/час.

ЗИЛ Э167

В 1963 году в СССР был построен внедорожный военный автомобиль ЗИЛ-Э167. Машина была предназначена для передвижения по снегу. ЗИЛ-Э167 оснащался тремя осями с шестью колесами. На не заснеженных участках дороги автомобиль мог разгоняться до 75 км/час. В снегу же грузовик мог разгоняться только до 10 км/час. Да, скорость его была очень медленной. Но тем не менее машина имела удивительную проходимость по снегу. Так что чтобы ЗИЛ застрял в снегу должно было произойти что-то невероятное.

Автомобиль оснащался двумя навесными (в задней части) двигателями мощностью 118 л.с. Дорожный просвет монстра составляла 852 мм.

К сожалению грузовик так и не пошел в серийное производство в связи с большими сложностями в развёртывании промпроизводства, а также в связи с невозможностью создать качественную коробку передач.

ЗИЛ 49061

Этот автомобиль имеет также название «Синяя птица». ЗИЛ-49061 оснащался шестью колесами. В отличие от своих предшественников эта машина пошла в массовое производство и стала популярной во многих странах мира.

Автомобиль-амфибия оснащался механической коробкой передач, независимой подвеской для каждого колеса, двумя гребными винтами.

Помимо возможности движения по водной поверхности внедорожник мог преодолевать рвы шириной более 150 см и снежные заносы высотой до 90 см.

Максимальная скорость ЗИЛ-49061 на суше составляла 80 км/час. На воде машина могла разгоняться до 11 км/час.

Автомобиль в основном использовался военными СССР в качестве спасательных операций. После развала Советского Союза машина стала использоваться Службой Спасения МЧС РФ. Например, две «Синие Птицы» в 2002 году были отправлены в Германию для участия в операции по спасению людей в результате ужасного наводнения. К нам обратились за помощью, так как в Европе не было в те годы аналогичной техники которая способна выполнять тяжелые задачи в воде и на суше.

ЗИЛ 2906

Если вы считаете, что сегодняшние Российские автомобили очень странные, то узнав о следующем редком советском автомобиле, вы поймете, что нынешний автотранспорт нашей страны вполне адекватный и нормальный.

Во времена СССР в нашей стране выпускались автомобили ЗИЛ-2906, которые не имели колес. Вместо них машина оснащалась спиральными валами, которые вращаясь приводили в движение необычный автомобиль. Это позволяло внедорожнику передвигаться по самому тяжёлому грязевому бездорожью.

Кузов автомобиля был сделан из стекловолокна. Две спирали, устанавливаемые вместо колес, производились из алюминия. Эта машина была предназначена для транспортировки через болота и снег различные грузы (срубы деревьев, балки и т.п.).

Несмотря на свою передовую технологию машина передвигалась слишком медленно. Максимальная скорость ЗИЛа составляла 10 км/час (на воде), 6 км/час при движении по болоту и 11 км/час при передвижении по снегу.

ВАЗ-Э2121 «Крокодил»

Работы по созданию прототипа ВАЗ-Э2121 (буква «Э» в название модели означает «экспериментальный») начались в 1971 году. Машина разрабатывалась по заказу Правительства которое захотело, чтобы в нашей стране появился свой собственный легковой внедорожник, доступный для масс. В итоге инженеры стали разрабатывать внедорожник на базе моделей ВАЗ-2101 и ВАЗ-2103.

В конечном итоге Тольяттинские конструкторы разработали прототип внедорожника Э2121, который получил позднее прозвище «Крокодил» (из-за цвета кузова, который получил один из опытных экземпляров). Машина оснащалась полным приводом и 1,6 литровым четырёхцилиндровым бензиновым мотором, который был разработан для следующего поколения автомобилей ВАЗ-2106.

Несмотря на не плохую идею и затраченные силы эта модель так и пошла в серийное производство. Всего было построено два экземпляра для инженерных исследований и испытаний.

АЗЛК МОСКВИЧ-2150

В 1973 году автозаводом Москвич был представлен прототип АЗЛК-2150. Напомним, что до этого автозавод Москвич уже представлял несколько концептуальных моделей 4 х 4. Но по сравнению с ними новая модель АЗЛК-2150 имела ряд новых конструктивных решений. Например, машина получила новый мотор степень сжатия которого была снижена до 7,25 (это позволяло автомобилю работать на бензине А-67). Автомобиль разрабатывался для использования в сельской местности (в сельском хозяйстве).

К сожалению, как и многие потрясающие советские модели внедорожник АЗЛК МОСКВИЧ-2150 так и не поступил в серийное производство. Причина в нехватки денежных средств из-за повсеместной экономии государства. Но по-другому быть и не могло. В условиях плановой экономики вообще удивительно как в СССР появилось столько высокотехнологичных автомобилей.

Всего было построено два прототипа АЗЛК-2150: Москвич-2150 (с жестким верхом) и Москвич-2148 (с открытым верхом).

ВАЗ-Э2122

АвтоВАЗ имел еще один экспериментальный проект автомобиля, который получил кодовое обозначение ВАЗ-Э2122. Это был проект транспортного средства-амфибии. Разработка началась в 70-х годах прошлого века.

Самое удивительное что движение по воде машины осуществлялось за счет обычных колес. В итоге максимальная скорость машины на воде составляла всего 5 км/час.

Автомобиль оснащался 1,6 литровым бензиновым двигателем, который передавал крутящий момент на все четыре колеса.

К сожалению, из-за адаптации для движения по воде машина имела множество конструктивных проблем. Так двигатель, трансмиссия и передний дифференциал часто перегревались из-за того чтобы эти компоненты находились в специальных закрытых корпусах. Это было необходимо чтобы защитить компоненты транспортного средства от воды.

Кроме того, машина имела ужасную обзорность. Также были существенные недостатки в работе системы отработанных газов.

Несмотря на ряд сложностей и проблем при разработке машины военное ведомство СССР было заинтересовано в серийном производстве внедорожника-амфибии. В итоге Министерство обороны Советского союза заказала несколько опытных образцов у АвтоВАЗа. Но к сожалению, и этот прогрессивный проект автомобиля так и не дошел до серийного производства.

УАЗ-452к

В 80-е годы Ульяновский автомобильный завод разработал экспериментальную модель 452k на базе известной УАЗ-452 «Буханка». Главным отличием от стандартного автомобиля был дополнительный мост, который улучшал стабильность и сцепление внедорожника с дорогой на пересеченной местности.

Изначально были созданы две версии автомобилей 6 х 4 и 6 х 6. Но в процессе тестирования разработчики поняли, что из-за сложности конструкции автомобиль получился очень тяжелым, что привело к огромному расходу топлива. В итоге проект решили частично свернуть. Но не полностью. Автозавод УАЗ в итоге произвел около 50 экземпляров и отправил их в Грузию. В итоге внедорожники с 1989 по 1994 года использовались различными спасательными службами на Кавказе. Особых проблем эти экземпляры не доставляли поскольку пробег автомобилей был относительно не большим, в связи с особенностью эксплуатации.

ЗИЛ-4102

Когда был создан ЗИЛ-4102 то он должен быть стать преемником знаменитого лимузина ЗИЛа, который использовался в течение многих лет государственными слугами и высшими лицами Коммунистической партии СССР.

ЗИЛ-4102 оснащался передним приводом, а также имел элементы кузова из углеволокна: панель крыши, крышка багажника, капот и бампера.

В 1988 году было построено два прототипа. Изначально планировалась что модель будет оснащаться тремя видами двигателей: 4,5 литровым V6, 6,0 литровым V8 и 7,0 литровым дизельным.

Так как эта модель была предназначена для элит, то естественно машина оснащалась элементами роскоши и комфорта. Так автомобиль имел электрические стеклоподъемники, десять аудио динамиков, CD-плеер, бортовой компьютер и белый кожаный салон.

К сожалению Михаила Горбачева, не впечатлил ЗИЛ-4102, и он не одобрил проект. Именно поэтому роскошный ЗИЛ так и не пошел в серийное производство. А жаль. Мы считаем, что если бы эта модель появилась в серийном производстве, то наш автопром сегодня бы выглядел бы по-другому.

НАМИ-0284 «ДЕБЮТ»

В 1987 году Российским научно-исследовательским автомобильным и автомоторным институтом (НАМИ) был разработан переднеприводный прототип автомобиля, который был представлен на автосалоне в Женеве в марте 1988 года. Машина получила кодовое обозначение НАМИ-0284.

Этот автомобиль привлек огромное внимание публики на выставки и получил множество положительных отзывов критиков и экспертов мирового авторынка.

У автомобиля была уникальная для того времени особенность — впечатляющее низкий коэффициент аэродинамического сопротивления воздуха (всего 0,23 cd). Это удивительно так как многие современные автомобили не могут похвастаться такими аэродинамическими характеристиками.

Длина НАМИ-0284 составляла 3685 мм. Машина оснащалась 065 литровым двигателем, который в те годы устанавливался в «Оку» (ВАЗ-1111).

Кроме того, экспериментальная модель была оснащена электронным серво-рулевым управлением и круиз-контролем.

Несмотря на небольшой мощности двигатель (35 л.с.), учитывая маленький вес автомобиля (менее 545 кг), он был способен разгоняться до 150 км/час.

Москвич АЗЛК-2142

Первый АЗЛК-2142 «Москвич» был представлен публике в 1990 году. Инженеры позиционировали автомобиль в те годы, как самый современный автомобиль, когда-либо созданных автозаводом АЗЛК.

По планам автозавода Москвич, автомобиль должен был поступить в серийное производство через два года, когда компания планировала начать выпуск новых поколений двигателей «Москвич-414». На перенос выпуска новой модели Москвича настаивал генеральный директоров Автомобильного завода имени Ленинского Комсомола – АЗЛК. Он считал, что в новой перспективной модели должны были стоять силовые агрегаты нового поколения.

Но в итоге распад Советского Союза и прекращение государственного финансирования остановило проект.

Примечательно что несмотря на то что автомобиль не выпускался серийно, он стал отправной точкой для разработки нового поколения Москвича-2142, который выпускался в трех версиях: «Князь Владимир», «Иван Калита» и «Дуэт».

УАЗ-3170 «СИМБИР»

Развитие нового внедорожника УАЗ, началось в 1975 году. Его придумал и разработал ведущий дизайнер Ульяновского автозавода Александр Шабанов. В итоге к 1980 году автозавод представил модель УАЗ-3370 «Симбир». Внедорожник имел большой дорожный просвет, который составлял 325 мм. Также машина получилась достаточно высокой (высота 1960 мм).

К счастью эта машина поступила в серийное производство. Правда из-за плановой экономики автозавод не мог выпускать большие партии внедорожника. Стоит отметить, что изначально машина была создана по заказу военного Министерства. Но в итоге в серийном производстве был налажен выпуск как военных модификаций, так и гражданских.

В 1990 году Ульяновский автозавод представил второе поколение внедорожника — УАЗ-3171, разработка которого началась еще в 1987 году.

МАЗ-2000 «Перестройка»

Экспериментальная модель грузовой машины МАЗ-2000 получила кодовое название «Перестройка». Грузовик был разработан с целью создания современной грузовой машины для использования советскими транспортными компаниями.

Основной особенностью модели была модельная конструкция грузовой машины. Это означало что такие детали автомобиля как двигатель, трансмиссия, передняя ось и рулевое управление были расположены в передней части машины, что позволило уменьшить зазор между кабиной и погрузочной площадкой. Благодаря модельной конструкции кабины МАЗа-2000 удалось увеличить объем кузова на 9,9 куб. метров.

Потрясающий грузовик МАЗ-2000 был впервые показан на автосалоне в Париже в 1988 году, где произвел невероятное впечатление на публику со всего мира. Всего было построено несколько прототипов. Но к сожалению проект так и не получил зеленый свет и модель не увидела производственную линию.

Многие эксперты считают, что грузовик «Перестройка» стал главным вдохновителем конструкторов разрабатывающие грузовой автомобиль Renault Magnum, который поступил в серийное производство в конце 1990 года и затем в 1991 году получил престижную награду «Грузовой автомобиль года».

В чем же причина что наш амбициозный проект МАЗ-2000 «Перестройка» не состоялся? Ведь судя по всему препятствий для серийного производства не было. По слухам, которые ходят в автомире проект не состоялся в связи с тем, что Михаил Горбачев продал Французам дизайн потрясающего грузовика. Естественно все это официально не подтверждено.

Самодельный автомобиль «Панголина»

В советские годы все знали, что надёжность и производительность Отечественных автомобилей были не самыми лучшими в мире. Также наши транспортные средства имели не очень удачный дизайн. Именно поэтому многие Российские инженеры решили, что раз государственные автозаводы не могут создать автомобили ничем не уступающие зарубежным аналогам, то необходимо создавать их самостоятельно. В итоге многие инженеры в СССР в частном порядке, вдохновленные западноевропейскими и американскими спортивными автомобилями стали создавать свои самодельные транспортные средства.

Один из таких примеров стал спорткар «Панголина» созданная Александом Кулыгином в 1983 году.

Кузов машины был создан из стекловолокна. Также спорткар получил двигатель от ВАЗ-2101. Конструктор был вдохновлен потрясающим дизайном Lamborghini Countach. В итоге Александр решил создать машину в том же стиле.

Стоит отметить, что этот самодельный автомобиль до сих пор существует и участвует в различных автомобильных шоу.

Правда за эти годы в конструкцию машины были внесены некоторые изменения. Например, в оригинальную конструкцию спорткара были установлены новые двери, которые теперь открываются вверх.

Самодельный автомобиль «Джип»

В 1981 году инженер из Еревана Станислав Холшаносов создал точную копию знаменитого Американского внедорожника «Jeep».

Для того чтобы построить автомобиль инженер использовал компоненты из нескольких других советских моделей автомобилей. Например, для самодельной копии Американского внедорожника инженер взял двигатель от ВАЗ-2101. Задний мост, коробка передач, электрика, фары и приводные валы были взяты от Волги ГАЗ-21

Система подвески, бензобак, комбинация приборов и стеклоочистители были заимствованы у УАЗ-469.

Но некоторые части автомобиля были созданы по индивидуальному проекту. Например, передняя ось машины была создана с нуля самим Станиславом.

Примечательно что конструкция передней оси не раз выставлялась на различных выставка по всему Советскому Союзу и получила несколько наград.

Самодельный автомобиль «Лаура»

Другой пример авторского автомобиля, это спорткар «Лаура» разработанный и построенный двумя инженерами из Ленинграда Дмитрием Парфеновом и Геннадием Хейном. В нашей стране даже сегодня нет ни одного нормального спорткара. Не говоря уже о СССР. Так что инженерам ничего не оставалась как создать свой собственный спорткар.

Но в отличие от других инженеров, которые создавали фактически копии автомобилей зарубежных аналогов, Дмитрий и Геннадий решили создать совершенно новый автомобиль ничем не похожий не на одно транспортное средство.

«Лаура» была оснащена 1,5 литровым двигателем мощностью 77 л.с., передним приводом и бортовым компьютером. Максимальная скорость спорткара составляла 170 км/час.

Всего было построено два экземпляра. Стоит отметить, что эти автомобили даже были отмечены лидером Коммунистической партии Михаилом Горбачевым. Также спорткары получили множество наград.

Кстати оба автомобиля до сих пор сохранились и настоящее время выставляются на различных выставках.

Самодельный автомобиль «Юна»

Этот спортивный автомобиль был создан автолюбителем Юрием Алгебраистовым. Название машины было придумано на основе сочетаний первых букв в имени конструктора и его супруги («Наташа»). Автомобиль был построен в 1982 году. Это единственный в наши дни спортивный автомобиль, построенный по индивидуальному проекту во времена СССР, который до сих пор находится в идеальном состоянии и используется по всему прямому назначению.

Дело в том Юрий до сих пор постоянно обновляет свой автомобиль и вовремя проводит все необходимые технические работы. Именно поэтому машина до сих пор исправна и работает как новая.

В настоящий момент «Юна» прошла более 800 тыс. км. Правда это стало возможным благодаря использованию зарубежного двигателя (от БМВ 525i).

Самодельный автомобиль «Катран»

Этот автомобиль создан человеком, который всю жизнь одержим автомобилями. Эта машина создана автолюбителем из города Севастополя. Спорткар получил уникальную конструкцию кузова. Например, у машины не было привычных нам дверей. Вместо них инженер использовал конструкцию, которая позволяла откидывать всю переднюю часть кабины, включая лобовое стекло, для того чтобы водитель и пассажир могли сесть в машину.

Также автомобиль получил независимую подвеску и что более удивительно электронную систему круиз-контроля, которая могла поддерживать определенную скорость движения даже на спуске.

Кроме того, спорткар имел еще множество редких особенностей и опций, что делает его одним из самых интересных автомобилей, когда-либо созданных в Советском Союзе. Так что «Катран» может реально считаться самым удивительным автомобилем за всю историю Российской автопромышленности.

В заключении хотели бы отметить, что мы разместили не все редкие автомобили, созданные во времена СССР. Мы выбрали самые лучшие, которые, по нашему мнению, заслуживают внимания. Если у вас есть, что предложить нам, для того чтобы дополнить наш список советских автомобилей, то предлагаем вам ниже в комментариях поделится с нами своими предложениями.

Cкопированные, но советские: редчайшие военные автомобили АМО. Cкопированные, но советские: редчайшие военные автомобили АМО Пожарный автомобиль амо ф 15

Об истории этого грузовика и его модификаций написано множество статей, он упоминается во множестве книг, рассказывающих об истории автомобилестроения СССР и истории ныне уже не существующего автогиганта преемника «АМО», известного в последние годы своего существования как «ЗИЛ» («Завод имени Лихачева»). Изображения автомобиля «АМО-Ф-15» и его модификаций периодически можно увидеть на открытках, карманных и настенных календарях, плакетках, настольных медалях, спичечных этикетках, значках, даже удостоились быть размещенными на почтовых марках.

Настенная плакетка из пластика

Несколько значков с АМО

Естественно специалисты, создающие копии автомобилей в различных масштабах не могли остаться в стороне и обойти своим вниманием «АМО-Ф-15» и его предка FIAT-15ter. Мне попадалось множество модификаций этого автомобиля, созданных воспитанниками «Домов детского творчества» и «Станций юных техников» в различных масштабах и из широкого спектра материалов: жесть, бумага, пластилин, дерево и т.п. Московским заводом игрушек «Прогресс» выпускался набор пластиковых деталей, собрав который, можно было получить очень хорошую копию «АМО-Ф-15» в масштабе 1\24.

Коробка и набор деталей для сборки копии «АМО-Ф-15» в масштабе 1\24.

Собранная «АМО-Ф-15» в масштабе 1\24 и одна из моделей «АМО-Ф-15» в масштабе 1\43.

Издательство «Орел», из города Харьков (Украина), выпускало наборы для бумажного моделирования, склеив которые можно было получить копии грузового «АМО-Ф-15» образца 1924 года или автобуса «АМО-Ф-15» с объемными фарами и поворачивающимися колесами в масштабе 1\25.

«АМО-Ф-15» в масштабе 1\25, издательство «Орел»

Я не буду подробно останавливаться на этих моделях, а сосредоточу ваше внимание на копиях в масштабе 1\43. И начну с масштабных моделей, выпускавшихся промышленным способом.

На данный момент известно, что первым создал копию автомобиля «АМО-Ф-15» коллектив производственного объединения по обработке пластмасс «Кзыл-Ту» (в переводе с казахского «Красное знамя»), расположенного в городе Алма-Ате, столице Казахской ССР. Работники объединения примерно с конца 70-х годов прошлого века, предложили коллекционерам сразу три модификации: конечно же копию первого грузового автомобиля «АМО-Ф-15» образца 1924 года,

«АМО-Ф-15» образца 1924 года из голубого пластика

«АМО-Ф-15» образца 1924 года из желтого пластика с коробкой

копию автобуса на шасси «АМО», прототипы которого начали в 1925 году создаваться в Москве

Автобус на шасси «АМО» в ранней и поздней коробке

и копию легкового штабного автомобиля на шасси «АМО», чьи немногочисленные прототипы выпускались очень мелкими партиями с 1925 по 1927 годы.

Штабной автомобиль на шасси «АМО»

Все масштабные модели «Кзыл-Ту» изготавливались из цветной пластмассы с неплохой степенью проработки, обладали открывающимися элементами и комплектовались металлизированной имитацией радиаторной решетки, фар, клаксонов, остеклением (выполненным из прозрачного пластика), имитацией шасси (рессоры, кардан, задний ведущий мост), копями покрышек колес, выполненных отдельными деталями и монтирующиеся на колесные диски. Выпускаемые миниатюры упаковывались в картонные коробки с окошком, защищенным прозрачным блистером.
Что примечательно, для сборки этих масштабных моделей привлекался не только коллектив производственного объединения, но и учащиеся подшефной школы. Тираж выпущенных моделей доподлинно не известен, но в наши дни копии автомобилей «АМО» от «Кзыл-Ту» в коллекционном состоянии укомплектованные фабричной коробкой очень редки и высоко ценятся среди коллекционеров, возможно потому, что большая часть этих пластмассовых «АМО» погибла в песочницах бывшего СССР. Да и самого производственного объединения теперь уже не существует, а на месте его головного предприятия расположился торговый центр «Асыл», а Казахская ССР стала государством Казахстан.

Следующими предприятиями, начавшим выпускать копию автомобиля «АМО-Ф-15» стали производственное объединение (ПО) «Элекон», располагавшееся в городе Казани — столице Татарской АССР и «Рославльский автоагрегатный завод» — Филиал автозавода «ЗИЛ». Наиболее вероятна версия, что выпуск этих моделей был приурочен к празднованию 60-летия советской автомобильной промышленности, которое широко отмечалось в СССР. Специалисты из Казани начали выпуск копии грузового автомобиля «АМО-Ф-15» образца 1924 года, а в Рославле решили выпустить копию грузовика «АМО-Ф-15» образца 1927 года. Масштабные модели получились очень разными и, безусловно, это зависело как от возможностей и опыта разработчиков, так от возможностей и ограничений использования существующих производственных мощностей, на которых осуществлялся выпуск. Сотрудники ПО «Элекон» уже имели опыт создания и производства масштабных моделей, к тому моменту на протяжении нескольких лет ими выпускались прекрасные копии грузовых автомобилей «КАМАЗ», т.е. опробованы и освоены процессы изготовления комплектующих для масштабных моделей из пластика, резины и металла, имелось соответствующее оборудование и кадры осуществляющие очень важный этап -финальную и качественную сборку, кстати на последнем этапе в основном работали женщины, которые, как известно более терпеливы, чем мужчины и прекрасно справляются с монотонной и кропотливой работой. Именно поэтому копия «АМО-Ф-15» от ПО «Элекон» получилась очень качественной и ее можно назвать одной из лучших масштабных моделей СССР, как по степени копийности, так и по степени проработки.

«АМО-Ф-15» от ПО «Элекон» выпуска 1986 года, на фарах есть метализация, на эмблеме, располеженной на радиаторе, ее уже нет

Модель состояла из более чем 40 деталей, причем из металла изготавливались кабина с передними крыльями и рама с картером, остальные детали бортовой кузов, колесные диски, радиаторная решетка (она кстати как и капот немного все же по форме не соответствовала прототипу), подножки элементы салона и др. штамповались из пластика, что добавляло ажурности модели и повышало степень ее соответствия оригиналу. Покрышки колес имели правдоподобный протектор и конечно выполнены из резины. Первые копии «АМО-Ф-15» от ПО «Элекон» имели хромировку на фарах и эмблеме «АМО», находящейся на радиаторной решетке моделей, приборную доску и имитацию масленки на копии дифференциала, затем хромировка пропала, исчезли и некоторые другие детали. Модели имели разную цветовую гамму полностью синие, полностью красные, с рыжей или синей кабиной и красным кузовом и другие, колесные диски имели белый цвет, красный и даже коричневый. Упаковывались в картонную коробку с прозрачным окном из блистера.

Разные цветовые решения «АМО-Ф-15» от ПО «Элекон»

Масштабная модель АМО-Ф-15 образца 1927 года из Рославля оказалась гораздо грубее казанской, но это была единственная копия «АМО» с жесткой крышей. Причем выпускали ее специалисты ранее не обладавшие опытом производства подобной продукции, но имевшие доступ к настоящему прототипу «АМО-Ф-15» 1927 года, располагавшемуся в вестибюле заводоуправления автозавода «ЗИЛ» в Москве до 2020 года. Где он находится теперь мне не известно, возможно, попал в какой-то музей, не хочется думать, что пущен под пресс.

Модель из Рославля собиралась из чуть более чем двух десятков деталей, большая часть из которых отливалась из металла. Пластик использовался для изготовления только покрышек колес, клаксона и элементов салона. Первые варианты имели плоское не проработанное днище.

Затем появились варианты с металлическим карданом,

и чуть позже с пластиковым, также появились имитации глушителя картера и заднего моста.

Первые партии копии «АМО-Ф-15» образца 1927 года окрашивались в красный цвет, чуть позже появились модели в голубой окраске. Упаковка также менялась со временем, производились как глухие картонные коробки, так и с прозрачным окном из блистера. Модели из первых партий имели бронзовые звуковые клаксоны и капотные замки, позднее клаксоны стали пластиковыми, а замки оливались вместе с кабиной.
Впуск моделей на филиале «ЗИЛ» в Рославле продержался до середины 1994 года, но не смотря на то, что производились они более 10 лет и достаточно большим тиражом, многие коллекционеры узнавали об их существовании случайно, общаясь в клубах или рассматривая собрания своих коллег. Дело в том, что реализовывалась продукция из Рославля в основном в Смоленске и Смоленской области, а в другие регионы бывшего СССР попадала в результате усилий самих коллекционеров, благодаря обменам или продаже мелких партий.

Иначе дело обстояло с продукцией ПО «Элекон». Модели «АМО-Ф-15» образца 1924 года из Казани продавались во многих уголках страны, и их выпуск продолжался до 2005 года. Помимо бортовой версии с 1991 года начали выпускаться автоцистерны на шасси «АМО-Ф-15» (с надписью «Керосин» кабина синяя, цистерна голубого цвета) и не имеющие реальных прототипов фургоны «Почта» (модели выпускались синего, красного и др. цветов) и санитарный автомобиль (выпускался в белой цветовой гамме с красными полосой и крестами на фургоне). Причем для последних двух моделей была выпущена новая картонная коробка с прозрачным окном, так как в старые эти модели по высоте уже не входили.

Автоцистерна на шасси «АМО-Ф-15»

Фургон «Почта». Обратите внимание, сам фургон голубого цвета, на фарах и эмблеме на радиаторе присутствует металлизация — модель из первых выпусков

Фургон «Почта». Поздний выпуск. Обратите внимание, сам фургон синего цвета, на фарах и эмблеме на радиаторе отсутствует металлизация, отсутствует иммитация масленки на копии дифференциала

Фургон «Почта» в красном цвете, колеса стали еще проще, изменился дизайн коробки

С анитарный автомобиль на шасси «АМО-Ф-15»

Что интересно, но в разработке детали имитации фургончика, вставлявшегося в бортовую платформу модели, принимал участие Зиновий Лахтерман один из известных членов мастерской «РАЗУМ» из Киева. Одной из причин, почему такую хорошую модель как «АМО-Ф-15» сняли с производства в Казани, была ее хрупкость, к сожалению, она плохо переносила транспортировку, поэтому оптовики все чаще отказывались ее закупать и возвращали брак в Казань. На сегодняшний день ПО «Элекон» по некоторым данным совсем остановило производство масштабных моделей, так как судя по сообщениям, опубликованным в ряде периодических изданий, руководство ОАО «КАМАЗ», и правообладатель торговых знаков автозавода «ЗИЛ» стали через суд требовать от производственного объединения компенсировать убытки за использование символики, используемой казанскими специалистами при выпуске копий автомобилей. Поэтому есть большая вероятность, что на этом модельная история ПО «Элекон» закончится, однако возможно кто-то инвестирует в это производство и начнется новая, но под другим брендом, например, посмотрим.

В отличие от российских производителей, компании занимающиеся выпуском масштабных моделей на производственных мощностях заводов Китайской Народной Республики (КНР), не закрывают производство, а только его наращивают. Об этом свидетельствует широкий ассортимент масштабных моделей, производящийся множеством компаний мира в этой стране. Не стали мудрствовать лукаво и сотрудники итальянского издательства «De Agistini»,когда решились на выпуск серий масштабных моделей серий «Автолегенды СССР» и «Автомобиль на службе» и заказали производство копий автомобилей компании PCT (IST) имеющей хороший опыт в этом вопросе. В июне 2020 года в серии «Автолегенды СССР» под номером 87 вышла копия автомобиля «АМО-Ф-15» образца 1927 года.

Специалисты, кто отвечал за наполнение серии, правильно рассудили и решили выпустить модель именно этого автомобиля. В результате, коллекционеры и фанаты автомобильной истории смогли поставить на свои полки улучшенную, по сравнению с ранее выпускаемой в Рославле модель, но все же до уровня казанского «АМО» мастера из PCT (IST) немного не дотянули. Созданная в Китае копия также как и масштабная модель ПО «Элекон» очень привлекательна, не имеет искажений в пропорциях, кабина выполнена из металла (с более аккуратным остеклением), остальные детали из пластика. В качестве недостатков по сравнению с казанской продукцией у копии PCT (IST) хуже проработано днище, нет надписи «АМО» на эмблеме расположенной на радиаторе, лишними кажутся таблички «АМО» на модели, но зато окрашена она в зеленый цвет — цвет в который в СССР в основном окрашивались грузовые автомобили. Увы, ни специалисты ПО «Элекон» ни завода в Рославле зеленый вариант «АМО» так и не выпустили. Тираж «АМО-Ф-15» образца 1927 года от PCT (IST) составил 120 000 экземпляров, упаковывалась модель в прозрачный блистер, а реализовывалась совместно с журналом, в котором раскрывалась история прототипа этой модели. Кстати в качестве фото прототипа в журнале использовали 3D модель, подробнее можно прочитать
Следующим продолжением копий семейства автомобилей стала модель «АМО-Ф-15» «Скорая медицинская помощь», вышедшая в ноябре 2020 года под номером 32 в серии «Автомобиль на службе» того же издательства «De Agistini».

Производителем модели являлась все та же компания PCT (IST) , и справедливости ради хочется отметить, что для ее изготовления были созданы новые формы и штампы и абсолютно не использованы разработанные ранее при производстве «АМО-Ф-15» из серии «Автолегенды СССР». Прототипом модели послужил автомобиль Иваново-Вознесенского Губздрава, черно-белое фото которого известно многим увлеченным автомобильной историей энтузиастам. Кузов выполнен из металла, днище и все остальные детали пластик. Днище имеет другу форму, нежели у «АМО-Ф-15» от PCT (IST), но и его проработка так же оставляет желать лучшего, опять на модели закреплены таблички с надписью «АМО», отсутствовавшие на прототипе. Однако видно, что китайские специалисты пытались сделать эту копию, лучше предыдущей. У копии «АМО-Ф-15» «Скорая медицинская помощь» тщательнее проработаны решетка радиатора (на ней появилась эмблема с буквами «АМО»), колесные диски, появились несколько другие фары, имитация боковых шторок на кабине, на кузов нанесены декали. Тираж составил 80 000 экземпляров, упаковывалась она также как и «АМО-Ф-15» от PCT (IST) в прозрачный блистер и реализовывалась вместе с журналом.
В настоящий момент копия «АМО-Ф-15» «Скорая медицинская помощь» замыкает список моделей автомобилей «АМО» в масштабе 1\43, производящихся промышленным способом. Но надеемся, она все же не будет последней, и любители и почитатели истории этого автомобиля СССР пополнят свои коллекции копиями его новых и исторически достоверных модификаций. Познакомиться же с конверсиями и моделями ручной работы можно

бортовой Компоновка переднемоторная, заднеприводная Колёсная формула 4 × 2 Двигатель

АМО Ф-15
Производитель АМО
Тип Бензиновый
Объём 4396 см 3
Максимальная мощность 35 л. с. , при 1400 об/мин
Максимальный крутящий момент 18,5 кг×м Н·м , при 1200 об/мин
Конфигурация рядный, 4-цилиндр.
Цилиндров 4
Клапанов 8
Диаметр цилиндра 100 мм
Ход поршня 140 мм
Степень сжатия 4
Система питания карбюратор Зенит-42
Охлаждение жидкостное
Клапанной механизм нижнеклапанный
Тактность (число тактов) 4
Порядок работы цилиндров 1-2-4-3
Трансмиссия
механическая 4-ступ.
Производитель АМО
Тип механическая
Число ступеней 4
Передаточные отношения
1 передача 5,01
2 передача 3,24
3 передача 2,2
4 передача 1,0
Задняя передача 3,72
Тип шестерней прямозубые, скользящие
Синхронизаторы нет
Механизм управления рычаг за бортом кабины
Переключение ручное

Главная передача — коническая, прямозубая Характеристики Массово-габаритные Длина 5050 мм Ширина 1760 мм Высота 2250 мм Клиренс 242 мм Колёсная база 3070 мм Колея передняя 1400 мм Масса 1920 кг Динамические Максимальная скорость 42 км/ч На рынке Связанные Fiat 15-Ter Другое Грузоподъёмность 1500 кг Расход топлива 24 л/100 км Объём бака 70 л Медиафайлы на Викискладе

История создания

Автомобиль АМО-Ф-15 был разработан на базе итальянского грузовика FIAT 15 Ter , сборку которого завод АМО вёл с 1917 по 1919 год. При этом в конструкцию машины были внесены существенные изменения.

К подготовке собственного производства этого грузовика на АМО приступили в январе 1924 года. К этому времени на заводе имелось 163 полученных из Италии чертежа, а также 513, изготовленных уже на АМО в прежние годы. Кроме того, имелись 2 эталонных экземпляра FIAT 15 Ter , хранившихся в особом помещении. Главным конструктором был назначен Владимир Иванович Ципулин. Его ближайшими помощниками стали Евгений Иванович Важинский (он готовил рабочие чертежи), Б.Д. Страканов (пересматривал конструкцию деталей FIAT 15 Ter), И.Ф. Герман (кузовные работы), Н.С. Королев (сборка). Подготовкой производства занимались также директор завода Г.Н. Королев, технический директор С.О. Макаровский, главный инженер В.Г. Соколов .

Первую машину собрали в ночь на 1 ноября 1924 года, а днём 6 ноября закончили сборку десятой, последней машины предсерийной партии. 7 ноября 1924 года эти 10 машин, выкрашенных в красный цвет, приняли участие в пролетарской демонстрации на Красной площади в Москве, а 25 ноября, в полдень, три машины из первой десятки (№ 1, № 8 и № 10) отправились с Красной площади в первый для советских машин испытательный пробег по маршруту: Москва – Тверь – Вышний Волочек – Новгород – Ленинград – Луга – Витебск – Смоленск – Рославль – Москва. Успех автопробега подтвердил достаточный уровень качества продукции АМО и с марта 1925 года началось серийное производство автомобилей АМО-Ф-15 – в 1925 году изготовили 113 машин, а в следующем, 1926 году – уже 342 экземпляра .

Производство постепенно возрастало, и к 1931 году было сделано 6971 экз. АМО-Ф-15 из которых 2590 ед. было произведено в 1929/30 хозяйственном году. Совершенствовалась и конструкция АМО-Ф-15 — за время производства автомобиль дважды модернизировался: в 1927 году (внедрены более комфортная кабина и «сухое» сцепление, упрощён рулевой механизм) и в 1928 году (появились электрические стартер, фары и сигнал, упрощена система питания) .

С 1930 года АМО-Ф-15 выпускался параллельно со сборкой из американских комплектующих 2,5-тонных грузовиков АМО-2 и был снят с производства только в 1931 году, когда ему на смену пришёл полностью состоящий из советских комплектующих АМО-3 .

Конструкция

АМО-Ф-15 представлял собой двухосный заднеприводный грузовой автомобиль малой грузоподъёмности — при движении по шоссейным дорогам грузоподъёмность составляла до 1,5 тонн, по грунтовым — до 1 тонны. Машина отличалась сравнительно небольшими габаритными размерами (5050×1760×2250 мм) и массой (в снаряжённом состоянии — 1920 кг, полный вес — 3570 кг).

  • Уменьшен на 80 мм с целью увеличения клиренса диаметр маховика двигателя (у FIATа — 590 мм, у АМО-Ф-15 — 510 мм) при сохранении его веса.
  • Снижена масса поршней и шатунов, изменена форма поршневого пальца и его посадка.
  • Увеличена площадь радиатора, чтобы компенсировать уменьшение диаметра маховика, служившего вентилятором и исключить перегрев.
  • Изменили форму капота (вследствие увеличения площади радиатора) и упростили конструкцию затворов его боковин.
  • Колёса с деревянными спицами заменены на более долговечные штампованные дисковые.
  • Итальянский карбюратор был заменён на «Зенит №42», выпускавшийся 4-м Государственным автомобильным заводом.
  • Изменилась конструкция сцепления.
  • Бензобак был перенесён с переднего щита под сиденье водителя, при этом вместо подачи топлива самотёком была внедрена принудительная с помощью вакуум-аппарата (в 1928 году от этого решения отказались, вернув «родную», FIAT-овскую систему).
  • Для упрощения ремонта обеспечили возможность по отдельности демонтировать бортовую платформу, будку водителя, боковины и торпедо.

Двигатель

Силовой установкой являлся 4-цилиндровый рядный карбюраторный двигатель с вертикальным расположением цилиндров и нижним расположением клапанов. Объём 4396 см з, 35 лошадиных сил, при 1400 об/мин., максимальный крутящий момент — 18,5 кг×м при 1200 об/мин (Итальянский автомобиль имел 30лс при 1300 оборотов в минуту). Максимальное число оборотов мотора — 1700 об/мин . Охлаждение двигателя — жидкостное, с центробежным насосом (помпой). Система смазки — под давлением, с шестерёнчатым насосом.

Цилиндры двигателя отливались одним блоком заодно с рубашкой охлаждения и съёмной головки не имели. При этом сверху блока цилиндров крепилась крышка, после снятия которой можно было очистить рубашку от накипи. Блок цилиндров крепился к верхней части алюминиевого картера. Картер снабжался лапами для крепления к раме в четырёх точках. Нижний картер отливался из алюминиевого сплава. Поршни — чугунные, шатуны — стальные, трубчатые. Коленчатый вал — стальной, кованый, с наклонными щёчками (на ранних машинах коленвал имел прямые щёчки и вырезался из сплошного куска), устанавливался на трёх коренных подшипниках. Ось коленчатого вала была смещена на 10 мм по отношению к осям цилиндров . На носке коленчатого вала устанавливалась пусковая рукоятка, а на хвостовике — насаживался литой стальной маховик большого диаметра, восемь спиральных спиц которого имели форму лопастей вентилятора и создавали поток охлаждающего воздуха через радиатор . Такое расположение вентилятора (позади двигателя) при переднем расположении радиатора требовало особого, герметичного кожуха и плотного (без щелей) прилегания боковин капота к каркасу .

Такая конструкция ходовой части обеспечивала автомобилю хорошие для своего времени скоростные и маневровые характеристики: максимальная скорость составляла 50 км/ч, средняя скорость движения по щебёночному шоссе — 30 км/ч, по грунтовым дорогам — 15 км/ч. Минимальный радиус поворота по наружной колее не превышал 7,2 м. Автомобиль мог преодолевать подъёмы крутизной до 12°, двигаться по косогору с креном до 10°, преодолевать канавы шириной до 0,4 м и броды с твёрдым грунтом глубиной до 0,6 м.

Тормоза

Тормоза имели механический привод. Ручной (центральный) ленточный тормоз действовал на карданную передачу. Ножной тормоз колодочного типа действовал на задние колеса .

Электросистема

Первоначально машина не имела электрических стартера, освещения и звукового сигнала: пуск производили рукояткой, для освещения служили ацетиленовые фонари, а сигналы подавались ручным клаксоном . С 1928 года устанавливается электрические стартер, фары, сигнал — все фирмы «Сцинтилла» . Электросистема — с аккумулятором , однопроводная, напряжением 6 В, с положительным выводом аккумуляторной батареи на корпус.

Кабина и органы управления

Автомобиль имел рулевое управление с правым расположением руля. Внутри обода рулевого колеса на зубчатых секторах монтировались рычаги ручного газа и опережения зажигания. При этом до 1927 года рычаги переключения передач и ручного тормоза располагались за правым бортом кабины. В 1926 году рычаг КПП перенесли в кабину , в то время как рычаг ручного тормоза ещё оставался снаружи . Позже в кабину перенесли и рычаг тормоза .

Машины первых выпусков имели двухместную деревянную кабину с брезентовым тентом. С 1927 года перешли к цельнодеревянной кабине с жёсткой крышей, боковинами и задней стенкой. С боков кабина остекления не имела. Единственная дверь располагалась слева (правый борт был занят запасным колесом и рычагами управления). Дверь не имела наружной ручки — чтобы открыть её, приходилось просовывать руку внутрь кабины .

Грузовая платформа была деревянной, с тремя открывающимися бортами.

Недостатки

Машины на шасси АМО-Ф-15

С началом серийного производства АМО-Ф-15 на его шасси начали выпускать:

  • кареты скорой помощи — с 1925 года;
  • десятиместные открытые автобусы для южных районов (так называемые «шарабаны») — также с 1925 года;
  • автобусы закрытого типа — с 1926 года их стали строить в кузовном цехе АМО, которым руководил И. Ф. Герман (14 местный автобус был показан на первой советской автомобильной выставке 25 сентября 1925 года);
  • фургон для перевозки денег — машина, изготовленная БТАЗ №2 была показана на той же выставке 25 сентября 1925 года;
  • пожарные машины — в июле 1926 года в ленинградский завод «Промет» объединения «Тремасс» (трест заводов массового производства) выпустил первый советский автонасос на шасси АМО Ф-15, а с 1927 года пожарную машину на шасси АМО начали выпускать и на заводе №6 Автопромторга в Москве. 12 пожарных «линеек» выпустили в 1927-1929 годах и на самом АМО.
  • штабной 6-местный автомобиль — в 1927 году для РККА было изготовлено 9 таких машин (с открытым 3-дверным кузовом с брезентовым верхом).

Кроме того, на шасси АМО-Ф-15 были созданы почтово-пассажирские автобусы, различные фургоны, цистерны и другие специальные автомобили. Шасси АМО-Ф-15 (вернее, его «специальная» модификация АМО-Ф-15СП) послужило основой для разработки бронеавтомобиля БА-27 . Суммарный выпуск этих броневиков за 1928-1931 годы составил 215 единиц.

Серийное производство

Грузовой автомобиль АМО-Ф-15 находился в производстве с 1924 по 1931 годы. Поначалу выпуск машин был сравнительно небольшим: к 31 марта 1928 года (за 3 с половиной года) было изготовлено 1000 машин . Однако, выпуск нарастал, и за 1929/30 хозяйственный год было произведено 2590 автомобилей.

По разным данным, с 1924 по 1931 год завод АМО выпустил от 6084 до 6465 экземпляров АМО-Ф-15, при этом заводские источники указывают общее количество — 6285 единиц .

Здесь жирным выделены цифры, соответствующие заводским источникам.

Несмотря на то, что выпуск автомобиля продолжался до 1931 года, он очень скоро был вытеснен более современным и технически совершенным ГАЗ-АА и уже к середине 30-х годов практически исчез с дорог страны [ ] .

Стоимость

Себестоимость машины, содержавшей большое количество деталей из цветных металлов и изготавливавшейся кустарными методами, была непомерно велика, хотя и снижалась по мере увеличения выпуска: если первые 10 грузовиков, изготовленных в 1924 году обходились по 18 000 руб. за 1 машину, то машины второго выпуска — уже 12 786 руб., а третьего — 11 000 руб.

В 1927/28 годах себестоимость АМО-Ф-15 составляла 8 500 руб., но в то же время автомобиль Ford в агрегатах с доставкой в страну стоил 800-900 руб . Таким образом, советское производство обходилось на порядок дороже импорта машин той же грузоподъёмности. Это послужило одной из причин глубокой реконструкции завода и перехода на выпуск более приспособленного к массовому производству американского Autocar Dispatch SA, получившего в СССР обозначение АМО-2 , а после освоения производства в СССР — АМО-3 .

В 1934 году стоимость 1,5-тонного АМО-Ф-15 с резиной и шофёрским инструментом составляла 6265 руб., а его шасси — 6091 руб. В это же время 2,5 тонный АМО-2 с резиной на 7 колёс и шофёрским инструментом стоил 6068 руб.

Сохранившиеся экземпляры

См. также

Противоречия в источниках

Необходимо отметить, что правильного написания названия этого автомобиля, видимо, не существует. Даже в технической литературе того времени (включая литературу, изданную заводом АМО) встречаются варианты: АМО Ф-15 , АМО Ф15 , и даже «АМО» тип Ф-15

Рис. А. Захарова, ЗР 1984 №1

Первый советский грузовик. Стоял на производстве с ноября 1924 года по ноябрь 1931 года. На его шасси выпускали автобусы, санитарные и пожарные машины, легковые штабные автомобили и броневики. В 1927 году базовая модель подверглась реконструкции (кабина с жесткой крышей, усовершенствование электрооборудования и сцепления]. Всего за восемь лет изготовлено 6400 машин.
Один из наиболее хорошо сохранившихся экземпляров (сегодня их известно четыре) стоит в заводском музее ЗИЛа. В хранилище Политехнического музея в Москве также есть один АМО-Ф15.
Грузоподъемность — 1500 кг; число и рабочий объем цилиндров — 4 и 4396 смЗ; расположение клапанов — нижнее; степень сжатия — 4,0; мощность — 35 л. с. при 1400 об/мин; число передач — 4; подвеска колес — зависимая рессорная; размер шин — 880 X XI35 мм; длина — 5050 мм; ширина — 1760 мм; высота — 2250 мм; база — 3070 мм; снаряженный вес — 1920 кг; скорость — 42 км/час; эксплуатационный расход топлива — 20 л/100 км.

Это должен знать каждый водитель:  Range Rover Sport в стремлении к совершенству

Завод Автомобильного московского общества (АМО) начали строить в 1916 году, но по-настоящему предприятие заработало после революции 1917-го. На национализированном АМО ремонтировали грузовики, делали моторы для первых советских танков, выпускали запасные части.
В 1924 году коллектив приступил к изготовлению грузовиков АМО-Ф15 (). Первые десять машин вышли в колонне АМО на праздничную демонстрацию 7 ноября 1924 года.

«Рентгеновский снимок» АМО-Ф15, ЗР 1974 №11

2 августа 1916 года в Тюфелевой роще под Москвой состоялась закладка завода Автомобильного Московского Общества (АМО). Первые машины он должен был дать весной 1917 года. Его производственные мощности определялись тогда в 750 полуторатонных грузовиков «ФИАТ-15-Тер» и 750 легковых штабных автомобилей «Гочкисс». Но поначалу в корпусах АМО удалось собрать лишь 150 грузовиков ФИАТ из итальянских деталей.
Первые грузовые автомобили советского производства — десять машин АМО-Ф15 — завод построил к 7 ноября 1924 года. Уже в 1925 году амовцы выпустили 113 машин, а в 1926-м — 342. Таким образом, в 1926 году они изготовили больше автомобилей, чем мог их сделать в свое время Русско-Балтийский вагонный завод (150 машин в год).
Два эталонных образца грузовиков ФИАТ-15-Тер бережно сохранялись на заводе вплоть до 1924 года, как и итальянские чертежи-«синьки». Конструкцию этого грузовика инженеры АМО несколько модернизировали, но в целом она оставалась «фиатовской». Невольное доказательство тому — индекс модели АМО-Ф15, где последняя буква говорит о происхождении от ФИАТа, да и цифра — обозначение итальянской модели.
Тогдашний директор завода АМО Г. Н. Королев подписал 15 марта 1924 года приказ о начале подготовительных работ по выпуску грузовиков. Первую партию намеревались собрать в августе 1924 года. Но производство оказалось не готово к этому. ЦУГАЗ (организация, аналогичная нашему бывшему Минавтопрому) приняла решение выпустить первые 20 машин к 7 ноября 1924 года.
Экземпляр № 1 собрали на заводе 1 ноября 1924 года. К празднику были готовы десять грузовиков. Их изготовление обошлось очень дорого — трудоемкость одной машины из этой десятки составила 7 тысяч человеко-часов! Кстати, на заводе тогда работало всего 1224 человека.
Первую машину в колонне по Красной площади вел не слесарь-сборщик Н. С. Королев (он управлял вторым грузовиком), а инженер В. И. Ципулин. Он занимал должность, примерно соответствующую главному конструктору, и, по словам И. А. Лихачева, который стал директором АМО в декабре 1926 года, тогда на заводе «автомобиля никто не знал, за исключением Ципулина». К сожалению, этот видный специалист в конце тридцатых годов был арестован, как и многие его коллеги по заводу, и расстрелян. А место водителя в грузовике алого цвета с надписью «1-й АМО 1-й» надолго оказалось вакантным.
Серийный выпуск грузовиков АМО-Ф15 удалось начать лишь в марте 1925 года. Первая десятка машин, действительно, была сделана на АМО, за исключением, может быть, шарикоподшипников, карбюраторов, свечей, магнето и шин. Но их получили с российских заводов. Так что машину эту вполне можно считать отечественного производства, но. не отечественной конструкции. В дальнейшем АМО (с октября 1931 г. -ЗИС, а с июня 1956 г. — ЗИЛ), как и другие наши заводы, часто брал за основу «лучшие образцы зарубежной техники»: «Автокар» и «Бюик», «Паккард» и «Интернейшнл».
1 октября 1931 года после обширной реконструкции он первым в стране начал массовую конвейерную сборку грузовиков. Тогда в Европе на это еще не решился ни один из заводов, производивших грузовики, и заслуги АМО перед нашим автомобилестроением неоспоримы.
Но героические усилия коллектива АМО не могли компенсировать ни устаревшую технологию, ни устаревшую модель конструкции 1915 года. С первой пятилеткой пришли на АМО и современное оборудование, и новые моделей модификации, которые он освоил. А вместе с новым оборудованием начался выпуск нового автомобиля.

АМО-Ф15 на обложке первого номера «За рулем», 1928 №1

Автобус на шасси АМО-Ф15.
Московский завод АМО на шасси этого грузовика монтировал автобусные кузова собственного производства. Они имели деревянные каркас и обшивку и выпускались в трёх вариантах в зависимости от расположения и количества сидений и дверей. Эти машины использовались главным образом в небольших городках.
Годы выпуска — 1926-1931; число мест: для сидения — 12 или 14, общее — 20.
длина — 5100 мм; ширина — 2100 мм; высота- 2500 мм
снаряженная масса — около 2800 кг; наибольшая скорость — 42 км/ч.
Рис. А. Захарова, ЗР 1985 №3

Первые советские грузовики АМО-Ф15 1924 года на испытаниях. От машин более позднего выпуска они отличались формой радиатора.
Фото из журнала «Мотор» 1925 г.
Фото ЗР 1991 №8

Серийный АМО-Ф15 1926 года (он еще комплектовался убирающимся матерчатым верхом кабины) в одной из сибирских деревень.
Фото прислано читателем журнала
Фото ЗР 1991 №8

АМО-Ф-15 считается первым серийным советским грузовиком. Этот автомобиль принимал участие во всех грандиозных стройках и начинаниях первых годов Советской России, а впоследствии СССР. Он стал прообразом многих типов спецавтомобилей и грузовой техники. Машину называют одним из достижений советского автопрома, хотя сама история появления и становления автомобиля говорит немного о другом.

Завод, выпускавший АМО-Ф-15, был построен в последний год существования Российской Империи. В 1916 году правительство заключило контракт с одной из семейных династий крупных российских предпринимателей – Рябушинскими – на закупку большой партии грузовых автомобилей для нужд армии. Они не были машиностроителями, а больше были, как бы сейчас выразились, инвесторами. Поэтому, получив задачу построить завод, решили привлечь тех, кто имел уже такой опыт.

Выбор пал на итальянскую компанию Fiat. Именно с ее помощью и было создано «Автомобильное Московское Общество» – АМО, ставшее производителем нового автомобиля. Советы даже не сразу изменили название завода после его национализации, а это было очень редким случаем.

АМО-Ф-15 – это близкая копия Fiat 15 Ter. Однако, в отличие от своего прообраза, российский грузовик был более востребован и вошел в историю, тогда как итальянская модель не была столь известна.

Уже до октябрьской революции 1917 года было выпущено более 400 машин. И завод не останавливал производства вплоть до 1919 года, снабжая автотехникой то одну, то другую стороны, участвовавшие в Гражданской войне. Затем завод все-таки остановился. Но Советы недолго смогли продержаться на заделе автомобилей, доставшихся им еще с царских времен, и уже к 1924 году было решено восстанавливать выпуск АМО.

На этот раз Советская Россия снова решила прибегнуть к помощи зарубежных представителей и пригласила компанию Mercedes заняться восстановлением, что и было сделано. Уже на 7-летие октябрьской революции по Красной площади прошли первые 10 действительно советских грузовиков АМО-Ф-15. Сначала все машины выпускались в ярко-алой раскраске, но вскоре поняли, что подобное проявление идеологии неуместно для грузовика, работающего в сложных условиях и на бездорожье, и все экземпляры были перекрашены обратно в темно-зеленый цвет.

Первая модель АМО-Ф-15 оставалась в производстве в течение последующих шести лет. К тому времени завод переименовали в 1-й автозавод имени Сталина (ЗиС). И до 1931 года, пока не появилась новая модификация, было выпущено более 6500 экземпляров. Для молодой автопромышленности подобные объемы были достаточно большими. Руководил программой непосредственно директор Иван Лихачев, признанный впоследствии одним из создателей всей автопромышленности СССР. В честь него завод и был переименован «ЗиЛ».

АМО-Ф-15 стал прообразом следующего более массового грузовика ЗИС-5, но у того грузовика уже была своя история. А АМО-Ф-15 навсегда вошел в историю как первенец советского грузового автопрома.

История автомобиля АМО-Ф15 началась со сборки итальянского грузовика FIAT 15 Ter. Этот грузовик собирался Московским заводом АМО с 1917 по 1919 год, после чего взяв его за основу, в 1924 году был налажен выпуск первого советского грузового автомобиля под названием АМО-Ф15. Хоть за основу автомобиля и был взят итальянец, но в его конструкцию были внесены существенные изменения.

В январе 1924 года завод АМО приступил к подготовке собственного производства, к этому моменту на заводе имелось 163 чертежа полученных из Италии, а также 513 чертежей изготовленных уже на заводе АМО в прежние годы. Кроме того, имелось два эталонных экземпляра FIAT 15 Ter, которые хранились в особом помещении.

Главным конструктором был назначен Владимир Иванович Ципулин. Его ближайшими помощниками стали: Е.И. Важинский, который готовил рабочие чертежи, Б.Д. Страканов — занимался пересмотром конструкции деталей FIAT 15 Ter, И.Ф. Герман — вел кузовные работы, Н.С. Королев отвечал за сборку. Подготовкой производства так же занимались Г.Н. Королев (на тот момент директор завода), технический директор С.О. Макаровский и главный инженер В.Г. Соколов.

В ночь на 1 ноября 1924 года была собрана первая машина АМО-Ф15, и уже к 6 ноября было собрано 10 автомобилей последней предсерийной партии. На следующий день эти 10 грузовиков выкрашенных в красный цвет приняли участие в пролетарской демонстрации на Красной площади в Москве, а 25 ноября, в полдень, три машины из первой десятки (№ 1, 8 и 10) отправились с Красной площади в первый для советских машин испытательный пробег по маршруту: Москва — Тверь — Вышний Волочек — Новгород — Ленинград — Луга — Витебск — Смоленск — Рославль — Москва. Успех автопробега подтвердил достаточный уровень качества продукции АМО, и с марта 1925 года началось серийное производство автомобилей АМО-Ф-15.

В 1925 году было изготовлено 113 грузовиков АМО-Ф15, а в следующем, 1926 году — уже 342 экземпляра. Производство постепенно возрастало, и к 1931 году было сделано 6971 экземпляров АМО-Ф-15.

Конструкция автомобиля АМО-Ф15 за все время производства модернизировалась дважды. Так в 1927 году автомобиль получил более комфортную кабину с жесткой крышей и «сухое» сцепление, был упрощён рулевой механизм. В 1928 году была упрощена система питания, автомобиль получил электрический стартер, фары и сигнал.

Автомобиль АМО-Ф15 был в серийном производстве до ноября 1931 года, на его шасси выпускали автобусы, санитарные и пожарные машины, легковые штабные автомобили и броневики. За семь лет производства было выпущено чуть менее 7000 экземпляров автомобилей.

Дизайн и конструкция

Кабина грузовика 2-местная со сплошным сиденьем. Руль располагался, справа и слишком близко к сиденью, а вот единственная дверь для доступа в кабину находилась с левой стороны, следовательно, разместиться на водительском месте было крайне неудобно. Так же из-за слишком близкого расположения руля к сиденью у водителей быстро уставали спина и ноги, а так же болел позвоночник.

В качестве силового агрегата на автомобиль АМО-Ф15 был установлен 4-цилиндровый рядный карбюраторный двигатель с вертикальным расположением цилиндров и нижним расположением клапанов. Мощность этого двигателя составляла 35 лошадиных сил при 1400 оборотах в минуту, а максимальное число оборотов мотора составляло 1700 об/мин. Для охлаждения двигателя использовалась жидкость (вода) которую гонял центробежный насос (помпа). Система смазки — под давлением, с шестерёнчатым насосом.

Газораспределительный механизм — нижнеклапанный, с двумя клапанами на цилиндр, расположенными с левой стороны блока. Впускные и выпускные клапаны были взаимозаменяемыми. Распредвал приводился шестернёй.

Цилиндры двигателя АМО-Ф15 отливались одним блоком заодно с рубашкой охлаждения и съёмной головки не имели. При этом сверху блока цилиндров крепилась крышка, после снятия которой, можно было очистить рубашку от накипи. Блок цилиндров крепился к верхней части алюминиевого картера, который снабжался лапами для крепления к раме в четырёх точках. Нижний картер отливался из алюминиевого сплава. Поршни — чугунные, шатуны — стальные, трубчатые. Коленчатый вал — стальной, кованый, с наклонными щёчками (на ранних машинах коленвал имел прямые щёчки и вырезался из сплошного куска), устанавливался на трёх коренных подшипниках. Ось коленчатого вала была смещена на 10 миллиметров по отношению к осям цилиндров. На носке коленчатого вала устанавливалась пусковая рукоятка, а на хвостовике — насаживался литой стальной маховик большого диаметра, восемь спиральных спиц которого имели форму лопастей вентилятора и создавали поток охлаждающего воздуха через радиатор. Такое расположение вентилятора (позади двигателя) при переднем расположении радиатора требовало особого, герметичного кожуха и плотного (без щелей) прилегания боковин капота к каркасу.

Система зажигания двигателя — от магнето фирмы «Bosch», сидящего на одном валу с центробежным насосом (помпой) системы охлаждения.

Система питания — карбюратор «Зенит №42». В зависимости от времени года рекомендовалось регулировать систему питания путём замены жиклёров в карбюраторе.

В качестве топлива использовался низкооктановый автомобильный бензин. До 1928 года питание двигателя топливом происходило из бака, расположенного под сиденьем водителя, с помощью вакуум-аппарата. Позже система питания была упрощена — бензин подавался самотёком из бака, установленного на переднем щите. Вместимость топливного бака 70 литров. Запас хода по топливу при движении по шоссе составлял около 300 км.

Как упоминалось ранее, грузовой автомобиль АМО-Ф15 существенно отличался от своего итальянского прототипа.

Основные отличия АМО-Ф-15 от итальянского прототипа:

  • Уменьшен на 80 мм с целью увеличения клиренса диаметр маховика двигателя (у FIATа — 590 мм, у АМО-Ф-15 — 510 мм) при сохранении его веса.
  • Снижена масса поршней и шатунов, изменена форма поршневого пальца и его посадка.
  • Увеличена площадь радиатора, чтобы компенсировать уменьшение диаметра маховика, служившего вентилятором и исключить перегрев.
  • Изменили форму капота (вследствие увеличения площади радиатора) и упростили конструкцию затворов его боковин.
  • Колёса с деревянными спицами заменены на более долговечные штампованные дисковые.
  • Итальянский карбюратор был заменён на «Зенит №42», выпускавшийся 4-м Государственным автомобильным заводом.
  • Изменилась конструкция сцепления.
  • Бензобак был перенесен с переднего щита под сиденье водителя, при этом вместо подачи топлива самотёком была внедрена принудительная с помощью вакуум-аппарата (в 1928 году от этого решения отказались, вернув «родную», FIAT-овскую систему).
  • Для упрощения ремонта обеспечили возможность по отдельности демонтировать бортовую платформу, будку водителя, боковины и торпедо.

Были у автомобиля и свои недостатки. Шофёры жаловались на качество сборки машин, на частые выходы из строя дифференциала, на плохой монтаж электрооборудования (открытая проводка быстро перетиралась и замыкала), на недолговечные тормоза с чугунными колодками, которых хватало максимум на 2-3 месяца, на повышенный износ сдвоенных задних колёс, вызванный отсутствием зазора между их скатами, на частые поломки рессор, на некачественные аккумуляторы, на неудобное расположение ручного тормоза (снаружи), к которому надо было тянуться «за версту», на сильную тягу холодного воздуха (зимой) к ногам водителя из-за совмещения маховика и вентилятора в одной детали. Водители санитарных АМО-Ф-15 жаловались на сильную тряску при езде, которая становилась недопустимой при перевозке больных.

«Лучшее в мире советское оружие»: история тотального копирования.

Подавляющее большинство граждан России свято уверено в том, что СССР на протяжении всей своей истории делал самое лучшее в мире оружие, причем исключительно своими силами. Поэтому так шокируют начавшиеся в последнее время разговоры об импорте вооружений. Этот факт кажется подтверждением тезиса «Вот до чего страну довели!». Между тем, мнение о том, что Россия ничего никогда не импортировала, является в корне неверным.

Для Российской империи импорт вооружений был вещью совершенно обыденной. Чем более сложным и наукоемким было вооружение, тем выше была доля импорта. Соответственно, больше всего зависел от импорта Русский Императорский флот. Например, крейсер «Варяг» был построен в США. И даже те корабли, которые строились в самой России, были не полностью российскими. Например, на знаменитом эсминце «Новик», чей рекорд скорости (37,3 узла), установленный в 1913 году, и сейчас совершенно недостижим для 99,99 процента водоизмещающих судов, стояли немецкие турбины. То есть, именно они обеспечили ему эту рекордную скорость. Иностранной была на корабле практически вся оптика (дальномеры, прицелы и т.д.), без которой вести бой совершенно невозможно.

Исключительно импортной была российская истребительная авиация.

СССР после своей международной легитимации, произошедшей в 1920-е годы, в значительной степени перенял практику «проклятого прошлого». Он широко начал импортировать вооружение и технологии производства. Что интересно, империалисты по этому поводу совершенно не комплексовали, продавая своим потенциальным «могильщикам» практически все подряд. В итоге их вклад в строительство Рабочее-крестьянской Красной Армии оказался не просто большим, но во многом решающим.

Например, все танки серии БТ (БТ-2, БТ-5, БТ-7), до начала 1940-х составлявшие основу танкового парка СССР, были созданы на основе концепции танка американского конструктора Уолтера Кристи. Самим американцам, которые после Первой мировой вернулись к привычному изоляционизму, эта замечательная машина показалась ненужной. Более того, и великий и непревзойденный Т-34 ходовую часть позаимствовал у того же самого Кристи. Кроме того, на всех танках БТ и на значительной части первых Т-34 стояли авиационные бензиновые двигатели М-17, сделанные на базе немецкого BMW VI.

Впрочем, иностранные авиационные моторы оказались гораздо значимее для советской авиации. Собственно, если бы не иностранные двигатели, никакой авиации у СССР просто не было бы. Причем не только в 1920-е — 1930-е, но и в 1940-е, то есть Советскому Союзу не на чем было бы воевать с немцами.

Так, моторы М-25, М-62, М-63, стоявшие на истребителях И-15, И-153 и И-16, на которых советские войска воевали в Испании, на Халхин-Голе и в начале Великой Отечественной, были сделаны на основе американского «Wright Cyclone» SСR-1820F3. Развитием этой же линии моторов стал знаменитый АШ-82, стоявший на лучших советских самолетах Великой Отечественной — истребителях Ла-5 и Ла-7 и бомбардировщике Ту-2.

В основе другой серии двигателей М-85, М-87, М-88 (стояли на бомбардировщике ДБ-3, он же Ил-4) — лежит французский «Gnome Rhone Mistral Major»-14K. Наконец, на всех Яках, а также на ЛаГГ-3 и на пикирующем бомбардировщике Пе-2 устанавливались моторы серии М-100, М-103, М-105. Они были созданы на базе французского «HispanoSuiza» 12Y.

Таким образом, абсолютно вся советская авиация воевала на иностранных двигателях. Разумеется, каждый следующий двигатель каждой серии все более «советизировался», но тем не менее, без американцев и французов у СССР бы не было вообще ничего.

Нельзя не упомянуть, что основной, точнее – единственный, советский транспортный самолет Ли-2 был лицензионной копией американского DC-3.

Очень заметным был иностранный вклад в развитие советского флота. Например, на основе итальянских торпед 45F и 53F были созданы советские торпеды 45-36 и 53-38, которые еще довольно долго использовались в ВМФ СССР и после Великой Отечественной. На советских кораблях предвоенной постройки стояли итальянские приборы управления артиллерийской и торпедной стрельбой, английские, итальянские и немецкие дальномеры, зенитные автоматы «Эрликон» и «Бофорс».

Советская подлодка типа «С» была спроектирована на базе лодки Е-1, созданной для Испании голландским проектно-конструкторским бюро «Ingeneer Kontor vor Shiffbau», принадлежавшем немцам и укомплектованным немецкими инженерами. Поначалу она называлась в СССР «Н» («немецкая» и лишь в 1937 году была переименована в «С» («средняя»). Крейсер пр. 26 «Киров» строился по купленному в Италии проекту «Раймондо Монтекукколи». А прославившийся в годы войны на Черном море лидер «Ташкент» был просто приобретен в той же Италии.

Немецкие дизели фирмы МАN стояли на части подлодок серий «Д» и «С». Затем на основе этого дизеля был создан советский 38-К-8, который устанавливался практически на всех советских подлодках и на некоторых надводных кораблях.

В годы Великой Отечественной импорт вооружений в рамках ленд-лиза стал массовым. Дискуссии по поводу роли ленд-лиза победы СССР носят крайне ожесточенный характер, причем в этих спорах идеология явно превалирует над фактологией. В рамках данной статьи решить вопрос совершенно точно не удастся.

При этом хочется напомнить, например, что все советские асы «пятидесятники» (в смысле количества сбитых самолетов), кроме Кожедуба и Ворожейкина, воевали на «Аэрокобрах». У «Аэрокобры» вообще очень интересная судьба. Из 9,5 тысячи произведенных в США самолетов этого типа более 5,5 тысячи ушло в СССР, то есть, этот американский самолет, по сути, стал советским. В несколько меньшей степени то же можно сказать про бомбардировщик и торпедоносец А-20 «Бостон», чрезвычайно популярный во второй половине войны в ВВС и авиации ВМФ СССР. Всего СССР получил 3,1 тысячи этих самолетов из 7,4 тысячи, выпущенных в США. Вообще, роль американских самолетов в советской авиации во время войны оказалась весьма заметной.

В Берлин советские войска въехали не только на «тридцатьчетверках», но и на «шерманах», а также на «виллисах», «доджах» и «студебеккерах». Союз получил по ленд-лизу больше автомобилей, чем произвел сам, качество же было просто несопоставимо — не в пользу СССР, к сожалению. Благодаря западным поставкам СССР смог практически свернуть во время войны свою станкостроительную промышленность, переориентировав соответствующие производственные мощности на выпуск собственно оружия. Станки всех типов, причем гораздо лучшего качества, чем отечественные, СССР получал от англосаксов. Таким образом, оружие, произведенное вместо станков, можно считать «косвенным ленд-лизом».

Англосаксы поставили СССР огромное количество средств связи и разведки, где советский и их технологический уровни были, увы, просто несопоставимы. Например, на кораблях и катерах советского ВМФ стояли почти исключительно западные локаторы (РЛС): американские SO-13, SL, SF, английские 271, 281, 282, 284, 285, 286, 291. А также гидроакустические станции (ГАС): английские «Дракон» («Асдик» , 123, 128, 129, 132, 134, американские WEA-1, -2, QBE-3, QCS-1, QSL. И затем практически все советские РЛС и ГАС создавались на базе этих западных образцов. Конечно, РЛС и ГАС — не оружие, только без них корабль слеп и глух.

В общем, тема ленд-лиза, его роли в Великой Отечественной и в последующем военном строительстве в СССР совершенно необъятна. Про это можно написать еще десяток подобных статей. Очень скоро после победы над «Осью» началась холодная война между победителями. Из-за чего импорт СССР вооружений стал вроде бы невозможен. Тем не менее, и здесь не все так однозначно.

В частности, очень пригодились трофеи. В первую очередь — во флоте, где итальянские и немецкие корабли служили Союзу до конца 50-х годов. С одним из них связана наиболее трагическая страница в истории советского ВМФ. Речь идет о линкоре «Новороссийск», бывшем итальянском «Джулио Чезаре», взорвавшемся в ноябре 1956 года у причала в Севастополе, тогда погибло более 600 человек.

С другим трофеем связана страница довольно позорная. Речь идет о немецком авианосце «Граф Цеппелин». Он был достроен немцами не полностью, но в целом был уже почти полноценным кораблем. Учитывая полное отсутствие в СССР опыта строительства авианосцев, его изучение было бы чрезвычайно важным. Однако «Цеппелин» бессмысленно, если не сказать — варварски, был потоплен во время учений Балтфлота. При этом советская морская авиация продемонстрировала исключительно низкий уровень боевой подготовки: на огромный неподвижный не сопротивляющийся корабль было сброшено 100 авиабомб, из них в цель попали. 4!

В конце войны в Германии были созданы прекрасные подлодки XXI серии. Если бы немцы успели отправить их в бой в больших количествах, союзникам пришлось бы очень несладко. Но судьба у лодок оказалась другой — на их базе в СССР была построена самая большая в мирное время серия дизельных подлодок пр. 613, известных на Западе под названием Whiskey, более 200 штук.

Эти лодки широко экспортировались за рубеж, строились по лицензии в Китае, до сих пор составляют основу довольно мощного подводного флота КНДР.

Огромный вклад в советскую ракетно-космическую программу внесли трофейные немецкие баллистические ракеты «Фау-2», в знаменитой королевской «семерке» много чего позаимствовано от детища Вернера фон Брауна. Справедливости ради надо сказать, что в американскую ракетно-космическую программу, включая высадку на Луну, немецкие трофеи, среди которых оказался сам Вернер фон Браун, внесли гораздо больший вклад.

Создание в СССР ядерной бомбы, то есть самого важного оружия из всех возможных, тоже не обошлось без западных технологий. Эта история сейчас прекрасно известна. Правда, надо сказать, что без достаточно высокого уровня развития науки и техники в собственной стране не поможет никакой шпионаж и никакой импорт. И сейчас большинство стран не способно создать ядерное оружие, даже если подарить им готовый экземпляр.

Среди важнейших трофеев Второй мировой парадоксальным образом оказалось и вооружение союзников. Как известно, Япония и СССР между собой до августа 1945 года не воевали, поэтому СССР с США были союзниками против Германии и Италии, но не были таковыми против Японии до августа 1945-го. Соответственно, СССР был обязан интернировать оказавшихся на его территории американцев, воюющих против Японии. И вот в 1944-1945 годах на советские дальневосточные аэродромы сели несколько поврежденных в ходе налетов на Японию американских стратегических бомбардировщиков В-29. На тот момент этот самолет был самым мощным в мире и не имел в СССР даже отдаленных аналогов.

Естественно, к тому времени СССР Японию уже совершенно не боялся, поэтому экипажи «cверхкрепостей» в Союзе интернировать не собирались и сразу отправляли их в Штаты. А вот самолеты оставили себе. После окончания войны их перегнали в Подмосковье. И Сталин приказал ОКБ Туполева скопировать В-29.

В связи с этим между Туполевым и Сталиным состоялся исторический диалог, которым исчерпывающе описывалась тема, коей посвящена эта статья, до какой степени СССР зависел от иностранных вооружений и технологий и как они соотносились с советскими. В ответ на указание Сталина скопировать «сверхкрепость» Туполев сказал, что он может сделать самолет и лучше. В ответ на такое предложение «вождь народов» произнес поистине эпохальную фразу: «Не надо лучше. Сделайте такой же».

В итоге самолет под названием Ту-4 действительно сделали «таким же». Вплоть до пепельницы и дырки под банку кока-колы в кабине — хотя советским летчикам курить в полете запрещалось, а кока-кола им и не снилась — и даже случайной дырочки в крыле. Хотя часть приборов скопировать не удалось — не тянул СССР на это.

И после Великой Отечественной пригодились импортные авиадвигатели. На первый советский серийный реактивный истребитель МиГ-15 был установлен двигатель ВК-1, скопированный с английского Rolls Royce «Nene». Можно представить себе, как грызли по этому поводу локти англичане, когда МиГи сбивали в корейском небе в том числе и английские самолеты.

Во время той же Корейской войны Советский Союз очень старался добыть невредимый F-86 «Сейбр». В Корею даже была направлена эскадрилья, состоящая из лучших летчиков, с единственной целью — загнать «Сейбр» на советский аэродром. Ничего из этого не получилось, но удалось добыть почти целый F-86, совершивший посадку на брюхо на песчаный морской берег. Сталин и этот самолет потребовал скопировать, но его убедили в том, что это лишнее, «Сейбр» не имеет принципиальных преимуществ перед МиГ-15.

Значительная часть вспомогательных судов ВМФ СССР была построена за пределами страны, причем не только в «братских» Польше и ГДР, но и в «буржуазной» Финляндии. Кроме того, Польша строила для СССР средние десантные корабли пр. 770, 771 и 773, большие десантные корабли пр. 775.

А незадолго перед распадом Варшавского договора, СССР и исчезновением ГДР социалистическая Германия построила для СССР 12 малых противолодочных кораблей пр. 1331М, 8 из которых и сегодня составляют кронштадтскую бригаду охраны водного района. А польские БДК пр. 775 — до сих пор основа десантных сил ВМФ РФ. И на L-39 до сего дня учатся летать российские немногочисленные теперь летчики.

И еще одна история. В начале 1968 года США перебросили во Вьетнам 6 новейших на тот момент бомбардировщиков F-111А, чтобы проверить их в боях против ПВО Северного Вьетнама. Результат оказался плачевным: в 55 боевых вылетах были потеряны 3 машины (28 и 30 марта и 22 апреля). Оставшиеся 3 были срочно возвращены в Штаты на доработку. После доработки самолет оказался весьма эффективным, но речь здесь не об этом.

В 2004 году один из российских еженедельников провел журналистское расследование, авторы которого сделали вывод: последний из потерянных в начале 1968 года F-111 был не сбит в отличие от двух первых, а угнан в Северный Вьетнам собственным экипажем, который был подкуплен советской разведкой. А потом на основе этого самолета в СССР был создан Су-24, который до сего дня остается основным российским фронтовым бомбардировщиком. Это подтверждалось значительным внешним сходством F-111 и Су-24 — после «Сейбра» и МиГ-15 ни в одной паре одинаковых по поколению и назначению американских и советских самолетов такого сходства не было — и крайней невнятностью официальной истории создания советского бомбардировщика. Версия об угоне не была подтверждена, но и опровергнута тоже не была.

Впрочем, даже если версия копирования F-111 неверна, американский вклад в создание Су-24 все равно, видимо, был. По некоторым данным, установленный на этом бомбардировщике — а также на штурмовике Су-17 и истребителе-бомбардировщике МиГ-23Б — двигатель АЛ-21Ф был создан на базе американского General Electric J-79. Который получили из того же Вьетнама, со сбитого «Фантома».

Можно также вспомнить, что в начале 1980-х случилась очень громкая история с нелегальным приобретением СССР японских токарных станков, которые позволяли значительно повысить качество изготовления корпусов и винтов атомных подлодок. До этого уровень шума советских АПЛ был выше, чем у американских, даже не в разы, а на порядки. Именно японские станки позволили резко улучшить ситуацию в данной области.

Таким образом, вклад импортного западного — оружия и военных технологий в создание советской боевой техники чрезвычайно велик. Советские наука и техника достигли такого уровня, при котором можно было воспринимать и творчески развивать западные наработки. Но вот создавать что-то по-настоящему свое, не имеющее иностранных аналогов, удавалось редко. И еще реже — удерживать лидерство даже там, где его временно удавалось достичь.

Ничего своего: СССР воровал все подряд — от оружия до бижутерии

Теперь и новая Россия готова идти по пути исторического предшественника

«Новые Известия» уже не раз посвящали свои материалы различным вещам, которые в массовых масштабах производились в Советском Союзе, хотя изобретены были совсем в других странах. Аналитик Вадим Жартун проделал большую работу и создал своего рода энциклопедию советского заимствования. В нынешних условиях она становится особенно актуальной.

В угаре очередного раунда игр в санкции-контрсанкции российские депутаты предложили узаконить «серый импорт» иностранной высокотехнологичной продукции, а депутат Михаил Емельянов заявил, что «мы сможем сами производить ту продукцию, если мы обладаем технологией, без разрешения правообладателя».

У людей, имеющих представление об интеллектуальной собственности и авторских правах, от этих заявлений встали волосы дыбом — это же чистый, ничем не прикрытый криминал, кратчайший путь в полную экономическую изоляцию. И вместе с тем меня это предложение не удивляет.

Всё это — и нелегальный импорт, и нелицензионное копирование иностранной техники, и её «творческое переосмысление», то есть банальный плагиат, — уже было в истории СССР, к которому мы возвращаемся семимильными шагами.

В советских «заимствованиях» особенно поражают две вещи: их огромный масштаб и удивительный цинизм. Копировалось буквально всё — от огромных заводов, автомобилей, танков, самолётов и ракет до фотоаппаратов, бытовой техники и детских игрушек.

Клонов оказалось столько, что среди них уже сложно найти хоть что-то оригинальное. И всё это, часто скопированное до последнего винтика, получало русские названия и на голубом глазу выдавалось за очередную победу отечественной конструкторской мысли.

Промышленность

Копировали — не значит, что всегда воровали. То, что нельзя было украсть, покупали за деньги. В основном это касалось крупных промышленных объектов в период сталинской индустриализации.

Интеллектуальным центром по промышленному строительству в этот период стала фирма американского архитектора Альберта Кана (Albert Kahn, Inc.), строившего заводы Форда в Детройте, которая получила пакет заказов на строительство более 500 промышленных объектов в СССР общей стоимостью 2 млрд долларов (около 250 млрд долларов в ценах нашего времени).

В Москве был открыт филиал Albert Kahn, Inc. стыдливо названный «Госпроектстрой». Его руководителем был Мориц Кан, брат главы компании. На тот момент это было самое большое архитектурное бюро мира, выполнявшее роль координатора между советским заказчиком и сотнями западных компаний, поставлявших оборудование и консультировавших строительство отдельных объектов.

В 1923-1933 гг. в тяжелой промышленности СССР было заключено 170 договоров техпомощи: 73 с германскими компаниями, 59 с американскими, 11 с французскими, 9 со шведскими и 18 — с фирмами из других стран.

Американский гидростроитель Хью Купер стал главным консультантом строительства Днепрогэс, гидротурбины для которой были закуплены у компаний General Electric и Newport News Shipbuilding.

Магнитогорский металлургический комбинат (точная копия металлургического комбината в городе Гэри, штат Индиана) был спроектирован и построен под надзором американской фирмы Arthur G. McKee and Co. Доменная печь для этого и всех остальных металлургических комбинатов СССР была разработана чикагской компанией Freyn Engineering Co.

Технологический проект Нижегородского автозавода выполнила компания Ford, строительный — американская компания Austin Motor Company.

1-й Государственный подшипниковый завод в Москве (ГПЗ-1) строили при техническом содействии итальянской фирмы RIV.

Сталинградский тракторный завод, построенный по проекту Кана в 1930 году, изначально соорудили в США, а затем размонтировали, перевезли в СССР и собрали под наблюдением американских инженеров. Его оснастили оборудованием более чем 80 американских машиностроительных компаний и нескольких немецких фирм.

Caterpillar поставлял оборудование для Челябинского и Харьковского тракторных, а также Ростовского и Саратовского комбайновых заводов.

Немцы тоже активно участвовали в индустриализации, в Москве работало Центральное бюро тяжелого машиностроения (ЦБТМ), филиал немецкой компании Demag. Siemens-Schuckertwerke AG привлекались к работам и поставляли современное оборудование.

Автопром

Первый массовый легковой автомобиль СССР позаимствовал у американского автопрома. ГАЗ А — лицензионная копия американского Ford-A. СССР купил у американской фирмы оборудование и документы на производство в 1929 году, а через два года выпуск Ford-A прекратили. Еще через год, в 1932 году, выпустили первые автомобили ГАЗ-А.

ГАЗ-А (1932г.) — Ford-A (1927г.)

Следующий советский экспериментальный легковой автомобиль Ленинград-1 представлял собой практически точную копию автомобиля Buick-32-90.

Ленинград-1 (1933г.) — Buick-32-90 (1931г.)

Завод «Красный Путиловец», ранее выпускавший трактора Fordson, выпустил 6 экземпляров Л1 в 1933 г. Значительная часть автомобилей не смогла своим ходом дойти до Москвы без серьёзных поломок. В итоге «Красный Путиловец» переориентировали на выпуск тракторов и танков, а доработку Л1 передали на московский ЗиС.

ГАЗ-М1, в свою очередь, конструировали по образцам Ford Model B (Model 40A) 1934 года, документацию по которому американская сторона передала ГАЗу по условиям договора.

ГАЗ-М1 (1936г.) — Ford Model B (Model 40A) (1934г.)

В ходе адаптации модели к отечественным условиям эксплуатации автомобиль частично перепроектировали советские специалисты.

Первым советским серийным малолитражным автомобилем должен был стать КИМ-10, за основу которого при разработке взяли британский Ford Prefect.

КИМ-10 (1940г.) — Ford Prefect (1938г.)

В США изготовили штампы и разработали чертежи кузова по моделям советского художника-конструктора. В 1940 году завод начал производство этой модели, однако воплощению в жизнь амбициозного плана руководства страны по обеспечению большинства граждан личными машинами помешала Вторая Мировая война.

Зато копирование и клонирование она лишь подстегнула. После Второй мировой войны только из Германии в СССР вывезли 2885 заводов, 96 электростанций, 340 тыс. станков, 200 тыс. электромоторов, около тысячи заводов перевезли в СССР из Маньчжурии и Кореи. Всего за один год демонтировали и вывезли 4389 предприятий из Германии, Австрии, Венгрии и других европейских стран.

В результате у нас появился Москвич 400 — точная копия Opel Kadett K38, выпускавшегося в 1937—1940 годах в Германии на немецком филиале Opel американского концерна General Motors.

Москвич 400 (1946г.) — Opel Kadett K38 (1937г.)

Основная часть оборудования для выпуска автомобиля была вывезена с завода «Опель» в Рюссельхайме (находившегося в американской оккупационной зоне) и смонтировано в СССР.

Позже концепция копирования автомобилей несколько изменилась, и заложил её первый советский послевоенный легковой автомобиль представительского класса — ЗИС-110.

Внешне вплоть до мелочей ЗИС-110 был похож на Packard 180 c кузовом Touring Sedan последней довоенной модели 1942 года.

ЗИС-110 (1945г.) — Packard 180 (1942г.)

Ходовая часть ЗИС-110 при этом была оригинальной разработкой. Вряд ли американской фирме нравилось подобное творческое развитие её идей в оформлении советского автомобиля, однако никаких претензий с её стороны в те годы не последовало, тем более что производство больших «Паккардов» после войны прекратилось.

Почти все советские автомобили очень много заимствовали у зарубежных аналогов, хотя и имели некоторые отличия.

Это и ЗАЗ-965, прототипом которого был Fiat 600.

ЗАЗ-965 (1960г.) — Fiat 600 (1955г.)

И ЗАЗ-966, копирующий дизайн немецкой малолитражки NSU Prinz IV.

ЗАЗ-966 (1967г.) — NSU Prinz IV (1961г.)

И Москвич-2141, переднеприводный хэтчбэк, созданный на базе кузова франко-американской Simca 1308 производства европейского отделения корпорации Chrysler и уже устаревшего к тому времени двигателя УЗАМ.

Москвич-2141 (1986г.) — Simca 1308 (1975г.)

Своеобразным исключением стали знаменитые Жигули ВАЗ-2101. Они были полным лицензионным аналогом итальянского Fiat 124.

ВАЗ-2101 (1970г.) — Fiat 124 (1966г.)

По соглашению советского Внешторга с компанией Fiat итальянцами был создан Волжский автомобильный завод в Тольятти с полным производственным циклом. На концерн возлагалось технологическое оснащение завода, обучение специалистов.

Модель ВАЗ-2103 разработали совместно с итальянской фирмой Fiat на базе моделей Fiat 124 и Fiat 125.

ВАЗ-2103 (1972г.) — Fiat 125 (1967г.)

Позднее на базе ВАЗ-2103 разработали «проект 21031» впоследствии переименованный в ВАЗ-2106.

А это — Урал, развитие военного мотоцикла М-72, советского тяжёлого мотоцикла, который представлял собой полную копию немецкого BMW R 71 (BMW-750).

Его начали делать ещё до войны — сначала наши отправили на стажировку в BMW Н.П.Сердюкова (видимо, без кражи документации не обошлось), который позже стал руководителем «конструкторского бюро» по тяжёлому мотоциклостроению, затем СССР анонимно купил 5 мотоциклов в Швеции и в 1941 развернул производство «отечественного» мотоцикла под маркой М-72 на Московском мотоциклетном заводе.

Военная техника

Советский лёгкий танк Т-26 был лицензионной копией популярного экспортного британского танка Vickers Mk E.

Т-26 (1931г.) — Vickers Mk E (1930г.)

Купленный в США вместе с пакетом конструкторской документации танк М1928 Кристи после адаптации стал советским танком БТ-2.

БТ-2 (1931г.), — М1928 Кристи (1928г.)

Интересно, что легендарный советский танк Т-34 появился в результате развития идей американского конструктора Кристи и использовал его уникальную подвеску.

В области стрелкового вооружения заимствований тоже хоть отбавляй. Советский пистолет ТТ и внешне, и конструктивно очень похож на Браунинг 1903, адаптированный под патрон другого калибра.

Браунинг (1903г.) — ТТ (1933г.)

До последнего времени споры об авторстве вызывало различие в механике запирания ствола, но не так давно в коллекции Тульского оружейного завода был найден редкий образец Браунинга, с которого, похоже и был скопирован ТТ.

Ещё до войны с Финляндией, в 1934 году, у Советской армии появился пистолет-пулемёт ППД.

И всё бы ничего, но он как две капли воды похож на финский пистолет-пулемёт Суоми, выпущенный в 1931 году.

Это же можно сказать о множестве других отечественных образцов стрелкового оружия: до сих пор не утихают споры по поводу авторства автомата Калашникова и интеллектуального вклада Хуго Шмайссера в его конструкцию, а Макарова на создание ПМ очевидно «вдохновил» Вальтер PPK.

Космос

Самым ценным трофеем СССР в войне с Германией оказались ракеты Фау-2. Для изучения немецкой ракетной программы на базе трех заводов по сборке Фау-2, института «Рабе», завода двигателей «Монтания» и испытательной базы в Германии был создан так называемый институт «Нордхаузен». Гайдуков стал его директором, Королёв — главным инженером, а Глушко возглавил отдел по изучению двигателей Фау-2.

С 1945 по 1947 годы советские специалисты собирали в Германии все доступные данные о производстве немецких ракет. А собирать было что: конструкторскую документацию, готовые образцы, производственное оборудование и оснастку, методики расчёта теплопередачи, расчета термодинамики и смесеобразования в камере, газодинамики истечения газов из сопла и т.д.

На то, чтобы скопировать Фау-2, у советских специалистов ушло несколько лет — сказывалась низкая культура производства и отсутствие необходимых отечественных компонентов: в немецкой ракете использовалось 87 марок и сортаментов стали и 59 цветных металлов, в её отечественном клоне Р-1 — 32 и 21 соответственно.

Р-1 (1948г.) — Фау-2 (1942г.)

Разумеется, без добровольно-принудительной помощи немецких специалистов не обошлось. Всех, кто не попал к американцам, собрали в «Нордхаузене». В двадцатых числах октября 1946 г. немецких специалистов, работавших в производственных подразделениях института «Нордхаузен», неожиданно разбудили советские солдаты, предложили собрать необходимые вещи и вместе с семьями погрузиться в подготовленные железнодорожные вагоны для отправки в СССР.

Сначала их разместили в подмосковных санаториях в Монине, Валентиновке и на Клязьме, а затем построили на острове Городомле посреди озера Селигер, целый городок.

«Советские немцы» дали миру технические решения, ставшие сейчас классикой ракетостроения: отделяющиеся головные части, несущие баки, промежуточные днища, горячий наддув топливных баков, плоские форсуночные головки двигателей, управление вектором тяги с помощью двигателей и др. Ими же были выполнены проекты баллистических ракет с дальностью полета 600, 800, 2500 и 3000 км, на межконтинентальную дальность.

По сути, всё семейство ракет Р-7 (Восток, Восход, Союз и другие), на которых мы до сих пор летаем в космос — это глубокое развитие заложенных в ФАУ-2 решений и идей немецких специалистов.

Авиация

Накануне Второй Мировой из четырех основных авиамоторостроительных заводов СССР только на 24-м выпускались отечественные двигатели конструкции А.А.Микулина, а на остальных — лицензионные импортные.

Американские «Райт-Циклон» обозначались М-25, а их развитие М-62,63,82…, французский «Испано-Сюиза» — М-100 и его модификации М-103, 105П…, французский «Гном-Рон» — М-85, а его потомки М-87,88.

Впрочем, кое-что американцы не хотели нам продавать. Например, самый совершенный тяжёлый бомбардировщик периода 1943—1947 годов, воплотивший в себе многие технические решения — впервые реализованные в практике мирового самолётостроения — Боинг Б-29 — «Суперфортресс».

Во время боевых вылетов при проведении операции Маттерхорн несколько самолётов американских B-29 получили повреждения и приземлились на советской территории. Один B-29 разбился, три других совершили вынужденную посадку.

Для Сталина прибытие B-29 на советскую землю стало настоящим подарком. Поэтому Сталин приказал авиаконструктору Туполеву сделать точную копию B-29, болт к болту, за два года.

В целом ему это удалось, хотя многие детали в СССР так и не смогли повторить. Копию назвали Ту-4.

Кстати, первая советская атомная бомба РДС-1, сделанная по образцу американского «Толстяка» (Fat Man), была сброшена именно с Ту-4 — одна копия сбросила вторую.

Из свеженького: первый и единственный постсоветский пассажирский авиалайнер Superjet — это не совсем отечественный самолёт. Около 70% его комплектующих (за девять месяцев 2020 года 72%), включая наиболее критичные — импортные.

Авионику делает французская Thales и американская Hamilton Sundstrand. Двигатели SaM146 — PowerJet, российско-французское СП, учреждённое НПО «Сатурн» и французской компанией Snecma. Кислородную систему, интерьер, двери — американская B/E Aerospace. Это если по-крупному. Вспомогательные энергетические установки, гидравлику, топливную систему, тормоза и прочие мелочи тоже делают из импортных комплектующих или закупают напрямую за рубежом.

Бытовая техника

Откровенно говоря, мне бы никогда и в голову не пришло, что старый бабушкин пылесос и дедушкина электробритва — копии зарубежных.

Электробритва Агидель-М, 1967г. — Philishave SC 8010, Нидерланды, 1965 г.

Этот же пылесос я видел на выставке «Советский дизайн 1950-1970». Видимо, организаторы выставки, как и я, верили, что это именно советский дизайн.

Пылесос Чайка 1963г.

На деле же оказалось, что это голландский пылесос, продававшийся под брендом Eatonia в США и Канаде, как Remoco в Великобритании и как Erres в остальных европейских странах.

Пылесос Remoco (Erres) 1939г.

Таким же неродным оказался и пылесос со звучным названием «Москва».

Пылесос Москва, 1954г. — Lewyt Model 40, США, 1947г.

Даже холодильник ЗИС-Москва, выпущенный в 1953 году, который стоял у бабушки на кухне, оказался копией американской довоенной модели.

Фотоаппараты

С фотоаппаратами в СССР не заморачивались. Почти все они — нелицензионные копии западных камер.

Зоркий-10 и его прототип — Ricoh Auto 35.

ФЭД Микрон и Konica EYE.

ФЭД Микрон 2 и снова камера Konica, но уже полнокадровая C35.

Вообще, фирму Konica в СССР полюбили какой-то странной любовью, потому её первую автофокусную камеру — Konica C35AF — скопировали на БелОМО под названием Эликон Автофокус.

Кроме того, на БелОМО пытались скопировать и оригинальнейшую компактную «дальномерку» Olympus XA, назвав копию просто Эликон.

В Киеве освоили производство камеры Киев-35, прототипом которой стал Minox 35.

Там же начали выпускать камеру Киев-Вега — точную копию (вплоть до комплектации светофильтрами) любительской японской миниатюрной камеры Minolta-16.

Камера Салют-С (усовершенствованная модель известна как Киев-88) скопирована с Hasselblad 1000F.

Бытовая электроника

Вот катушечный видеомагнитофон Электроника-501-видео 1974 года выпуска для записи чёрно-белого изображения европейского телевизонного стандарта и его звукового сопровождения от телевизионной камеры Электроника-841.

А это — видеомагнитофон Sony DV-3400 1969 года.

В 1984 году был начат крупносерийный выпуск первого советского видеомагнитофона Электроника ВМ-12 формата VHS.

Он оказался удивительно похож на японский Panasonic NV-2000, выпущенный ещё в 1975 году.

Следующая модель видеомагнитофона Электроника ВМЦ-8220 1987 года.

Оказывается, это практически точная копия видеомагнитофона Samsung VX-8220.

Детские игрушки

Популярная электронная игрушка Электроника ИМ-02 «Ну погоди!», которая производилась с 1984 года оказалась неофициальным клоном японской Nintendo EG-26 Egg из серии Nintendo Game & Watch 1981 года.

Электроника 24-01 «Микки-маус» — клоном Nintendo MC-25 «Mickey Mouse».

Электроника ИМ-03 «Тайны океана» (1987г.) — клоном Nintendo OC-22 Octopus (1981г.) и так далее.

У меня из этой серии был (и есть до сих пор) «Весёлый повар». Тоже подделка, разумеется.

В 1985 году Солнечногорский электромеханический завод выпустил игрушку под названием Электроника ИМ-11 «Луноход». Это клон электронной игрушки Big Trak — программируемой машины, разработанной и выпущенной американской компанией Milton Bradley в 1979 году.

А это очень редкая игрушка. Электроника ИМ-12 со сменными картриджами и экраном, работающим на просвет.

Она оказалась Nintendo CJ-93 Donkey-Kong JR серии Panorama Screen 1983 года выпуска.

Электроника ИМ-26 со сменными экранами в виде картриджей выпускалась с конца 1988 года. В комплекте шли две верхних (с экранами) и одна нижняя части.

Ещё в 1983 году фирма Bandai выпустила Digi Casse, откуда и была позаимствована идея сменных картриджей.

Электроника ИМ-27 «Космические приключения» 1990г. — опытная серия игры в виде бинокля, со стереоскопическим изображением.

Полностью скопирована с Planet Zeon от фирмы Tomy, выпускавшей в 1983 году целую серию подобных игр под названием TOMYTRONIC 3-D.

Электроника ИМ-46 – Калькулятор и синтезатор музыки 1994 года выпуска.

А это Casio VL-Tone (VL-1), выпускавшийся на полтора десятка лет ранее, в 1980г.

Копировали мы и технику посерьёзнее. Советский домашний компьютер Байт был аналогом ZX Spectrum, выпускаемого английской компанией Sinclair, а советский Агат — копией Apple II в безвкусном кислотном дизайне.

Мой любимый конструктор «Конструктор металлический маленький №1», (выпускался с 1969 года), оказался бледной копией британского конструктора Meccano, ушедшего в производство ещё в 1908 году.

Даже наши детские книги — и те были перепевками иностранных сказок.

Буровые платформы

В современной России практически перестали копировать чужие продукты, предпочитая не морочить себе голову производством, а покупать готовые или ограничиться «отвёрточной» сборкой. Тем не менее, болезненная тяга присвоить себе чужие лавры никуда не делась.

Среди достижений современной России «патриоты» называют самую большую в мире нефтяную платформу — «Беркут» и газпромовскую платформу «Приразломная». Названия красивые, русские, что тут скажешь.

Вот только «Беркут» построил консорциум, в который входят ExxonMobil (30%), SODECO (30%), ONGC (20%) и да — Роснефть (тоже 20%). Вся надводная часть платформы, включающая установки для бурения, закачки, накопления сырой нефти, новейшее оборудования для систем жизнеобеспечения на платформе, пожаротушения, жилые помещения для рабочих и обслуживающего персонала, грузоподъемные механизмы, вертолетную площадку и прочее, изготовлена компанией «Самсунг Хэви Индастриз» по проекту компании «Уорли Парсонс» (Австралия) на верфи в г. Окпо (Республика Корея). На «нашу» долю осталось только бетонное основание платформы, построенное на площадке Восточного порта под Находкой на Дальнем Востоке компанией… «Aker Solutions» (Норвегия), точнее — её подразделением «Акер Контрактинг Россия АС».

Примерно такая же история и «Приразломной». Её нижняя часть была заложена на Севмаше в 1995 году (почти 23 года назад!), а верхней частью стала списанная норвежская платформа «Хаттон», построенная в 1984 году (более 30 лет назад).

Эпилог

И это всё — лишь вершина айсберга. Список клонов можно продолжать чуть ли не до бесконечности. В него войдут утюги, военная техника, промышленное оборудование, электроника — львиная доля того, что мы считали своим. Такой масштаб заимствований обескураживает и даже пугает. Как пугает и железобетонная уверенность подавляющего большинства населения, что всё советское — это наше, родное, и к тому же отличное. Что мы впереди планеты всей, хотя на самом деле последние 100 лет плетёмся в арьергарде мировой технической мысли.

Но главное в этой истории другое.

Подделки и лицензионные копии всегда выпускались с опозданием. Что-то запаздывало на пару лет, что-то — на полтора десятилетия. При этом большинство советских подделок при внешней схожести с прототипом оказывались хуже оригинала. У этого было сразу несколько причин: попытки отечественных «кулибиных» удешевить производство, отсутствие необходимых материалов или производственного оборудования, а также низкая культура производства — раздолбайство, плохая подготовка специалистов, штурмовщина и прочие последствия непрофессионального менеджмента.

Прогресс непрерывно ускоряется. И если в каменном веке за несколько столетий не менялось вообще ничего, то сейчас каждый год происходят колоссальные сдвиги в технологиях. Потратить пару лет на копирование компьютера или смартфона означает получить в результате безнадёжно устаревшее и практически бесполезное устройство.

Цена «входного билета» в мир высоких технологий растёт. Чтобы скопировать современный процессор, сначала нужно скопировать фабрику с соответствующим техпроцессом. А чтобы скопировать фабрику, нужно скопировать целую машиностроительную отрасль.

Колоссальные инвестиции в исследования и производство требуют колоссальных рынков сбыта, чтобы окупиться. Даже если представить себе, что героическим напряжением сил с опозданием в несколько лет мы чудом построим целую индустрию и научимся производить аналог импортного высокотехнологичного продукта, только качеством чуть похуже, кто его купит? Запертые в экономическом гетто и нищающие россияне? Больше ведь никому впарить устаревший и некачественный продукт не удастся даже без всяких санкций. А без больших объемов производства и продаж на каждую единицу продукции лягут все издержки, сделав этот продукт буквально золотым.

Его, разумеется, можно субсидировать, пока не кончатся деньги в резервах. А они кончатся, и кончатся быстро. И тогда либо на него придётся копить деньги полжизни, либо неизбежно возникнет старый добрый советский дефицит — с пустыми полками, очередями и «блатом».

Уже сейчас без западных технологий мы даже не можем извлечь нефть из наших недр. Поэтому в XXI веке идея изоляции от мировой экономики — это опасный бред, который на практике ничем, кроме тотальной экономической катастрофы, закончиться не может. Тех, кто публично предлагает такое — нужно, как в любимом ими СССР, отправлять на принудительное лечение. А тех, кто своими действиями толкает страну на этот путь — судить, как предателей Родины.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Всё про автомобили
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: