Безопасность стала официальной

Содержание

Безопасность стала официальной

Целью разработки официальной политики предприятия в области информационной безопасности является определение правильного (с точки зрения организации) способа использования вычислительных и коммуникационных ресурсов, а также разработка процедур, предотвращающих или реагирующих на нарушения режима безопасности. Чтобы достичь данной цели, следует учесть специфику конкретной организации.

Во-первых, необходимо принять во внимание цели и основные направления деятельности организации. Например, на военной базе и в университете существенно разные требования к конфиденциальности.

Во-вторых, разрабатываемая политика должна согласовываться с существующими законами и правилами, относящимися к организации. Значит, эти законы и правила необходимо выявить и принять во внимание при разработке политики.

В-третьих, если локальная сеть организации не является изолированной, вопросы безопасности следует рассматривать в более широком контексте. Политика должна освещать проблемы, возникающие на локальном компьютере из-за действий удаленной стороны, а также удаленные проблемы, причиной которых является локальный хост или пользователь.

Политика безопасности должна стать результатом совместной деятельности технического персонала, способного понять все аспекты политики и ее реализации, а также руководителей, способных влиять на проведение политики в жизнь. Нереализуемая или неподдерживаемая политика бесполезна.

Поскольку политика безопасности так или иначе затрагивает всех сотрудников организации, следует позаботиться о том, чтобы у Вас было достаточно полномочий для принятия политических решений. Хотя некоторой группе (например, группе технического обслуживания) может быть поручено проведение политики в жизнь, возможно, нужна группа более высокого ранга для поддержки и одобрения политики.

Политика безопасности потенциально затрагивает всех пользователей компьютеров в организации, причем по нескольким аспектам. Пользователи могут отвечать за администрирование собственных паролей. Системные администраторы обязаны ликвидировать слабые места в защите и надзирать за работой всех систем.

Важно с самого начала работы над политикой безопасности правильно подобрать состав коллектива разработчиков. Возможно, на предприятии уже есть группа информационной безопасности; естественно, люди из этой группы считают безопасность своей вотчиной. Следует привлечь также специалистов по аудиту и управлению, по физической безопасности, по информационным системам и т.п. Тем самым будет подготовлена почва для одобрения политики.

Ключевым элементом политики является доведение до каждого его обязанностей по поддержанию режима безопасности. Политика не может предусмотреть всего, однако она обязана гарантировать, что для каждого вида проблем существует ответственный.

В связи с информационной безопасностью можно выделить несколько уровней ответственности. На первом уровне каждый пользователь компьютерного ресурса обязан заботиться о защите своего счета. Пользователь, допустивший компрометацию своего счета, увеличивает вероятность компрометации других счетов и ресурсов.

Системные администраторы образуют другой уровень ответственности. Они должны обеспечивать защиту компьютерных систем. Сетевых администраторов можно отнести к еще более высокому уровню.

Один из главных побудительных мотивов выработки политики безопасности состоит в получении уверенности, что деятельность по защите информации построена экономически оправданным образом. Данное положение кажется очевидным, но, вообще говоря, возможны ситуации, когда усилия прикладываются не там, где нужно. Например, много говорят и пишут о хакерах; в то же время в большинстве обзоров по информационной безопасности утверждается, что в типичной организации ущерб от внутренних, «штатных» злоумышленников значительно больше.

Процесс анализа рисков включает в себя определение того, что следует защищать, от чего защищать и как это делать. Необходимо рассмотреть все возможные риски и ранжировать их в зависимости от потенциального размера ущерба. Этот процесс состоит из множества экономических решений. Давно замечено, что затраты на защиту не должны превышать стоимости защищаемого объекта.

Полное рассмотрение проблемы анализа рисков выходит за пределы данной публикации. Интересующимся мы рекомендуем обратиться к работам [3] и [16] . Тем не менее, в следующих пунктах будут затронуты два этапа процесса анализа рисков:

  • идентификация активов,
  • идентификация угроз.

Главной целью деятельности в области информационной безопасности является обеспечение доступности, конфиденциальности и целостности каждого актива. При анализе угроз следует принимать во внимание их воздействие на активы по трем названным направлениям.

Один из этапов анализа рисков состоит в идентификации всех объектов, нуждающихся в защите. Некоторые активы (например, аппаратура) идентифицируются очевидным образом. Про другие (например, про людей, использующих информационные системы) нередко забывают. Необходимо принять во внимание все, что может пострадать от нарушений режима безопасности.

В свое время Pfleeger [16] предложил следующую классификацию активов:

  • Аппаратура: процессоры, модули, клавиатуры, терминалы, рабочие станции, персональные компьютеры, принтеры, дисководы, коммуникационные линии, терминальные серверы, маршрутизаторы.
  • Программное обеспечение: исходные тексты, объектные модули, утилиты, диагностические программы, операционные системы, коммуникационные программы.
  • Данные: обрабатываемые, непосредственно доступные, архивированные, сохраненные в виде резервной копии, регистрационные журналы, базы данных, передаваемые по коммуникационным линиям.
  • Люди: пользователи, обслуживающий персонал.
  • Документация: по программам, по аппаратуре, системная, по административным процедурам.
  • Расходные материалы: бумага, формы, красящая лента, магнитные носители.

После того, как выявлены активы, нуждающиеся в защите, необходимо идентифицировать угрозы этим активам и размеры возможного ущерба. Это поможет понять, каких угроз следует опасаться больше всего.

В следующих пунктах перечисляются некоторые из возможных угроз.

Несанкционированный доступ к компьютерным ресурсам — угроза, типичная для большинства организаций. Несанкционированный доступ может принимать различные формы. Иногда это нелегальное использование счета другого пользователя для получения доступа к системе. В других случаях ресурсами пользуются без предварительно полученного разрешения.

Степень важности проблемы несанкционированного доступа для разных организаций разная. Порой передача прав доступа неавторизованному пользователю может привести к разрушению магнитных носителей. Чаще несанкционированный доступ облегчает исполнение других угроз. Разнится и вероятность нападения: некоторые организации (известные университеты, правительственные и военные учреждения) как бы притягивают к себе злоумышленников. Следовательно, риск несанкционированного доступа меняется от предприятия к предприятию.

Нелегальное ознакомление с информацией — другая распространенная угроза. Определите степень конфиденциальности информации, хранящейся в Ваших компьютерах. Расшифровка файла паролей откроет дорогу несанкционированному доступу. Мимолетный взгляд на Ваше коммерческое предложение может дать конкуренту решающее преимущество. Техническая статья способна вместить в себя годы напряженных исследований.

Компьютеры и сети предоставляют своим пользователям множество ценных услуг, от которых зависит эффективная работа многих людей. Когда услуги вдруг становятся недоступными, страдает производительность труда.

Отказ в обслуживании возникает по разным причинам и проявляется по-разному. Сеть может прийти в неработоспособное состояние от поддельного пакета, от перегрузки или по причине отказа компонента. Вирус способен замедлить или парализовать работу компьютерной системы. Каждая организация должна определить для себя набор необходимых сервисов и для каждого из них проанализировать последствия его недоступности.

При разработке политики безопасности необходимо дать ответы на ряд вопросов, а именно:

  • Кто имеет право использовать ресурсы?
  • Как правильно использовать ресурсы?
  • Кто наделен правом давать привилегии и разрешать использование?
  • Кто может иметь административные привилегии?
  • Каковы права и обязанности пользователей?
  • Каковы права и обязанности системных администраторов по отношению к обычным пользователям?
  • Как работать с конфиденциальной информацией?

Ниже мы обсудим эти вопросы. Кроме того, возможно, Вы захотите отразить в политике этические аспекты использования вычислительных ресурсов. В таком случае Вам помогут работы [17] и [18] .

Одним из шагов в разработке политики безопасности является определение того, кто может использовать Ваши системы и сервисы. Должно быть явно сказано, кому дается право использовать те или иные ресурсы.

После определения круга лиц, имеющих доступ к системным ресурсам, необходимо описать правильные и неправильные способы использования ресурсов. Для разных категорий пользователей (студентов, внешних пользователей, штатных сотрудников и т.д.) эти способы могут различаться. Должно быть явно сказано, что допустимо, а что — нет. Могут быть описаны также ограничения на использование определенных ресурсов. При этом Вам придется специфицировать уровни доступа разных групп пользователей.

Пользователи должны знать, что они несут ответственность за свои действия независимо от применяемых защитных средств и что использовать чужие счета и обходить механизмы безопасности запрещено.

Для регламентации доступа к ресурсам нужно дать ответы на следующие вопросы:

  • Разрешается ли использование чужих счетов?
  • Разрешается ли отгадывать чужие пароли?
  • Разрешается ли разрушать сервисы?
  • Должны ли пользователи предполагать, что если файл доступен всем на чтение, то они имеют право его читать?
  • Имеют ли право пользователи модифицировать чужие файлы, если по каким-либо причинам у них есть доступ на запись?
  • Должны ли пользователи разделять счета?

В большинстве случаев ответы на подобные вопросы будут отрицательными.

В политике могут найти отражение авторские и лицензионные права на программное обеспечение. Лицензионное соглашение с поставщиком налагает на организацию определенные обязательства; чтобы не нарушить их, необходимо приложить некоторые усилия. Кроме того, Вы, возможно, захотите проинформировать пользователей, что присваивать защищенное авторскими правами программное обеспечение запрещено законом.

Более точно, Вы должны довести до сведения пользователей, что:

  • Копировать авторское и лицензионное программное обеспечение запрещено, за исключением явно оговоренных случаев.
  • Они всегда могут узнать авторский/лицензионный статус программного обеспечения.
  • В случае сомнений копировать не следует.

Политика в области правильного использования ресурсов очень важна. Если явно не сказано, что запрещено, Вы не сможете доказать, что пользователь нарушил политику безопасности.

Бывают исключительные случаи, когда в исследовательских целях пользователи или администраторы пытаются «расколоть» защиту сервиса или лицензионной программы. Политика должна давать ответ на вопрос, разрешены ли подобные исследования в Вашей организации и каковы могут быть их рамки.

Применительно к исключительным случаям следует дать ответы на такие вопросы:

  • Разрешены ли вообще подобные исследования?
  • Что именно разрешено: попытки проникновения, выращивание червей и вирусов и т.п.?
  • Какие регуляторы должны использоваться для контроля за подобными исследованиями (например, их изоляция в рамках отдельного сегмента сети)?
  • Как защищены пользователи (в том числе внешние) от подобных исследований?
  • Как получать разрешение на проведение исследований?

В случае, когда получено разрешение на исследование, следует изолировать тестируемые сегменты от основной сети предприятия. Черви и вирусы не должны выпускаться в «живую» сеть.

Возможно, Вы захотите заключить контракт с отдельными людьми или сторонней организацией на предмет проверки защищенности Ваших сервисов. Частью проверки могут стать попытки взлома систем. Это также должно найти отражение в политике Вашего предприятия.

Политика безопасности должна давать ответ на вопрос, кто распоряжается правами доступа к сервисам. Кроме того, необходимо точно знать, какие именно права им позволено распределять. Если Вы не управляете процессом наделения правами доступа к Вашей системе, Вы не контролируете и круг пользователей. Если Вы знаете, кто отвечает за распределение прав, Вы всегда сможете узнать, давались ли определенные права конкретному пользователю, или он получил их нелегально.

Существует много возможных схем управления распределением прав доступа к сервисам. При выборе подходящей целесообразно принять во внимание следующие моменты:

  • Будут ли права доступа распределяться централизованно или из нескольких мест?

Можно установить единый распределительный пункт или передать соответствующие права подразделениям и отделам. Все зависит от того, какое соотношение между безопасностью и удобством Вы считаете допустимым. Чем сильнее централизация, тем проще поддерживать режим безопасности.

  • Какие методы предполагается использовать для заведения счетов и запрещения доступа?

Вы должны проверить механизм заведения счетов с точки зрения безопасности. В наименее ограничительном режиме уполномоченные лица непосредственно входят в систему и заводят счета вручную или с помощью утилит. Обычно подобные утилиты предполагают высокую степень доверия к использующим их лицам, которые получают значительные полномочия. Если Вы останавливаете свой выбор на таком режиме, Вам необходимо найти достаточно надежного человека. Другой крайностью является применение интегрированной системы, которую запускают уполномоченные лица или даже сами пользователи. В любом случае, однако, остается возможность злоупотреблений.

Следует разработать и тщательно документировать специальные процедуры заведения новых счетов, чтобы избежать недоразумений и уменьшить число ошибок. Нарушение безопасности при заведении счетов возможно не только по злому умыслу, но и в результате ошибок. Наличие ясных и хорошо документированных процедур внушает уверенность, что подобные ошибки не случатся. Кроме того, необходимо удостовериться, что люди, исполняющие процедуры, понимают их.

Наделение пользователей правами доступа — одна из самых уязвимых процедур. Прежде всего, следует позаботиться, чтобы начальный пароль не был легко угадываемым. Целесообразно избегать использования начальных паролей, являющихся функцией от имени пользователя или его полного имени. Не стоит автоматически генерировать начальные пароли, если результат генерации легко предсказуем. Далее, нельзя разрешать пользователям до бесконечности полагаться на начальный пароль. По возможности следует принуждать пользователей менять начальный пароль при первом входе в систему. Правда, даже такая мера бессильна против людей, которые вообще не пользуются своим счетом, сохраняя до бесконечности уязвимый начальный пароль. В некоторых организациях неиспользуемые счета уничтожают, заставляя их владельцев повторно проходить процедуру регистрации.

Одно из решений, которое должно быть тщательно взвешено, относится к выбору лиц, имеющих доступ к административным привилегиям и паролям для Ваших сервисов. Очевидно, подобный доступ должны иметь системные администраторы, но неизбежны ситуации, когда за привилегиями будут обращаться другие пользователи, что следует с самого начала предусмотреть в политике безопасности. Ограничение прав — один из способов защититься от угроз со стороны своих пользователей. Необходим, однако, сбалансированный подход, когда ограничение прав не мешает людям делать свое дело. Разумнее всего давать пользователям ровно те права, которые нужны им для выполнения своих обязанностей.

Далее, сотрудники, имеющие специальные привилегии, должны быть подотчетны некоторому должностному лицу, и это также необходимо отразить в политике безопасности предприятия. Если «привилегированные» люди перестают быть подотчетными, Вы рискуете потерять контроль над своей системой и лишиться возможности расследовать случаи нарушения режима безопасности.

Политика безопасности должна содержать положения о правах и обязанностях пользователей применительно к использованию компьютерных систем и сервисов предприятия. Должно быть явно оговорено, что пользователи обязаны понимать и выполнять правила безопасной эксплуатации систем. Ниже приведен перечень тем, которые целесообразно осветить в данном разделе политики безопасности:

  • Каковы общие рамки использования ресурсов? Существуют ли ограничения на ресурсы и каковы они?
  • Что является злоупотреблением с точки зрения производительности системы?
  • Разрешается ли пользователям совместное использование счетов?
  • Как «секретные» пользователи должны охранять свои пароли?
  • Как часто пользователи должны менять пароли? Каковы другие аналогичные ограничения и требования?
  • Как обеспечивается резервное копирование — централизованно или индивидуально?
  • Как реагировать на случаи просмотра конфиденциальной информации?
  • Как соблюдается конфиденциальность почты?
  • Какова политика в отношении неправильно адресованной почты или отправлений по спискам рассылки или в адрес дискуссионных групп (непристойности, приставания и т.п.)?
  • Какова политика по вопросам электронных коммуникаций (подделка почты и т.п.)?

Ассоциация электронной почты (The Electronic Mail Association, EMA) подготовила статью о конфиденциальности электронной почты в организациях [4] . Основное положение статьи состоит в том, что каждая организация должна разработать политику защиты права сотрудников на тайну. Рекомендуется, чтобы эта политика охватывала все возможные среды, а не только электронную почту.

Предлагается пять критериев оценки подобной политики:

  • Согласуется ли политика с существующим законодательством и с обязанностями по отношению к третьим сторонам?
  • Не ущемляются ли без нужды интересы работников, работодателей или третьих сторон?
  • Реалистична ли политика и вероятно ли ее проведение в жизнь?
  • Затрагивает ли политика все виды передачи и хранения информации, используемые в организации?
  • Объявлена ли политика заранее и получила ли она одобрение всех заинтересованных сторон?

Должен соблюдаться баланс между правом пользователей на тайну и обязанностью системного администратора собирать достаточно информации для разрешения проблем и расследования случаев нарушения режима безопасности. Политика должна определять границы, в пределах которых системный администратор вправе исследовать пользовательские файлы с целью разрешения проблем и для иных нужд, и каковы права пользователей. Можно также сформулировать положение относительно обязанности администраторов соблюдать конфиденциальность информации, полученной при оговоренных выше обстоятельствах. Политика должна содержать ответы на несколько вопросов:

  • Может ли администратор отслеживать или читать пользовательские файлы при каких-либо обстоятельствах?
  • Какие обязательства администратор при этом берет на себя?
  • Имеют ли право сетевые администраторы исследовать сетевой трафик?

Прежде чем предоставлять пользователям доступ к Вашим сервисам, следует определить, каков уровень защиты данных на Вашей системе. Тем самым Вы сможете определить уровень конфиденциальности информации, которую пользователи могут у Вас размещать. Наверное, Вы не хотите, чтобы пользователи хранили секретные сведения на компьютерах, которые Вы не собираетесь как следует защищать. Следует сообщить пользователям, какие сервисы (при наличии таковых) пригодны для хранения конфиденциальной информации. Должны рассматриваться различные способы хранения данных (на диске, ленте, файловом сервере и т.д.). Этот аспект политики должен быть согласован с правами системных администраторов по отношению к обычным пользователям (см. Разд. Каковы права и обязанности системных администраторов по отношению к обычным пользователям? ).

Очевидно, что любая официальная политика, вне зависимости от ее отношения к информационной безопасности, время от времени нарушается. Нарушение может явиться следствием пользовательской небрежности, случайной ошибки, отсутствия должной информации о текущей политике или ее непонимания. Возможно также, что некое лицо или группа лиц сознательно совершают действия, прямо противоречащие утвержденной политике безопасности.

Необходимо заранее определить характер действий, предпринимаемых в случае обнаружения нарушений политики, чтобы эти действия были быстрыми и правильными. Следует организовать расследование, чтобы понять, как и почему нарушение стало возможным. После этого нужно внести коррективы в систему защиты. Тип и серьезность корректив зависят от типа случившегося нарушения.

Политику безопасности могут нарушать самые разные лица. Некоторые из них являются своими, местными пользователями, другие нападают извне. Полезно определить сами понятия «свои» и «чужие», исходя из административных, правовых или политических положений. Эти положения очерчивают характер санкций, которые можно применить к нарушителю — от письменного выговора до привлечения к суду. Таким образом, последовательность ответных действий зависит не только от типа нарушения, но и от вида нарушителя; она должна быть продумана задолго до первого инцидента, хотя это и непросто.

Следует помнить, что правильно организованное обучение — лучшая защита. Вы обязаны поставить дело так, чтобы не только внутренние, но и внешние легальные пользователи знали положения Вашей политики безопасности. Если Вы будете располагать свидетельством подобного знания, это поможет Вам в будущих правовых акциях, когда таковые понадобятся.

Проблемы с нелегальными пользователями в общем те же. Нужно получить ответы на вопросы о том, какие типы пользователей нарушают политику, как и зачем они это делают. В зависимости от результатов расследования Вы можете просто заткнуть дыру в защите и удовлетвориться полученным уроком или предпочтете более крутые меры.

Каждое предприятие должно заранее определить набор административных санкций, применяемых к местным пользователям, нарушающим политику безопасности сторонней организации. Кроме того, необходимо позаботиться о защите от ответных действий сторонней организации. При выработке политики безопасности следует учесть все юридические положения, применимые к подобным ситуациям.

Политика безопасности предприятия должна содержать процедуры для взаимодействия с внешними организациями, в число которых входят правоохранительные органы, другие организации, команды «быстрого реагирования» (CERT, CIAC), средства массовой информации. В процедурах должно быть определено, кто имеет право на такие контакты и как именно они совершаются. Среди прочих, нужно дать ответы на следующие вопросы:

  • Кто может разговаривать с прессой?
  • Когда следует обращаться в правоохранительные органы?
  • Если соединение выполняется из сторонней организации, имеет ли право системный администратор обратиться в эту организацию?
  • Какого рода сведения об инцидентах могут выходить за пределы организации?

Детальная информация по контактам должна быть постоянно доступна вместе с ясно определенными процедурами отработки этих контактов.

Рабочая группа по политике безопасности (Security Policy Working Group, SPWG) сообщества Интернет опубликовала документ под названием «Основы политики для безопасной работы в Интернет» [23] . В нем Интернет трактуется как совместное предприятие, в котором пользователи должны помогать друг другу в поддержании режима безопасности. Это положение следует учитывать при разработке политики предприятия. Главный вопрос состоит в том, какой информацией можно делиться с соседями. Ответ зависит как от типа организации (военная, учебная, коммерческая и т.д.), так и от характера случившегося нарушения.

Помимо политических положений, необходимо продумать и написать процедуры, исполняемые в случае обнаружения нарушений режима безопасности. Данный вопрос подробно рассматривается в следующей главе. Для всех видов нарушений должны быть заготовлены соответствующие процедуры.

Когда на организацию совершается нападение, грозящее нарушением информационной безопасности, стратегия ответных действий может строиться под влиянием двух противоположных подходов.

Если руководство опасается уязвимости предприятия, оно может предпочесть стратегию «защититься и продолжить». Главной целью подобного подхода является защита информационных ресурсов и максимально быстрое восстановление нормальной работы пользователей. Действиям нарушителя оказывается максимальное противодействие, дальнейший доступ предотвращается, после чего немедленно начинается процесс оценки нанесенных повреждения и восстановления. Возможно, при этом придется выключить компьютерную систему, закрыть доступ в сеть или предпринять иные жесткие меры. Оборотная сторона данной медали состоит в том, что пока злоумышленник не выявлен, он может вновь напасть на эту же или другую организацию прежним или новым способом.

Другой подход, «выследить и осудить», опирается на иные философию и систему целей. Основная цель состоит в том, чтобы позволить злоумышленнику продолжать свои действия, пока организация не сможет установить его личность. Такой подход нравится правоохранительным органам. К сожалению, эти органы не смогут освободить организацию от ответственности, если пользователи обратятся в суд с иском по поводу ущерба, нанесенного их программам и данным.

Судебное преследование — не единственный возможный исход установления личности нарушителя. Если виновным оказался штатный сотрудник или студент, организация может предпочесть дисциплинарные меры. В политике безопасности должны быть перечислены допустимые варианты наказания и критерии выбора одного или нескольких из них в зависимости от личности виновного.

Руководство организации должно заранее тщательно взвесить различные возможности при выборе стратегии ответных действий. В принципе стратегия может зависеть от конкретных обстоятельств нападения. Возможен и выбор единой стратегии на все случаи жизни. Нужно принять во внимание все за и против и проинформировать пользователей о принятом решении, чтобы они в любом случае осознавали степень своей уязвимости.

Следующий контрольный перечень помогает сделать выбор между стратегиями «защититься и продолжить» и «выследить и осудить».

При каких обстоятельствах предпочесть стратегию «защититься и продолжить»:

  1. Активы организации недостаточно защищены.
  2. Продолжающееся вторжение сопряжено с большим финансовым риском.
  3. Нет возможности или намерения осудить злоумышленника.
  4. Неизвестен круг пользователей.
  5. Пользователи неопытны, а их работа уязвима.
  6. Пользователи могут привлечь организацию к суду за нанесенный ущерб.

При каких обстоятельствах предпочесть стратегию «выследить и осудить»:

  1. Активы и системы хорошо защищены.
  2. Имеются хорошие резервные копии.
  3. Угроза активам организации меньше потенциального ущерба от будущих повторных вторжений.
  4. Имеет место согласованная атака, повторяющаяся с большой частотой и настойчивостью.
  5. Организация притягивает злоумышленников и, следовательно, подвергается частым атакам.
  6. Организация готова идти на риск, позволяя продолжить вторжение.
  7. Действия злоумышленника можно контролировать.
  8. Доступны развитые средства отслеживания, так что преследование нарушителя имеет шансы на успех.
  9. Обслуживающий персонал обладает достаточной квалификацией для успешного выслеживания.
  10. Руководство организации желает осудить злоумышленника.
  11. Системный администратор знает, какого рода информация обеспечит успешное преследование.
  12. Имеется тесный контакт с правоохранительными органами.
  13. В организации есть человек, хорошо знающий соответствующие законы.
  14. Организация готова к искам собственных пользователей по поводу программ и данных, скомпрометированных во время выслеживания злоумышленника.

Важно определить, кто будет интерпретировать политику безопасности. Это может быть отдельное лицо или комитет. Вне зависимости от того, насколько хорошо она написана, политика безопасности время от времени нуждается в разъяснении, а заодно и в пересмотре.

После того, как положения политики безопасности записаны и одобрены, необходимо начать активный процесс, гарантирующий, что политика воспринята и обсуждена. Почтовую рассылку нельзя признать достаточно мерой. Прежде чем политика вступит в силу, следует отвести время для дискуссий, чтобы все заинтересованные пользователи могли высказать свое мнение и указать на недостатки политики. В идеале политика должна соблюдать баланс между безопасностью и производительностью труда.

Целесообразно провести собрания, чтобы выслушать пожелания пользователей и заодно убедиться в правильном понимании ими предложенной политики. (Творцы политики порой бывают несколько косноязычны.) В собраниях должны участвовать все: от высшего руководства до младших специалистов. Безопасность — забота общая.

Помимо усилий по оглашению политики на начальном этапе, необходимо постоянно напоминать о ней. Опытные пользователи нуждаются в периодических напоминаниях, новичкам ее нужно разъяснять, вводя в курс дела. Прежде чем допускать сотрудника к работе, разумно получить его подпись под свидетельством о том, что он прочитал и понял политику безопасности. В ситуациях, чреватых судебным разбирательством после нарушения политики, бумага с подписью может оказаться весьма кстати.

Безопасность стала официальной

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Указ Президента РФ от 13 мая 2020 г. № 216 “Об утверждении Доктрины энергетической безопасности Российской Федерации”

В целях обеспечения энергетической безопасности Российской Федерации постановляю:

1. Утвердить прилагаемую Доктрину энергетической безопасности Российской Федерации.

2. Признать утратившей силу Доктрину энергетической безопасности Российской Федерации, утвержденную Президентом Российской Федерации 29 ноября 2020 г. № Пр-3167.

3. Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания.

Президент Российской Федерации В. Путин

Москва, Кремль
13 мая 2020 года
№ 216

УТВЕРЖДЕНА
Указом Президента
Российской Федерации
от 13 мая 2020 г. № 216

ДОКТРИНА
энергетической безопасности Российской Федерации

I. Общие положения

1. Настоящая Доктрина является документом стратегического планирования в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации (далее — национальная безопасность), в котором отражены официальные взгляды на обеспечение энергетической безопасности Российской Федерации (далее — энергетическая безопасность).

2. Правовую основу настоящей Доктрины составляют Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, нормативные правовые акты Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации.

3. В настоящей Доктрине конкретизируются и развиваются положения Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года, Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, Основ государственной политики Российской Федерации в области промышленной безопасности на период до 2025 года и дальнейшую перспективу, а также других документов стратегического планирования в сфере обеспечения национальной безопасности.

4. В настоящей Доктрине используются следующие основные понятия:

а) энергетическая безопасность — состояние защищенности экономики и населения страны от угроз национальной безопасности в сфере энергетики, при котором обеспечивается выполнение предусмотренных законодательством Российской Федерации требований к топливо- и энергоснабжению потребителей, а также выполнение экспортных контрактов и международных обязательств Российской Федерации;

б) субъекты энергетической безопасности — федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, организации топливно-энергетического комплекса и организации, осуществляющие деятельность в смежных отраслях экономики, реализующие комплекс правовых, политических, организационных, информационных, производственных и иных мер, направленных на управление рисками в области энергетической безопасности и реагирование на вызовы и угрозы энергетической безопасности;

в) угроза энергетической безопасности — совокупность условий и факторов, создающих возможность нанесения ущерба энергетике Российской Федерации;

г) вызов энергетической безопасности — совокупность условий и факторов, создающих новые стимулы для развития мировой энергетики или новые направления ее развития, но также способных привести к возникновению угрозы энергетической безопасности;

д) риск в области энергетической безопасности — возможность перерастания вызова энергетической безопасности в угрозу, реализации угрозы энергетической безопасности или наступления иных обстоятельств, оказывающих отрицательное влияние на состояние энергетической безопасности, в зависимости от действий или бездействия субъектов энергетической безопасности.

II. Вызовы и угрозы энергетической безопасности, риски в области энергетической безопасности

5. Энергетика Российской Федерации, основой которой является топливно-энергетический комплекс, вносит значительный вклад в национальную безопасность и социально-экономическое развитие страны. Топливно-энергетический комплекс Российской Федерации включает в себя нефтяную, газовую, угольную и торфяную отрасли, электроэнергетику и теплоснабжение, играет ключевую роль в формировании доходов бюджетной системы Российской Федерации.

6. Россия входит в число мировых лидеров по запасам углеводородного сырья, объемам производства и экспорта энергоресурсов, а также по развитию, использованию и экспорту технологий атомной энергетики. Российская энергетическая инфраструктура, основу которой составляют Единая энергетическая система России, Единая система газоснабжения, система магистральных трубопроводов для транспортировки нефти и нефтепродуктов, является одной из самых протяженных в мире и функционирует в различных природно-климатических условиях: от арктической до субтропической зоны.

7. Россия, исходя из своих национальных интересов, своего ресурсного и интеллектуального потенциала, с учетом необходимости достижения целей устойчивого развития, определенных Генеральной Ассамблеей ООН, вносит существенный вклад в обеспечение международной энергетической безопасности. Полномасштабному участию Российской Федерации в обеспечении международной энергетической безопасности препятствуют меры ограничительного характера, введенные рядом иностранных государств в отношении Российской Федерации, в том числе в отношении нефтяной и газовой отраслей ее топливно-энергетического комплекса, а также противодействие, оказываемое рядом иностранных государств и международных организаций проектам в сфере энергетики, которые реализуются с участием Российской Федерации.

8. Внешнеэкономическими вызовами энергетической безопасности являются:

а) перемещение центра мирового экономического роста в Азиатско-Тихоокеанский регион;

б) замедление роста мирового спроса на энергоресурсы и изменение его структуры, в том числе вследствие замещения нефтепродуктов другими видами энергоресурсов, развития энергосбережения и повышения энергетической эффективности;

в) увеличение мировой ресурсной базы углеводородного сырья, усиление конкуренции экспортеров энергоресурсов, в том числе в связи с появлением новых экспортеров;

г) изменение международного нормативно-правового регулирования в сфере энергетики и условий функционирования мировых энергетических рынков, усиление позиций потребителей;

д) рост производства сжиженного природного газа и его доли на мировых энергетических рынках, формирование глобального рынка природного газа;

е) увеличение доли возобновляемых источников энергии в мировом топливно-энергетическом балансе.

9. Внешнеполитическим вызовом энергетической безопасности является наращивание международных усилий по реализации климатической политики и ускоренному переходу к «зеленой экономике».

10. Российская Федерация поддерживает международные усилия, направленные на противодействие изменению климата, и готова к сотрудничеству в данной области со всеми государствами. Российская Федерация принимает участие в решении вопросов международной климатической политики в той мере, в какой эта политика отвечает ее национальным интересам, связанным с повышением качества жизни граждан, охраной окружающей среды и рациональным природопользованием. При этом Россия считает недопустимым рассмотрение вопросов изменения климата и охраны окружающей среды с предвзятой точки зрения, ущемление интересов государств — производителей энергоресурсов и намеренное игнорирование таких аспектов устойчивого развития, как обеспечение всеобщего доступа к энергии и развитие чистых углеводородных энергетических технологий.

11. Внешнеэкономическими и внешнеполитическими угрозами энергетической безопасности являются:

а) сокращение традиционных для Российской Федерации внешних энергетических рынков и трудности, связанные с выходом на новые энергетические рынки;

б) использование иностранными государствами договорно-правовых, международно-правовых и финансовых механизмов в целях нанесения ущерба топливно-энергетическому комплексу Российской Федерации и ее экономике в целом;

в) дискриминация российских организаций топливно-энергетического комплекса на мировых энергетических рынках путем изменения международного нормативно-правового регулирования в сфере энергетики, в том числе под предлогом реализации климатической и экологической политики или диверсификации источников импорта энергоресурсов;

г) незаконный отбор экспортируемых Россией энергоресурсов при их транспортировке по территориям иностранных государств.

12. Внешнеэкономические и внешнеполитические угрозы энергетической безопасности частично реализуются путем введения рядом иностранных государств экономических мер, направленных на ограничение доступа российских организаций топливно-энергетического комплекса к некоторым современным технологиям и оборудованию, возможности привлечения этими организациями долгосрочного финансирования, осуществления совместных проектов с иностранными партнерами, а также путем прекращения совместного функционирования энергетических систем этих государств с энергетическими системами России или изменения технологических и (или) экономических условий такого совместного функционирования.

13. Военно-политическими угрозами энергетической безопасности являются:

а) резкое обострение военно-политической обстановки (межгосударственных отношений) и создание условий для применения военной силы;

б) возникновение и эскалация на территориях государств, сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками, или в других регионах мира вооруженных конфликтов, угрожающих добыче, транспортировке или потреблению российских энергоресурсов, а также ограничивающих возможность использования российских технологий и оказания российскими организациями услуг в сфере энергетики.

14. Рисками в области энергетической безопасности, связанными с внешними вызовами и угрозами энергетической безопасности, являются:

а) недостаточные темпы реагирования российских организаций топливно-энергетического комплекса на тенденции в мировой энергетике, в том числе в части, касающейся освоения новых технологий и коммерческого использования запасов углеводородного сырья;

б) недостаточная эффективность механизмов предупреждения дискриминации российских организаций топливно-энергетического комплекса со стороны иностранных государств и их объединений, а также механизмов противодействия такой дискриминации;

в) недостаточная готовность организаций топливно-энергетического комплекса к функционированию в случае реализации военно-политических угроз;

г) принятие неверных долгосрочных инвестиционных решений в условиях высокой неопределенности мировых энергетических рынков.

15. Внутренними вызовами энергетической безопасности являются:

а) переход Российской Федерации к новой модели социально-экономического развития, предполагающей структурную трансформацию экономики, сбалансированное пространственное и региональное развитие, модернизацию основных производственных фондов организаций, существенное повышение производительности труда и эффективности экономической деятельности;

б) демографическая ситуация в Российской Федерации (медленный рост численности населения, увеличение в нем доли граждан старшего поколения, сокращение численности трудоспособного населения, внутренняя и внешняя миграция), влияющая как на перспективы внутреннего спроса на продукцию и услуги организаций топливно-энергетического комплекса, так и на обеспеченность этих организаций трудовыми ресурсами.

16. Внутренними угрозами энергетической безопасности являются:

а) несоответствие возможностей топливно-энергетического комплекса потребностям социально-экономического развития Российской Федерации (энергетический дефицит или избыток энергетических мощностей и инфраструктуры топливно-энергетического комплекса);

б) снижение качества минерально-сырьевой базы топливно-энергетического комплекса (истощение действующих месторождений, уменьшение размеров и снижение качества открываемых месторождений);

в) недостаточная обеспеченность организаций топливно-энергетического комплекса трудовыми ресурсами, в особенности высококвалифицированными кадрами;

г) рост количества преступлений и правонарушений в сфере энергетики (хищения, коррупция, производство и продажа контрафактной продукции, неплатежи);

д) рост количества нарушений в сфере трудовых отношений в организациях топливно-энергетического комплекса, жилищно-коммунального хозяйства и транспорта, в том числе нарушений требований охраны труда, а также случаев проведения незаконных забастовок.

17. Рисками в области энергетической безопасности, связанными с внутренними вызовами и угрозами энергетической безопасности, являются:

а) несогласованное развитие отраслей топливно-энергетического комплекса и видов деятельности в сфере энергетики, включая экспорт продукции и услуг организаций топливно-энергетического комплекса, в условиях ограниченного государственного контроля и регулирования;

б) отсутствие в долгосрочной перспективе определенности относительно спроса на продукцию и услуги организаций топливно-энергетического комплекса в субъектах Российской Федерации;

в) низкая эффективность осуществляемых субъектами энергетической безопасности мер по поддержанию финансовой устойчивости организаций топливно-энергетического комплекса при наступлении неблагоприятных условий, таких как рост неплатежей за поставленные организациями топливно-энергетического комплекса энергоресурсы и оказанные ими услуги, увеличение транспортных расходов и капитальных затрат таких организаций при освоении нефтегазовых месторождений, находящихся в удаленных местностях, усложнение компонентного состава нефтегазовых месторождений;

г) чрезмерная финансовая нагрузка на организации топливно-энергетического комплекса в результате увеличения размеров налоговых, таможенных и иных платежей;

д) избыточность требований, касающихся обеспечения экологической безопасности при осуществлении деятельности в отраслях топливно-энергетического комплекса, рост затрат организаций топливно-энергетического комплекса на обеспечение выполнения таких требований;

е) необоснованная монополизация в отраслях топливно-энергетического комплекса и неравные условия конкуренции в конкурентных видах деятельности в сфере энергетики;

ж) высокий уровень износа основных производственных фондов организаций топливно-энергетического комплекса, низкая эффективность использования и недостаточные темпы обновления этих фондов;

з) нерациональное потребление энергоресурсов;

и) недостаточные темпы реагирования системы профессионального образования на изменение потребности организаций топливно-энергетического комплекса в квалифицированных кадрах.

18. Трансграничным вызовом энергетической безопасности является развитие и распространение прорывных технологий в сфере энергетики, в том числе технологий использования возобновляемых источников энергии, распределенной генерации электрической энергии, накопителей энергии, добычи углеводородного сырья из трудноизвлекаемых запасов, цифровых и интеллектуальных технологий, энергосберегающих и энергоэффективных технологий на транспорте, в строительстве, жилищно-коммунальном хозяйстве и промышленности.

19. Трансграничными угрозами энергетической безопасности являются:

а) террористическая и диверсионная деятельность, наносящая ущерб инфраструктуре и объектам топливно-энергетического комплекса;

б) противоправное использование информационно-телекоммуникационных технологий, в том числе осуществление компьютерных атак на объекты информационной инфраструктуры и сети связи, используемые для организации их взаимодействия, способное привести к нарушениям функционирования инфраструктуры и объектов топливно-энергетического комплекса;

в) неблагоприятные и опасные природные явления, изменения окружающей среды, приводящие к нарушению нормального функционирования и разрушению инфраструктуры и объектов топливно-энергетического комплекса.

20. Рисками в области энергетической безопасности, связанными с трансграничным вызовом и трансграничными угрозами энергетической безопасности, являются:

а) несоответствие технологического уровня российских организаций топливно-энергетического комплекса современным мировым требованиям и чрезмерная зависимость их деятельности от импорта некоторых видов оборудования, технологий, материалов и услуг, программного обеспечения, усугубляющаяся монопольным положением их поставщиков;

б) недостаточное развитие нормативно-правовой базы, сдерживающее внедрение инновационных технологий, в том числе технологий использования возобновляемых источников энергии, распределенной генерации электрической энергии и цифровых технологий в сфере энергетики;

в) недостаточная инновационная активность организаций топливно-энергетического комплекса и организаций, осуществляющих деятельность в смежных отраслях экономики, ориентация таких организаций на импорт технологий вместо развития отечественного научно-технологического потенциала;

г) недостаточные темпы разработки и внедрения новых средств антитеррористической защиты инфраструктуры и объектов топливно-энергетического комплекса;

д) недостаточный уровень защищенности инфраструктуры и объектов топливно-энергетического комплекса от актов незаконного вмешательства и опасных природных явлений.

21. Последствиями реализации угроз энергетической безопасности являются:

а) причинение вреда жизни и здоровью граждан;

б) нарушение нормального функционирования организаций, в том числе организаций топливно-энергетического комплекса, и отраслей экономики Российской Федерации;

в) увеличение расходов потребителей на организацию альтернативных способов топливо- и энергоснабжения и на создание запасов (резервов) энергоресурсов;

г) рост цен (тарифов) на продукцию организаций топливно-энергетического комплекса и услуги в сфере энергетики;

д) снижение финансовой устойчивости и прекращение деятельности организаций топливно-энергетического комплекса;

е) уменьшение объема инвестиций в отрасли топливно-энергетического комплекса;

ж) уменьшение налоговых, таможенных и иных платежей в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации со стороны организаций топливно-энергетического комплекса;

з) необходимость выделения дополнительных бюджетных ассигнований на ликвидацию последствий реализации угроз энергетической безопасности.

III. Цель, принципы, основные направления и задачи обеспечения энергетической безопасности

22. Целью обеспечения энергетической безопасности является поддержание защищенности экономики и населения страны от угроз энергетической безопасности на уровне, соответствующем требованиям законодательства Российской Федерации, касающимся:

а) воспроизводства минерально-сырьевой базы топливно-энергетического комплекса;

б) надежного и устойчивого обеспечения российских потребителей энергоресурсами стандартного качества и услугами в сфере энергетики;

в) формирования запаса продукции организаций топливно-энергетического комплекса в государственном материальном резерве и поддержания его на необходимом уровне;

г) обеспечения технической доступности инфраструктуры топливно-энергетического комплекса для различных групп потребителей и возможности оказания им услуг в сфере энергетики;

д) регулирования цен (тарифов) на продукцию организаций топливно-энергетического комплекса и услуги в сфере энергетики;

е) осуществления инвестиционной деятельности в сфере энергетики, обеспечения защиты прав инвесторов, контроля за иностранными инвестициями в российские организации топливно-энергетического комплекса, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства;

ж) осуществления антимонопольного регулирования и развития конкуренции, включая развитие организованной (биржевой) торговли продукцией организаций топливно-энергетического комплекса;

з) обеспечения энергосбережения и повышения энергетической эффективности;

и) обеспечения антитеррористической защищенности и безопасности инфраструктуры и объектов топливно-энергетического комплекса, в том числе в условиях чрезвычайных ситуаций;

к) обеспечения защищенности критической информационной инфраструктуры объектов топливно-энергетического комплекса;

л) осуществления экспорта продукции, технологий и услуг организаций топливно-энергетического комплекса;

м) ограничения отрицательного воздействия на окружающую среду и обеспечения экологической безопасности хозяйственной деятельности организаций топливно-энергетического комплекса;

н) защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, возникающих на объектах топливно-энергетического комплекса;

о) применения российских технологий, оборудования, материалов, программного обеспечения при реализации инвестиционных проектов в отраслях топливно-энергетического комплекса на территории Российской Федерации.

23. Принципами обеспечения энергетической безопасности являются законность, приоритет внутреннего рынка, стабильность налоговой политики и нормативно-правового регулирования в сфере энергетики, сырьевая, финансовая и кадровая обеспеченность организаций топливно-энергетического комплекса, рациональное природопользование и энергетическая эффективность, государственно-частное партнерство, учет интересов всех субъектов энергетической безопасности и населения.

24. Основными направлениями деятельности по обеспечению энергетической безопасности являются:

а) совершенствование государственного управления в области обеспечения энергетической безопасности;

б) поддержание минерально-сырьевой базы топливно-энергетического комплекса и основных производственных фондов организаций топливно-энергетического комплекса на уровне, необходимом для обеспечения энергетической безопасности;

в) совершенствование территориально-производственной структуры топливно-энергетического комплекса с учетом необходимости укрепления единства экономического пространства Российской Федерации;

г) обеспечение международно-правовой защиты интересов российских организаций топливно-энергетического комплекса и энергомашиностроения, поддержка экспорта их продукции, технологий и услуг;

д) обеспечение технологической независимости топливно-энергетического комплекса и повышение его конкурентоспособности.

25. Задачами по совершенствованию государственного управления в области обеспечения энергетической безопасности являются:

а) совершенствование нормативно-правовой базы по вопросам обеспечения безопасного, надежного и устойчивого функционирования инфраструктуры и объектов энергетики;

б) создание системы управления рисками в области энергетической безопасности, обеспечение ее взаимодействия с государственными информационными системами, системами мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций на объектах топливно-энергетического комплекса, иными системами управления рисками, используемыми субъектами энергетической безопасности;

в) обеспечение стабильности налоговой политики и нормативно-правового регулирования в сфере энергетики, способствующей оптимизации финансовой нагрузки на организации топливно-энергетического комплекса и привлечению в них инвестиций;

г) долгосрочное и сбалансированное регулирование цен (тарифов) на товары и услуги субъектов естественных монополий и субъектов, осуществляющих регулируемые виды деятельности, совершенствование ценовой политики в сфере энергетики на внутреннем рынке и планомерный переход к рыночным механизмам ценообразования в этой сфере с учетом социальной ответственности организаций топливно-энергетического комплекса;

д) развитие конкуренции в отраслях топливно-энергетического комплекса на внутреннем рынке и исключение не отвечающей экономическим интересам Российской Федерации конкуренции между различными видами российских энергоресурсов на мировых энергетических рынках;

е) профилактика и пресечение преступных и противоправных действий в сфере энергетики, в том числе нецелевого использования и хищения бюджетных средств, неплатежей, борьба с коррупцией, теневой экономикой, производством и продажей контрафактной продукции;

ж) пресечение деятельности, осуществляемой специальными службами и организациями иностранных государств, террористическими и экстремистскими организациями, направленной на нанесение ущерба инфраструктуре и объектам топливно-энергетического комплекса;

з) осуществление федерального государственного контроля (надзора) за обеспечением безопасности объектов топливно-энергетического комплекса, защита объектов топливно-энергетического комплекса (в том числе объектов критической информационной инфраструктуры) от совершения актов незаконного вмешательства;

и) внедрение новой модели государственного регулирования в области промышленной безопасности с учетом степени риска возникновения аварий и масштаба их возможных последствий;

к) повышение эффективности федерального государственного надзора в области промышленной безопасности в части, касающейся инфраструктуры и объектов топливно-энергетического комплекса, сокращение количества бесхозяйных объектов и совершенствование правовых механизмов привлечения к ответственности за нарушение требований промышленной безопасности;

л) обеспечение безопасных условий труда работников организаций топливно-энергетического комплекса, развитие системы управления охраной труда и предупреждения производственного травматизма, совершенствование механизмов государственного контроля (надзора) за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права;

м) обеспечение социальной защиты высвобождаемых работников градообразующих организаций угольной промышленности и ликвидация последствий ведения горных работ;

н) стимулирование энергосбережения и повышения энергетической эффективности экономики.

26. Задачами по поддержанию минерально-сырьевой базы топливно-энергетического комплекса и основных производственных фондов организаций топливно-энергетического комплекса на уровне, необходимом для обеспечения энергетической безопасности, являются:

а) обеспечение воспроизводства минерально-сырьевой базы топливно-энергетического комплекса, повышение эффективности недропользования;

б) обеспечение безопасности при использовании атомной энергии;

в) снижение уязвимости, обеспечение управляемости и живучести инфраструктуры и объектов топливно-энергетического комплекса, включая резервирование их мощностей и создание запасов топлива, в том числе для обеспечения его поставок в периоды пикового потребления, в условиях чрезвычайных ситуаций, в период мобилизации и в военное время;

г) поддержание на необходимом уровне запасов продукции организаций топливно-энергетического комплекса в государственном материальном резерве;

д) проведение комплексной модернизации и оптимизации основных производственных фондов организаций топливно-энергетического комплекса с использованием преимущественно отечественных инновационных, энергоэффективных и экологически безопасных технологий и оборудования, изготовленного на территории Российской Федерации, подготовка необходимых для этого кадров;

е) сбалансированное развитие локальных и интегрируемых в Единую энергетическую систему России распределенных источников энергоснабжения, формирование с их участием локальных интеллектуальных энергетических систем;

ж) уменьшение отрицательного воздействия хозяйственной деятельности организаций топливно-энергетического комплекса на окружающую среду.

27. Задачами по совершенствованию территориально-производственной структуры топливно-энергетического комплекса с учетом необходимости укрепления единства экономического пространства Российской Федерации являются:

а) развитие инфраструктуры и объектов топливно-энергетического комплекса Восточной Сибири, Арктической зоны Российской Федерации, Дальнего Востока, Северного Кавказа, Крыма и Калининградской области;

б) поддержание технологического единства, надежности, управляемости, непрерывности и безопасности работы Единой системы газоснабжения, Единой энергетической системы России и системы магистральных трубопроводов для транспортировки нефти и нефтепродуктов;

в) развитие внутреннего рынка сжиженного природного газа в целях обеспечения энергетической безопасности территорий, удаленных от Единой системы газоснабжения;

г) обеспечение экономически эффективного сочетания использования систем централизованного электро- и теплоснабжения с развитием распределенной генерации электрической энергии и интеллектуализацией энергетических систем, а также с использованием местных ресурсов, в том числе возобновляемых источников энергии.

28. Задачами по обеспечению международно-правовой защиты интересов российских организаций топливно-энергетического комплекса и энергомашиностроения, поддержке экспорта их продукции, технологий и услуг являются:

а) развитие интеграционных связей в рамках Евразийского экономического союза и Содружества Независимых Государств, углубление партнерства в сфере энергетики по линии объединения БРИКС, Шанхайской организации сотрудничества, развитие сотрудничества с иностранными государствами в рамках Форума стран — экспортеров газа, с Организацией стран — экспортеров нефти и другими международными организациями;

б) противодействие дискриминации на мировых энергетических рынках российских организаций топливно-энергетического комплекса, осуществляющих экспорт продукции, технологий и услуг и участвующих в реализации международных проектов;

в) совершенствование внешнеполитических инструментов и механизмов взаимодействия с основными профильными международными организациями и участниками мировых энергетических рынков в целях обеспечения устойчивого функционирования этих рынков;

г) содействие осуществляемой на равноправной основе международной научно-технологической кооперации, освоению передовых иностранных технологий, стандартов и практик в сфере энергетики.

29. Задачами по обеспечению технологической независимости топливно-энергетического комплекса и повышению его конкурентоспособности являются:

а) планомерное осуществление импортозамещения в критически важных для устойчивого функционирования топливно-энергетического комплекса видах деятельности, в том числе локализация производства иностранного оборудования или создание его отечественных аналогов, разработка технологий (в том числе информационно-телекоммуникационных) и программного обеспечения;

б) развитие отечественного научно-технологического потенциала, создание и освоение передовых технологий в сфере энергетики, в том числе технологий использования возобновляемых источников энергии, наращивание производства на территории Российской Федерации конкурентоспособного основного и вспомогательного оборудования, создание центров компетенций;

в) предотвращение критического отставания Российской Федерации в развитии цифровых и интеллектуальных технологий в сфере энергетики, снижение уязвимости объектов критической информационной инфраструктуры топливно-энергетического комплекса;

г) развитие компетенций во всех видах деятельности, критически важных для устойчивого функционирования топливно-энергетического комплекса;

д) содействие развитию российского энергомашиностроения и приборостроения, российской электротехнической промышленности;

е) расширение участия организаций топливно-энергетического комплекса в развитии системы профессионального образования и дополнительного профессионального образования в сфере энергетики.

IV. Организационные основы обеспечения энергетической безопасности

30. Обеспечение энергетической безопасности осуществляется в мирное время, в условиях чрезвычайных ситуаций, в период мобилизации и в военное время.

31. Реализация настоящей Доктрины осуществляется субъектами энергетической безопасности в рамках государственной энергетической политики Российской Федерации, цели, основные направления, задачи и ключевые меры которой определяются Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации и уполномоченными федеральными органами исполнительной власти.

32. Конкретизация и развитие положений настоящей Доктрины, в том числе планирование мер по обеспечению энергетической безопасности, осуществляются при разработке Энергетической стратегии России, являющейся основным документом стратегического планирования в сфере энергетики, а также других документов стратегического планирования и нормативных правовых актов.

33. Система обеспечения энергетической безопасности является частью системы обеспечения национальной безопасности.

34. В целях своевременного реагирования на вызовы и угрозы энергетической безопасности создается система управления рисками в области энергетической безопасности, основными задачами которой являются:

а) мониторинг, оценка и прогнозирование, в том числе в долгосрочной перспективе, состояния энергетической безопасности;

б) определение ресурсов, необходимых и достаточных для предотвращения угроз энергетической безопасности, снижения вероятности их реализации, а также для минимизации последствий их реализации;

в) определение задач субъектов энергетической безопасности и планирование мер по ее обеспечению;

г) контроль за реализацией мер по обеспечению энергетической безопасности и оценка их эффективности.

35. Порядок создания и функционирования системы управления рисками в области энергетической безопасности, показатели состояния энергетической безопасности и критерии его оценки определяются Правительством Российской Федерации.

36. Правительство Российской Федерации:

а) проводит единую государственную политику в области обеспечения энергетической безопасности;

б) организует функционирование системы управления рисками в области энергетической безопасности;

в) координирует деятельность по обеспечению энергетической безопасности, осуществляемую федеральными органами исполнительной власти;

г) предусматривает при разработке стратегий социально-экономического развития макрорегионов задачи по обеспечению энергетической безопасности;

д) представляет ежегодно Президенту Российской Федерации доклад о состоянии энергетической безопасности и мерах по ее укреплению.

37. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в пределах своей компетенции:

а) участвуют с учетом региональных особенностей в обеспечении энергетической безопасности;

б) обеспечивают поддержание на надлежащем уровне технологической и экологической безопасности, надежности инфраструктуры и объектов топливно-энергетического комплекса и смежных отраслей экономики, находящихся в собственности соответствующих субъектов Российской Федерации;

в) обеспечивают осуществление мониторинга состояния энергетической безопасности на территориях соответствующих субъектов Российской Федерации.

38. Мониторинг, оценку и прогнозирование состояния энергетической безопасности осуществляет федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере топливно-энергетического комплекса.

39. Результаты мониторинга, оценки и прогнозирования состояния энергетической безопасности отражаются в ежегодном докладе Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации Президенту Российской Федерации о состоянии национальной безопасности и мерах по ее укреплению.

40. Корректировка настоящей Доктрины осуществляется по решению Президента Российской Федерации на основании предложений, подготовленных Правительством Российской Федерации при участии Совета Безопасности Российской Федерации с учетом результатов мониторинга, оценки и прогнозирования состояния энергетической безопасности.

Обзор документа

Утверждена новая Доктрина энергетической безопасности России. Она заменит доктрину 2020 г.

Предусмотрены совершенствование госуправления в отрасли, поддержание минерально-сырьевой базы и основных производственных фондов организаций ТЭК на необходимом уровне, совершенствование территориально-производственной структуры ТЭК, обеспечение международно-правовой защиты интересов российских организаций ТЭК и энергомашиностроения, поддержка экспорта их продукции, технологий и услуг, обеспечение технологической независимости ТЭК и повышение его конкурентоспособности.

ОБСЕ: история создания и цели

АСТАНА. 12 декабря. КАЗИНФОРМ — Принятое в конце ноября в Мадриде решение о председательстве Казахстана в ОБСЕ в 2020 году вызывает живой отклик в обществе. Что из себя представляет Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе? Какова история ее создания? Какие цели ставит перед собой? На эти и другие вопросы Казинформ пытается ответить в цикле материалов, первый из которых предлагается сегодня вниманию читателей.

ОБСЕ — общеевропейская организация, в состав которой входят 56 государств-участников. Организация создана в соответствии с главой 8 Устава ООН в качестве главного инструмента для раннего предупреждения и предотвращения кризисных ситуаций, урегулирования существующих конфликтов и постконфликтного восстановления в Европе.

На сегодняшний день организация занимается широким кругом вопросов, включая контроль над вооружениями, превентивную дипломатию, укрепление мер доверия и безопасности, прав человека, наблюдение за выборами, а также экономическую и экологическую безопасность.

Официальной датой возникновения Организации является 1 августа 1975 г., когда было созвано Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). Именно в этот день собравшиеся в Хельсинки руководители 33 европейских государств, Соединенных Штатов Америки и Канады подписали Заключительный (Хельсинкский) акт СБСЕ, который зафиксировал основные принципы поведения государств-участников по отношению к своим гражданам, а также между собой. В этой связи Хельсинкский акт стал важным шагом на пути формирования системы общеевропейской безопасности.

На переговорах СБСЕ, проходивших в Хельсинки, министры иностранных дел 35 государств, в число которых входили все страны Европы (кроме Албании), Соединенные Штаты Америки и Канада, утвердили “Голубую книгу” и изложили позиции своих правительств по вопросам безопасности и сотрудничества в Европе. Присутствие на переговорах такого широкого круга участников свидетельствовало об изначально надблоковом характере СБСЕ. Это было специально оговорено в Заключительных рекомендациях консультаций в Хельсинки в пункте 1 Правил процедуры и звучало следующим образом: “Все государства, принимающие участие в Совещании, участвуют в нем как суверенные и независимые государства и в условиях полного равенства. Совещание проводится вне военных союзов”. Заключительные рекомендации закрепили принцип консенсуса как способа принятия решений на Совещании. Они гласили: “Консенсус определяется как отсутствие какого бы то ни было возражения, высказанного каким-либо представителем и выдвигаемого им представляющего препятствие для принятия решения по рассматриваемому вопросу”. В том же 1975 году была достигнута договоренность о продолжении дипломатических переговоров в рамках заключенного в Хельсинки договора. Таким образом, было положено начало “Хельсинкскому процессу”, ставшему в то время первой попыткой обозначить контуры модели безопасности, приемлемой для Европы в целом.

Хельсинкский Заключительный акт утвердил десять принципов (так называемый “хельсинкский декалог”), имеющих первостепенную важность, которые государства-участники обязались “уважать и применять в отношениях каждого из них со всеми другими государствами-участниками, независимо от их политических, экономических и социальных систем, а также их размера, географического положения и уровня экономического развития”:

1. Суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету

2. Неприменение силы или угрозы силой

3. Нерушимость границ

4. Территориальная целостность государств

5. Мирное урегулирование споров

6. Невмешательство во внутренние дела

7. Уважение прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений

8. Равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой

9. Сотрудничество между государствами

10. Добросовестное выполнение обязательств по международному праву.

Десять хельсинкских принципов, принятых в период еще фактически не закончившейся “холодной войны”, имели исключительную ценность, так как не просто пересказывали и развивали основные положения Устава ООН, а в достаточной мере отражали подходы государств-участников к принципам мирного сосуществования на европейском континенте.

Кроме того, В Заключительном акте были закреплены рабочие области СБСЕ, охватывающие все сферы межгосударственных отношений. Первоначально они получили название хельсинкских “корзин”, а в настоящее время именуются “измерениями”. К первой корзине — военно-политическому измерению — относятся вопросы политической безопасности и контроля над вооружениями, предупреждение и разрешение конфликтов. Вторая корзина — экономико-экологическое измерение — охватывает проблемы сотрудничества в области экономики, науки, техники и окружающей среды. К третьей корзине — человеческому измерению — относится сотрудничество в гуманитарных и других областях (информация, культура, образование), а также права человека.

Благодаря Хельсинкскому процессу у государств-участников появился постоянный канал для взаимного общения, кодекс норм поведения (в межгосударственных и внутригосударственных отношениях), а также долгосрочная программа сотрудничества. Тем самым дух Хельсинки способствовал как укреплению стабильности, так и мирным переменам в Европе.

Все вышесказанное определило катализирующую роль СБСЕ в укреплении безопасности и сотрудничества в Европе и в преодолении идеологического раскола, царившего в ней в 70-е и 80-е годы прошлого столетия. К концу восьмидесятых годов Совещание начало превращаться в универсальный механизм общеевропейского сотрудничества на основе разработки общих европейских ценностей, разделяемых как Западом, так и Востоком.

До 1990 года СБСЕ функционировало в виде серии встреч и конференций, на которых вырабатывались нормы и обязательства, периодически заслушивалась информация об их выполнении.

Поворотным моментом в деятельности СБСЕ стала Парижская встреча на высшем уровне в 1990 г. Подписание 21 ноября 1990 года в Париже Хартии для новой Европы поставило точку в холодной войне и положило начало превращению СБСЕ из форума для переговоров и диалога в активно функционирующую структуру. Тем самым в Хартии для новой Европы была поставлена задача внести вклад в управление процессом исторических перемен в Европе и дать ответ на новые вызовы, возникающие после окончания холодной войны. Для решения этих задач было создано несколько учреждений и институтов, поставлено на регулярную основу проведение встреч, работе Совещания был придан системный характер. В Парижской хартии особо подчеркивалось, что “эра конфронтации и раскола Европы закончилась”, поэтому отношения между государствами “будут основываться на взаимном уважении и сотрудничестве”.

Главы государств и правительств подтвердили также приверженность принципам европейской безопасности, закрепленным в Хельсинкском Заключительном акте 1975 года, и наметили новые ориентиры в построении системы безопасности в Европе. Признавая необходимость “нового качества политического диалога и сотрудничества” между государствами-участниками в деле обеспечения “уважения прав человека, демократии верховенства закона, укрепления мира и содействия единству в Европе”, участники саммита приняли решение об институционализации СБСЕ. Это нашло соответствующее отражение в Хартии.

Создавался трехступенчатый механизм политических консультаций.

1. Встречи глав государств и правительств государств-участников, проводимые регулярно раз в два года. На саммитах должны обсуждаться основные региональные и глобальные проблемы, определяться принципиальные направления деятельности СБСЕ, приниматься основные документы Совещания;

2. Совет министров иностранных дел (СМИД) — центральный форум для политических консультаций в рамках процесса СБСЕ. “Совет будет рассматривать вопросы, имеющие отношение к Совещанию по безопасности и сотрудничеству в Европе, и принимать соответствующие решения”;

3. Комитет старших должностных лиц (КСДЛ), в функции которого входит подготовка заседаний Совета, выполнение его решений, а также обзор текущих вопросов.

Кроме этого были созданы Секретариат (в Праге), Центр по предотвращению конфликтов (в Вене) для оказания Совету содействия в деле уменьшения опасности возникновения конфликтов и Бюро по свободным выборам для содействия контактам и обмену информацией о выборах в государствах-участниках.

Структурная схема Совещания, намеченная в Хартии, дала возможность оперативнее реагировать на вызовы европейской безопасности, а постоянно действующие органы создавали организационную основу для будущей системы безопасности в Европе.

В данном документе была отражена деятельность СБСЕ по трем измерениям: контроль над вооружениями, меры укрепления доверия и безопасности; развитие сотрудничества в области экономики, науки и техники, окружающей среды; взаимодействие в гуманитарной и других областях (общественные контакты, информация, культура, образование), а также права человека и наблюдение за выборами.

Главы государств и правительств государств-участников СБСЕ также приветствовали подписание 19 ноября 1990 года двадцатью двумя государствами (членами НАТО и ОВД) Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), который должен был стать военно-политической базой новой, постконфронтационной системы безопасности в Европе. В Парижской хартии указывалось: “Беспрецедентное сокращение вооруженных сил, которое явится результатом Договора об обычных вооруженных силах в Европе, в сочетании с новыми подходами к безопасности и сотрудничеству в рамках процесса СБСЕ приведут к новому пониманию безопасности в Европе и придадут новое качество нашим отношениям”.

Таким образом, Парижская хартия для новой Европы заложила необходимые предпосылки для создания в рамках Совещания организационных структур, способных решать задачи по самому широкому спектру общеевропейского сотрудничества, связанные с предотвращением и мирным урегулированием конфликтов. Хартия стала первым многосторонним документом, где подводились итоги холодной войны, и провозглашалось начало новой эры в отношениях между Востоком и Западом на европейском континенте.

Укрепление институтов и структур Совещания способствовало активизации его деятельности по всем аспектам безопасности. Первые совещания государств-участников СБСЕ подтвердили стремление ряда стран придать Хельсинкскому процессу принципиально новое качество, предполагавшее превращение Совещания из форума для преимущественно политического диалога между государствами-участниками в организацию по поддержанию военно-политической стабильности и развитию сотрудничества на евроатлантическом пространстве от Ванкувера до Владивостока.

Встреча глав государств и правительств СБСЕ в Хельсинки 9-10 июля 1992 года (“Хельсинки-II”) во многом стала определяющей для дальнейшего развития концепции новой архитектуры европейской безопасности. Новые вызовы, среди которых первое место занимали региональные конфликты, заставили пересмотреть многие подходы к обеспечению безопасности на континенте. В Декларации Хельсинкского саммита 1992 года подтверждено, что “СБСЕ является форумом, определяющим направление процесса формирования новой Европы и стимулирующим этот процесс”. Впервые СБСЕ обозначило себя как “региональную организацию” в духе главы VIII Устава ООН, ответственную за поддержание военно-политической стабильности и развитие сотрудничества в евроатлантическом пространстве от Ванкувера до Владивостока.

Решения Хельсинки-II были, в основном, направлены на превращение СБСЕ из представительного форума для дискуссий по проблемам европейской безопасности в мощную организацию с целым рядом оперативных функций. Одним из решений саммита, воплощенных в жизнь и обогативших потенциал СБСЕ, стало создание поста Верховного комиссара по делам национальных меньшинств.

В ходе римской встречи Совета министров иностранных дел (Рим, 1993 год) было выдвинуто ряд инициатив, направленных на повышение эффективности СБСЕ, закрепления за ним центральной политической роли в системе европейских организаций. Принятый итоговый документ уделяет особое внимание увеличению оперативных возможностей СБСЕ по предупреждению и урегулированию конфликтов нового поколения и укреплению его миротворческого потенциала.

На Будапештской встрече на высшем уровне (декабрь 1994 года) государства — участники СБСЕ обсуждали вопрос о том, какой должна быть модель безопасности в XXI в. Предполагалось, что создание такой модели должно предшествовать трансформации СБСЕ в организацию, контуры которой были намечены в Хельсинки-II. Государства-участники выразили озабоченность тем, что в регионе СБСЕ продолжаются вспышки военных действий, случаи нарушения прав человека, дискриминация в отношении национальных меньшинств. Признав необходимость решительных действий в связи с широкомасштабным несоблюдением принципов и обязательств, принятых в рамках СБСЕ, они декларировали, что СБСЕ является одним из главных инструментов в деле раннего предупреждения, предотвращения конфликтов и регулирования кризисов в регионе. Хотя в тексте Декларации Будапештской встречи было отражено стремление государств-участников систематизировать и перевести на более практическую основу сотрудничество с европейскими и другими региональными и трансатлантическими организациями и институтами, первые реальные шаги в этом отношении были сделаны только три года спустя на заседании СМИД ОБСЕ в Копенгагене.

На саммите в Будапеште был утвержден “Кодекс поведения, касающийся военно-политических аспектов безопасности”, в котором излагались принципы, определяющие роль вооруженных сил в демократическом обществе. Наконец, государства-участники признали, что резкое возрастание роли СБСЕ в формировании общего пространства безопасности в Европе позволяет переименовать СБСЕ в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), что, впрочем, не изменяет ни характера обязательств по СБСЕ, ни статуса СБСЕ и его институтов. Тем самым на саммите в Будапеште было принято решение преобразовать с 1 января 1995г. СБСЕ в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) со своим уставом и правовой базой. Это придало работе Организации новый политический импульс и одновременно стало отражением пути ее институционального развития.

Обсуждение модели безопасности для XXI в. продолжалось и на саммите ОБСЕ в Лиссабоне (декабрь 1996 года). На лиссабонской встрече была принята Декларация о «Модели общей и всеобъемлющей безопасности для Европы XXI века», утверждены «Основы контроля над вооружениями» и «Развитие повестки дня Форума по взаимодействию в области безопасности». Тогда же получил дальнейшее развитие тезис о ключевой роли ОБСЕ в деле укрепления безопасности и стабильности во всех ее измерениях.

Декларация о «Модели общей и всеобъемлющей безопасности для Европы XXI века» подтвердила центральную роль ОБСЕ в обеспечении безопасности и стабильности. В документе указывалось, что целью работы над моделью безопасности является внесение вклада в создание пространства общей и неделимой безопасности и оказание позитивного воздействия на безопасность всех государств-участников путем усиления ОБСЕ и, тем самым, — утверждения ее ключевой роли как единственной общеевропейской организации безопасности в обеспечении европейского мира и стабильности.

Итоги саммита в Лиссабоне обусловили принятие на очередном саммите ОБСЕ в Стамбуле в 1999 г. Хартии европейской безопасности, которое стало рубежным событием в истории организации. Тем самым был подведен итог дискуссии о модели безопасности для Европы XXI века. Тогда же 30 государств-участников ОБСЕ приняли Стамбульскую декларацию и подписали адаптированный Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Не случайно, что лидеры многих государств-участников Организации, собравшиеся на саммит, назвали его “последней великой встречей этого столетия, на которой можно достичь согласия по важным документам, способным укрепить безопасность и стабильность в регионе ОБСЕ в предстоящие годы”.

Главные новые элементы, содержащиеся в Хартии европейской безопасности, представляют собой новые шаги, средства и механизмы, увеличивающие роль ОБСЕ как ключевого инструмента раннего предупреждения и предотвращения конфликтов, урегулирования кризисов и постконфликтного восстановления; при этом в Хартии не прослеживается стремление снова определять новые принципы или давать новую интерпретацию старым принципам.

Главы государств и правительств стран-участниц ОБСЕ заявили о “своей твердой приверженности делу формирования свободного, демократического и более единого региона ОБСЕ, где государства-участники сосуществуют в мире друг с другом, а люди и сообщества живут в условиях свободы, процветания и безопасности”. Для достижения этой цели было решено предпринять ряд новых шагов:

o принять Платформу безопасности, основанной на сотрудничестве, с тем, чтобы укрепить взаимодействие между ОБСЕ и другими международными организациями и тем самым обеспечить лучшее использование их ресурсов;

o развить роль ОБСЕ в операциях по поддержанию мира, более четко отразив всеобъемлющий подход Организации к безопасности;

o создать группы оперативной экспертной поддержки и сотрудничества (РЕАКТ), что позволит ОБСЕ быстро реагировать на запросы о помощи и о проведении крупных гражданских операций на местах;

o расширить возможности в области полицейской деятельности с целью оказания помощи в сохранении верховенства закона и восстановлении правопорядка;

o создать Оперативный центр для планирования и развертывания операций ОБСЕ на местах;

o укрепить процесс политических консультаций в рамках ОБСЕ путем учреждения при Постоянном совете ОБСЕ Подготовительного комитета.

В п.9 Хартии зафиксированы следующие обязательства государств: “строить отношения в соответствии с концепцией общей и всеобъемлющей безопасности, руководствуясь принципами равноправного партнерства, солидарности и транспарентности”, считать, что “безопасность каждого государства-участника неразрывно связана с безопасностью всех других”, “рассматривать человеческое, экономическое, военно-политическое измерения безопасности как единое целое”.

В п.3 документа содержится положение о том, что “безопасность и мир должны быть упрочены с помощью подходов, сочетающих два основных элемента: укрепление доверия между людьми внутри государств и развитие сотрудничества между государствами”. Участники совещания также подтвердили, что “ОБСЕ является региональным соглашением по смыслу главы VIII Устава Организации Объединенных Наций и одной из основных организаций по мирному урегулированию споров в ее регионе и одним из главных инструментов в области раннего предупреждения, предотвращения конфликтов, регулирования кризисов и постконфликтного восстановления. ОБСЕ — это широко представительная и всеобъемлющая организация для консультаций, принятия решений и сотрудничества в ее регионе”.

Существенный элемент Хартии европейской безопасности — тщательно разработанный кодекс поведения ОБСЕ в сотрудничестве с другими организациями. Им признается интегрирующая роль, которую ОБСЕ может играть без того, чтобы создавать иерархию организаций или постоянно перераспределять обязанности среди них.

В Хартии закреплено политическое ограничение на расширение военных союзов: подчеркнуто, что этот процесс не должен наносить ущерб безопасности государств-участников ОБСЕ. Составной частью Хартии является Платформа безопасности, основанной на сотрудничестве, которая может рассматриваться как новая стадия в развитии концепции, отраженной в Кодексе поведения, касающегося военно-политических аспектов безопасности, содержащихся в Будапештском документе от 1994 года.

В целом, подписав на Стамбульском саммите Хартию европейской безопасности, государства-участники подтвердили приверженность основополагающим принципам Устава ООН и Хельсинкского Заключительного акта.

Хартия считается своего рода “кодексом поведения” государств-участников ОБСЕ, в основе которого — полная приверженность всех государств-участников ОБСЕ Уставу ООН и Хельсинкскому Заключительному акту. Она направлена на укрепление способности ОБСЕ предотвращать конфликты, урегулировать их и восстанавливать жизнь людей на территориях, пострадавших в результате войны и разрушений.

История экономической безопасности

Понимание экономической безопасности до ХХ века

В Древние времена термин «безопасность» означал только физическую защищенность человека либо территориальную защищенность государства от вторжений извне.

Однако к ХVIII веку европейские страны, а прежде всего, Англия, связывали безопасность государства с экономическим благополучием и развитием торговли. В это время установлено, что чисто военная безопасность напрямую зависит от уровня развития экономики страны.

В ХIХ веке философия меркантилизма сменилась экономическим пониманием отношений международного протекционизма, выступающего за более высокие таможенные барьеры для подавления экономической агрессивности остальных стран и защиты своей промышленности. В данный период международные отношения не рассматривались в контексте их экономической направленности.

Экономическая безопасность в ХХ веке

В 1934 году в США был создан консультативный совет, отвечающий за экономическую безопасность отдельных лиц, борьбу с безработицей. Однако создание данного совета не привело к выделению «экономической безопасности» в отдельную категорию.

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Во время «холодной войны» актуальность приобрело экономическое обеспечение противостояния глобальных сверхдержав, а также экономические аспекты гонки вооружений. Когда противостояние сверхдержав сошло на нет, экономическая составляющая национального могущества стала играть самостоятельную роль.

В официальной документации США термин «экономическая безопасность» почти не употребляется применительно к государству, в отличие от частных домохозяйств. Однако отдельные экономические вопросы часто рассматриваются с позиции безопасности. Наиболее важный документальный источник в этом смысле — Стратегия национальной безопасности США. В действующей редакции обеспечение экономической безопасности предполагает необходимость сотрудничества с иностранными партнерами и преодоление кризиса.

Среди азиатских стран впервые национальная экономическая безопасность заинтересовала Японию. В 1982 году был выпущен специальный доклад на данную тему, который определил, что под экономической безопасностью подразумевается состояние экономики, при котором экономические средства защищают ее от серьезных угроз безопасности, появляющихся из-за международных факторов.

Задай вопрос специалистам и получи
ответ уже через 15 минут!

В Китае экономическая безопасность трактуется как экономический суверенитет, при этом внимание акцентируется на независимости в принятии решений.

Среди зарубежных ученых нет единого понимания экономической безопасности, а основная цель зарубежных стан в этой сфере обычно заключается в стабильном экономическом росте, независимости и сохранении суверенитета.

История экономической безопасности в России

Термин «безопасность» в нашей стране впервые стал употребляться с 1881 года, тогда он трактовался как:

  • охрана общественной безопасности,
  • борьба с контрреволюцией,
  • установление общественного порядка.

Современное понимание понятия безопасность было заложено в ХVII — XVIII веках, когда под главной целью государства понималось достижение общего благосостояния и безопасности.

Термин «экономическая безопасность» в нормативные документы был впервые введен «Государственной стратегией экономической безопасности РФ». В это время под экономической безопасностью подразумевалась защищенность экономических интересов личности, государства и общества от внешних и внутренних угроз, основанная на независимости, конкурентоспособности и эффективности экономики страны.

Ключевым моментом для большинства дефиниций экономической безопасности является термин «защищенность». Многие авторы рассматривают безопасность экономической деятельности как состояние защищенности жизнедеятельности общества и его структур.

Во время мирового финансового кризиса 2008 года российской власти пришлось не только решать безотлагательные задачи для преодоления кризиса, по и устанавливать перспективные цели посткризисного развития страны.

Утвержденная в 2009 году Стратегия национальной безопасности РФ определила, что экономическая безопасность должна укрепляться через активную антиинфляционную, валютную, курсовую, денежно-кредитную и налогово-бюджетную политику государства.

Так и не нашли ответ
на свой вопрос?

Просто напиши с чем тебе
нужна помощь

Информационная безопасность предприятия: ключевые угрозы и средства защиты

Многоуровневая схема защиты данных и ПО с использованием решений по ИТ-безопасности дают возможность снизить риски кибернападений на бизнес до минимума и тем самым исключить непредвиденные затраты на устранение последствий.

Услуга анти-DDoS призвана предотвратить перебои в работе онлайн-сервиса и возникновение простоя по причине кибератак на канал связи или непосредственно на ресурс компании.

План аварийного восстановления данных призван снизить риски, связанные с недоступностью данных компании, приводящих к замедлению бизнес-процессов.

Для снижения риска потери корпоративной информации можно воспользоваться услугой резервного копирования данных и хранения их в облачных сервисах на базе крупных дата-центров.

Обеспечить комфортные условия работы и, следовательно, надежную защиту компании — означает в том числе найти оптимальные IT-решения с учетом особенностей бизнес-сферы клиента.

Всем известно высказывание «Кто владеет информацией, тот владеет миром». А кто владеет информацией о конкурентах, получает беспрецедентные преимущества в борьбе с ними. Прогресс сделал компании зависимыми от информационных систем, а вместе с этим — уязвимыми к атакам хакеров, компьютерным вирусам, человеческому и государственному фактору в такой степени, что многие владельцы бизнеса уже не могут чувствовать себя в безопасности. Вопрос информационной безопасности становится краеугольным камнем в деятельности организации, но этот же прогресс предлагает решения, способные защитить данные от внешних посягательств.

Что такое информационная безопасность и почему системы ее обеспечения так важны

Так что же такое информационная безопасность? Обычно под ней понимают защищенность информации и всей компании от преднамеренных или случайных действий, приводящих к нанесению ущерба ее владельцам или пользователям. Обеспечение информационной безопасности должно быть направлено прежде всего на предотвращение рисков, а не на ликвидацию их последствий. Именно принятие предупредительных мер по обеспечению конфиденциальности, целостности, а также доступности информации и является наиболее правильным подходом в создании системы информационной безопасности.

Любая утечка информации может привести к серьезным проблемам для компании — от значительных финансовых убытков до полной ликвидации. Конечно, проблема утечек появилась не сегодня, промышленный шпионаж и переманивание квалифицированных специалистов существовали еще и до эпохи компьютеризации. Но именно с появлением ПК и интернета возникли новые приемы незаконного получения информации. Если раньше для этого необходимо было украсть и вынести из фирмы целые кипы бумажных документов, то сейчас огромные объемы важных сведений можно запросто слить на флэшку, помещающуюся в портмоне, отправить по сети, прибегнув к использованию семейства руткитов, троянов, бэкдоров, кейлоггеров и ботнетов, либо просто уничтожить посредством вирусов, устроив диверсию.

Чаще всего «утекают» из компаний документы финансового характера, технологические и конструкторские разработки, логины и пароли для входа в сеть других организаций. Но серьезный вред может нанести и утечка персональных данных сотрудников. Особенно это актуально для западных стран, где судебные иски из-за таких утечек нередко приводят к огромным штрафам, после выплаты которых компании терпят серьезные убытки.

Случается и так, что утечка приносит вред компании через несколько месяцев или лет после того, как она произошла, попав в руки конкурентам или журналистам. Именно поэтому защита должна быть комплексной. Не стоит делить информацию на очень важную и менее важную. Все, что касается деятельности компании и не предназначено для опубликования, должно оставаться внутри компании и быть защищено от угроз.

Актуальные виды угроз информационной безопасности

Аналитический центр InfoWatch опубликовал данные по утечке данных в России за 2020 год. Согласно исследованию, СМИ обнародовали 213 случаев утечек информации из российских госорганов и компаний, что составляет 14% от общемирового количества утечек.

Самые частые случаи — это утечка платежной информации и персональных данных — 80%. В 68% случаев виновными оказываются сотрудники организаций, и только в 8% — руководство. По сравнению с 2020 годом количество утечек выросло на 89%. На сегодня Россия занимает второе после США место в списке стран, наиболее сильно страдающих от утечек информации [2] .

Но из-за чего чаще всего возникают угрозы информационной безопасности?

1. Невнимательность и халатность сотрудников. Угрозу информационной безопасности компании, как ни странно, могут представлять вполне лояльные сотрудники и не помышляющие о краже важных данных. Непредумышленный вред конфиденциальным сведениям причиняется по простой халатности или неосведомленности работников. Всегда есть возможность того, что кто-нибудь откроет фишинговое письмо и внедрит вирус с личного ноутбука на сервер компании. Или, например, скопирует файл с конфиденциальными сведениями на планшет, флэшку или КПК для работы в командировке. И ни одна компания не застрахована от пересылки невнимательным сотрудником важных файлов не по тому адресу. В такой ситуации информация оказывается весьма легкой добычей.

2. Использование пиратского ПО. Иногда руководители компаний пытаются сэкономить на покупке лицензионного ПО. Но следует знать, что нелицензионные программы не дают защиты от мошенников, заинтересованных в краже информации с помощью вирусов. Обладатель нелицензионного ПО не получает технической поддержки, своевременных обновлений, предоставляемых компаниями-разработчиками. Вместе с ним он покупает и вирусы, способные нанести вред системе компьютерной безопасности. По данным исследования Microsoft, в 7% изученных нелицензионных программ было найдено специальное программное обеспечение для кражи паролей и персональных данных [3] .

3. DDoS-атаки. Distributed-Denial-of-Service — «распределенный отказ от обслуживания» — это поток ложных запросов от сотен тысяч географически распределенных хостов, которые блокируют выбранный ресурс одним из двух путей. Первый путь — это прямая атака на канал связи, который полностью блокируется огромным количеством бесполезных данных. Второй — атака непосредственно на сервер ресурса. Недоступность или ухудшение качества работы публичных веб-сервисов в результате атак может продолжаться довольно длительное время, от нескольких часов до нескольких дней.

Обычно подобные атаки используются в ходе конкурентной борьбы, шантажа компаний или для отвлечения внимания системных администраторов от неких противоправных действий вроде похищения денежных средств со счетов. По мнению специалистов, именно кражи являются основным мотивом DDoS-атак. Мишенью злоумышленников чаще становятся сайты банков, в половине случаев (49%) были затронуты именно они.

4. Вирусы. Одной из самых опасных на сегодняшний день угроз информационной безопасности являются компьютерные вирусы. Это подтверждается многомиллионным ущербом, который несут компании в результате вирусных атак. В последние годы существенно увеличилась их частота и уровень ущерба. По мнению экспертов, это можно объяснить появлением новых каналов проникновения вирусов. На первом месте по-прежнему остается почта, но, как показывает практика, вирусы способны проникать и через программы обмена сообщениями, такие как ICQ и другие. Увеличилось и количество объектов для возможных вирусных атак. Если раньше атакам подвергались в основном серверы стандартных веб-служб, то сегодня вирусы способны воздействовать и на межсетевые экраны, коммутаторы, мобильные устройства, маршрутизаторы.

В последнее время особенно активны стали так называемые вирусы-шифровальщики. Весной и летом этого года миллионы пользователей пострадали от атак вирусов WannaCry, Petya, Misha. Эпидемии показали, что жертвой вирусной атаки можно стать, даже если не открывать подозрительные письма. По информации Intel вирусом WannaCry заразились 530 тысяч компьютеров, а общий ущерб компаний составил более 1 млрд долларов [5] .

5. Угрозы со стороны совладельцев бизнеса. Именно легальные пользователи — одна из основных причин утечек информации в компаниях. Такие утечки специалисты называют инсайдерскими, а всех инсайдеров условно делят на несколько групп:

  • «Нарушители» — среднее звено и топ-менеджеры, позволяющие себе небольшие нарушения информационной безопасности — играют в компьютерные игры, делают онлайн-покупки с рабочих компьютеров, пользуются личной почтой. Такая безалаберность способна вызвать инциденты, но чаще всего они являются непредумышленными. Кстати, большинство внешних атак происходят именно через личные почтовые ящики или ICQ сотрудников.
  • «Преступники». Чаще всего инсайдерами являются топ-менеджеры, имеющие доступ к важной информации и злоупотребляющие своими привилегиями. Они самостоятельно устанавливают различные приложения, могут отсылать конфиденциальную информацию заинтересованным в ней третьим лицам и т.д.
  • «Кроты» — сотрудники, которые умышленно крадут важную информацию за материальное вознаграждение от компании-конкурента. Как правило, это весьма опытные пользователи, умело уничтожающие все следы своих преступлений. Поймать их в силу этого бывает очень непросто.
  • Еще одна категория — это уволенные и обиженные на компанию сотрудники, которые забирают с собой всю информацию, к которой они имели доступ. Обычно украденная информация используется ими на новом месте работы, целенаправленная продажа данных в России пока не слишком актуальна.

6. Законодательные перипетии. Государственные органы в России наделены правом конфисковать в ходе проверок оборудование и носители информации. Поскольку большая часть важных данных компании хранится в электронном виде на серверах, то в случае их изъятия компания на какое-то время просто останавливает свою деятельность. Простои при этом никто не компенсирует, а если проверка затягивается, большие убытки могут привести к прекращению деятельности фирмы. Изъятие оборудования — одна из острейших проблем современного бизнеса, при этом поводом для него может послужить все что угодно — от решения следователя до решения суда в рамках какого-либо уголовного дела.

Методы защиты информации

Хотя количество угроз постоянно растет, появляются все новые и новые вирусы, увеличивается интенсивность и частота DDoS-атак, разработчики средств защиты информации тоже не стоят на месте. На каждую угрозу разрабатывается новое защитное ПО или совершенствуется уже имеющееся. Среди средств информационной защиты можно выделить:

  • Физические средства защиты информации. К ним относятся ограничение или полный запрет доступа посторонних лиц на территорию, пропускные пункты, оснащенные специальными системами. Большое распространение получили H >Базовые средства защиты электронной информации. Это незаменимый компонент обеспечения информационной безопасности компании. К ним относятся многочисленные антивирусные программы, а также системы фильтрации электронной почты, защищающие пользователя от нежелательной или подозрительной корреспонденции. Корпоративные почтовые ящики обязательно должны быть оборудованы такими системами. Кроме того, необходима организация дифференцированного доступа к информации и систематическая смена паролей.
  • Анти-DDoS. Грамотная защита от DDoS-атак собственными силами невозможна. Многие разработчики программного обеспечения предлагают услугу анти-DDoS, которая способна защитить от подобных нападений. Как только в системе обнаруживается трафик необычного типа или качества, активируется система защиты, выявляющая и блокирующая вредный трафик. При этом бизнес-трафик поступает беспрепятственно. Система способна срабатывать неограниченное количество раз, до тех пор, пока угроза не будет полностью устранена.
  • Резервное копирование данных. Это решение, подразумевающее хранение важной информации не только на конкретном компьютере, но и на других устройствах: внешнем носителе или сервере. В последнее время особенно актуальной стала услуга удаленного хранения различной информации в «облаке» дата-центров. Именно такое копирование способно защитить компанию в случае чрезвычайной ситуации, например, при изъятии сервера органами власти. Создать резервную копию и восстановить данные можно в любое удобное для пользователя время, в любой географической точке.
  • План аварийного восстановления данных. Крайняя мера защиты информации после потери данных. Такой план необходим каждой компании для того, чтобы в максимально сжатые сроки устранить риск простоя и обеспечить непрерывность бизнес-процессов. Если компания по каким-то причинам не может получить доступ к своим информационным ресурсам, наличие такого плана поможет сократить время на восстановление информационной системы и подготовки ее к работе. В нем обязательно должна быть предусмотрена возможность введения аварийного режима работы на период сбоя, а также все действия, которые должны быть предприняты после восстановления данных. Сам процесс восстановления следует максимально отработать с учетом всех изменений системы.
  • Шифрование данных при передаче информации в электронном формате (end-to-end protection). Чтобы обеспечить конфиденциальность информации при ее передаче в электронном формате применяются различные виды шифрования. Шифрование дает возможность подтвердить подлинность передаваемой информации, защитить ее при хранении на открытых носителях, защитить ПО и другие информационные ресурсы компании от несанкционированного копирования и использования.

Итак, защита информации должна осуществляться комплексно, сразу по нескольким направлениям. Чем больше методов будет задействовано, тем меньше вероятность возникновения угроз и утечки, тем устойчивее положение компании на рынке.

Как выбрать инструменты обеспечения безопасности корпоративной информации

О выборе эффективных инструментов обеспечения информационной безопасности мы поговорили с Олегом Анатольевичем Наскидаевым, директором по развитию бизнеса компании DEAC, специализирующейся на предоставлении услуг по защите информации.

«Количество и изощренность угроз информационной безопасности ежегодно растет. Несмотря на то, что индустрия услуг по защите информации развивается, злоумышленникам иногда все же удается быть на шаг впереди. И происходит это не потому, что нет эффективных средств защиты или квалифицированных консультантов, способных решить проблему. Скорее, это происходит от того, что руководители компаний не до конца понимают необходимость защиты информационных ресурсов. Недостаточно просто установить антивирусные программы и ограничить доступ к тем или иным данным. Чтобы обеспечить максимальную конфиденциальность информации, придется создать многоуровневую систему ее защиты, и далеко не всегда с этой задачей может справиться собственный IT-отдел фирмы. В таком случае на помощь приходят специализированные компании, профессионально занимающиеся именно защитой информационных ресурсов.

Уже более 15 лет наша компания предлагает комплекс эффективных решений по защите данных. Во-первых, это резервное копирование данных Backup-as-a-Service (BaaS) и их хранение в облаке DEAC на базе одного или нескольких дата-центров. Мы гарантируем полную сохранность информации, а при возникновении у нашего клиента форс-мажорных обстоятельств резервные копии помогут в максимально короткие сроки восстановить жизненно важные для компании данные и избежать убытков.

Во-вторых, высокий уровень защиты данных, расположенных на инфраструктуре DEAC, вне зависимости от их расположения — как в России, так и в Европе — достигается дополнительно при помощи системы защиты от DDoS-атак. Это система, автоматически определяющая и блокирующая все известные виды DDoS-атак. Применение системы гарантирует непрерывность работы сети клиента и обеспечивает быстрое время отклика на запросы реальных пользователей даже непосредственно во время атаки.

И в-третьих, мы предлагаем разработку плана аварийного восстановления (disaster recovery) ИТ-системы с учетом особенностей бизнеса каждой компании, анализируя риски и определяя важнейшие вопросы безопасности на межгосударственном уровне. План включает не только процедуру резервного копирования, но и комплекс действий для обеспечения непрерывного доступа к бизнес-информации компании».

Международный кодекс по обеспечению информационной безопасности может стать официальным

Представители России, Китая, Таджикистана и Узбекистана направили генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну открытое письмо с просьбой придать Международному кодексу по обеспечению безопасности в сфере информации статус официального. Документ может быть утвержден в ходе 66 сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Послы вышеуказанных государств в ООН призывают рассмотреть кодекс в рамках организации и прийти к соглашению касательно общепринятых норм и правил для государств в сфере передачи информации и киберпространства. Сегодня это первый документ, в котором на международный уровень выносятся предложения относительно правил безопасности по обращению с информацией и ее использованию.

Кодекс предусматривает определение основных прав, а также обязательств государств в информационной среде. Также в нем содержатся пункты, требующие использовать информационно-коммуникационные технологии исключительно во благо людям, а также ради социально-экономического развития. Кодекс содержит пункты, призывающие установить систему международного управления Интернетом.

Также в кодексе есть положения, призывающие международное сообщество бороться с использованием современных информационных и коммуникационных технологий с организованными преступными группами и террористами.

Ознакомиться с другими новостями по данной тематике вы можете в рубрике Безопасность

Безопасность и национальная безопасность: понятие, сущность, особенности

Понятие «национальная безопасность» как сложнейшее социально-политическое явление объективно носит конкретно-исторический характер и тесно связано со всеми формами и направлениями взаимодействия в системе «природа — человек — общество». Категория «безопасность» — не абсолютна, а только относительна, и приобретает смысловое значение только в связи с конкретными объектами или сферой человеческой деятельности и окружающего мира.

Множество определений понятия «национальная безопасность» объединяет стремление представить это явление посредством анализа конкретных признаков: «состояние или положение объекта безопасности, когда для него нет опасности, т.е. изменения свойств в худшую сторону»; «состояние, обеспечивающее достаточную экономическую и военную мощь нации для противления угрозам ее существования, исходящим, как из других стран, так и изнутри собственной страны»; «реальная способность быть свободными от внешней опасности»; «состояние международных отношений, исключающих нарушение свободного мира или создание угрозы безопасности народов в какой бы то ни было форме».

Как категория политической науки национальная безопасность отражает связь безопасности с нацией, представляющей социально-экономическую и духовную общность людей, проживающих на определенном территориально-государственном пространстве.

Как политическая система национальная безопасность представляет собой чрезвычайно сложный многоуровневый функциональный процесс, в котором постоянно происходит взаимодействие и противоборство жизненно важных интересов личности, общества и государства с внутренними и внешними угрозами этим интересам. Следовательно, в центре системы национальной безопасности находятся жизненно важные интересы личности, общества и государства, совокупность которых составляет в целом национальные интересы страны.

В качестве целевой задачи системы национальной безопасности выступает степень защищенности присущих ей интересов от угроз, так как именно интересы являются движущей силой развития и выступают важнейшим стимулом или целью преобразований в обществе, государстве и в мире в целом. По умозаключению Гегеля, «отсутствие интереса есть духовная или физическая смерть».

Под национальной безопасностью понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства во всех сферах их жизнедеятельности от внутренних и внешних угроз и опасностей, обеспечивающее их устойчивое развитие.

Впервые термин «национальная безопасность» появился в отечественных теоретических и официальных источниках в 1993 г. Главными составными частями национальной безопасности как социально-политического явления выступает безопасность личности, общества и государства в таких сферах, как оборона, общественная жизнь, международная жизнь, экология, экономика, информация.

В последующий период российская политическая мысль выработала ряд общих подходов к определению базовых понятий в сфере безопасности.

В понятийный аппарат национальной безопасности как отрасли политологического знания входят такие категории, как вызов, угроза, опасность, национальные ценности, жизненно важный интерес, уровни, сферы и виды безопасности, внутренняя и внешняя безопасность, стратегия и политика обеспечения национальной безопасности и др.

В существующей научной литературе приводятся следующие дефиниции терминов, используемых в увязке с понятием «безопасность».

Источники опасности — это условия и факторы, которые таят в себе и при определенных условиях сами по себе, либо в различной совокупности, обнаруживают враждебные намерения, вредоносные свойства, деструктивную природу. По своему генезису они имеют естественно-природное, техногенное и социальное происхождение.

Источником опасности могут быть как явления, процессы, так и действия субъектов. Следует учитывать, что действия субъектов не направлены на конкретного адресата, т.е. не персонифицированы. Угроза же всегда исходит от субъекта и направлена на конкретный объект. Например, человек всегда находится в состоянии опасности, но не всегда он окружен угрозами. Это отражает органическую взаимосвязь человека с природной и социальной средой. Социальный фактор имеет решающее значение в механизме возникновения и устранения угроз. Природный же фактор преобладает в возникновении опасностей.

По степени вероятности различаются реальная и потенциальная опасности. По характеру адресной направленности и роли субъективного фактора в возникновении неблагоприятных условий можно выделить следующие категории:

Вызов — совокупность обстоятельств, необязательно конкретно угрожающего характера, но, безусловно, требующих реагировать на них.

Риск — возможность возникновения неблагоприятных и нежелательных последствий от деятельности самого субъекта.

Опасность — объективно существующая возможность негативного воздействия на социальный организм, в результате которого ему может быть причинен какой-либо ущерб, вред, ухудшающий его состояние, придающий его развитию нежелательные динамику или параметры (характер, темпы роста, формы развития и т.д.).

Опасность также может быть представлена как способность причинить какой-либо вред, несчастье; возможность чего-либо опасного, какого-нибудь несчастья, вреда.

Опасность — вполне осознаваемая, но не фатальная вероятность нанесения вреда кому-либо, чему-либо, определяемая наличием объективных и субъективных факторов, обладающих поражающими свойствами.

По уровню, размаху и масштабам возможных негативных последствий опасности могут быть международные (глобальные и региональные, в смысле регионов мира), национальные, локальные (или региональные, в смысле регионов страны) и частные (фирм и личности).

Наконец, опасности можно классифицировать по сферам общественной жизни и видам человеческой деятельности.

Часто в отечественной научной литературе «опасность» отождествляется с «угрозой». Однако опасность по возможности нанесения ущерба интересам объекта безопасности, на наш взгляд, значительно шире угрозы, т.к. угроза носит персонифицированный характер, а опасность идет «широким фронтом», не разбирает на кого воздействовать.

Угроза — наиболее конкретная и непосредственная форма опасности или совокупность условий и факторов, создающих опасность интересам граждан, общества и государства, а также национальным ценностям и национальному образу жизни. В Законе Российской Федерации «О безопасности» 1992 г. (ст. 3) дается следующее определение угрозы: «Угроза безопасности — совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства». Ключевыми в этом определении являются слова: условие, фактор, опасность.- Условие — то, от чего зависит нечто другое. Чаще всего условия рассматриваются как нечто внешнее для явления, в отличие от более широкого понятия причины, включающей как внешние, так и внутренние факторы.

Фактор — это причина, движущая сила какого-либо процесса, явления, определяющая его характер или отдельные черты.

Кроме того, с безопасностью связаны также обстоятельства (факторы), которые препятствуют, противодействуют появлению угроз и рисков. Они тоже могут быть преднамеренными или непреднамеренными, сильными или слабыми, могут действовать «здесь-и-теперь» («защита», «профилактика») или же предположительно («резервные качества», «страховка»).

Категория «угроза» имеет не менее важное значение в теории национальной безопасности, чем категория «жизненно важные интересы». Своевременное обнаружение угроз и реагирование на них со стороны системы обеспечения национальной безопасности имеет первостепенную важность в практической деятельности по защите жизненно важных интересов личности, общества и государства. Характер и уровень угроз определяет основные направления деятельности по их предупреждению и локализации, формы, способы, средства и методы решения задач обеспечения национальной безопасности при рациональном использовании имеющихся ограниченных ресурсов.

Угрозы могут проявляться во внешней и внутренней сфере обеспечения национальной безопасности. Для отражения категории сфер проявления внешних и внутренних угроз используют понятия видов безопасности: международная, политическая, экономическая, военная (оборонная), информационная и др., которые всесторонне разработаны в отечественной политологии.

Различают два типа безопасности: гипотетическое отсутствие опасности, самой возможности каких-либо потрясений, катаклизмов для социума и его реальная защищенность от опасностей, способность надежно противостоять им.

В соответствии с видами опасности с пространственно-географическим взаимодействием социальных организмов связано наличие следующих относительно самостоятельных уровней безопасности: международная глобальная безопасность, международная региональная безопасность, национальная (государственная, страновая) безопасность.

Таким образом, социальная система «национальная безопасность» имеет сложную структуру. Она представляет собой совокупность взаимосвязанных систем, и сама входит в системы более высокого порядка. Исходя из этого, следует различать внешнюю и внутреннюю безопасность. Как внешняя, так и внутренняя безопасность имеют подсистемы вертикального расположения.

Внешняя безопасность рассматривается и обеспечивается на глобальном, региональном уровне безопасности в мире и локальном (субрегиональном) уровне безопасности в регионе мира.

Внешняя безопасность предполагает защищенность жизненно важных интересов от угроз и опасностей, исходящих извне государства, субрегиона или региона мира. Нарушение внешней безопасности может осуществляться как военным путем, т.е. силой оружия, так и иными способами, например, незаконным ввозом и вывозом через границу сырья, продукции, валюты, художественных и других ценностей, проведением промышленного и другого шпионажа, распространением подрывной информации и т.д.

Внутренняя безопасность рассматривается и обеспечивается на государственном (федеральном, национальном), региональном (внутригосударственном) и муниципальном уровнях.

Государственная система внутренней безопасности предполагает защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства от угроз и опасностей, исходящих от процессов, организаций, лиц и объектов, находящихся на территории самого государства или в зоне его юрисдикции.

Национальная безопасность — это состояние, при котором в государстве защищены национальные интересы страны в широком их понимании, включающем политические, социальные, экономические, военные, экологические аспекты, риски, связанные с внешнеэкономической деятельностью, распространением оружия массового поражения, а также предотвращены угрозы духовным и интеллектуальным ценностям народа.

В числе тех, кто впервые ввел термин «национальный интерес» в политический терминологический аппарат и лексику, был французский государственный деятель и историк Адольф Тьер. Также не теряет своей актуальности мысль, произнесенная министром иностранных дел Великобритании лордом Пальмерстоном в 1848 году: «У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов. (Только) наши интересы вечны и постоянны, и наш долг следовать этим интересам». Но все же в научный оборот понятие «национальный интерес» вошло лишь в тридцатые годы прошлого столетия. Так, в 1935 году оно было включено в Оксфордскую энциклопедию социальных наук. Приоритет в его разработке принадлежит американским ученым Р. Нибуру и Ч. Бирду.

Национальные интересы формируются в соответствии с геополитическими и геоэкономическими параметрами государства, в результате пересечения множества взаимосвязанных, пересекающихся, противоречивых, взаимодополняющих, разнонаправленных структур, предпочтений, опасений и т.д. На их формирование значительное влияние оказывает уровень экономического развития страны, стабильность и легитимность политического режима, национально-культурные традиции государства, а также уровень его престижа в международном сообществе.

Существует значительное количество классификаций национальных интересов. В первую очередь они различаются как внешние и внутренние, главные и второстепенные. В связи с чем возникает принципиальный вопрос о приоритетности влияния внешних и внутренних интересов на выработку внешнеполитического курса государства.

Главные или постоянные внешнеполитические интересы определяются важнейшими геополитическими параметрами и устойчивым внешнеполитическим окружением, а также необходимостью сохранения целостности и единства государства, защитой его экономической и политической независимости.

Второстепенные или переменные внешнеполитические интересы носят производный от первых характер, они более переменчивы и мобильны, определяют конкретное содержание внешнеполитической деятельности на определенных направлениях и при решении конкретных международных проблем. Они могут видоизменяться под влиянием как внутренних, так и внешнеполитических обстоятельств и служат целям достижения главных интересов.

Понятие жизненно важного интереса, которое является системообразующим для категории национальный интерес, заключается не только в условии «быть или не быть» объекту, оно также включает в себя составляющие, отражающие качество объекта, уровни его жизнедеятельности и функционирования.

Предметом особой заботы в совокупности слагаемых национальной безопасности являются духовные и политические ценности, определяющие существенные стороны жизни личности и общества.

Ценности, смыслы, значимости, цели человечны и историчны. Ценность — это сложившаяся в условиях цивилизации и непосредственно переживаемая людьми форма их отношения к общезначимым образцам культуры, к желаемому будущему, к оценке «иного» и сохранению избирательной памяти о прошлом. В системе национальной безопасности рассматриваются, прежде всего, социально значимые ценности, воспринимаемые человеком. Социальная система, в свою очередь, определяется иерархией и функционированием ценностей. Таким образом, ценности определяются как основной фактор активизации, политизации и социализации.

Для теории и политики обеспечения национальной безопасности особое значение имеет деятельный характер интересов и ценностей, их взаимосвязь с потребностями и взаимообусловленность. Так, потребности, превратившись в общие объединенные интересы, в свою очередь, превращаются в ценности. В мире ценностей происходит трансформация стимулов поведения человека и причин политического действия.

Понятие «национальная безопасность» тесно связано с национальными интересами страны, в том числе и за пределами ее территории. В каждом конкретном случае для ее обеспечения требуются особые методы деятельности, применение соответствующих специальных органов, сил и средств государства.

Кроме того, оно взаимообусловлено с категорией «национальное государство», которая понимается, с одной стороны, как форма политической организации, а с другой — как политический идеал. В первом случае речь идет об автономном политическом сообществе, объединенном, прежде всего, гражданством и принадлежностью к одной нации. В этом смысле оно является альтернативой многонациональным империям и городам-государствам. В качестве идеала оно превращается в цель, сформулированную в свое время идеологом национально-освободительного движения в Италии Мадзини: «Каждой нации — государство, только одно государство для всей нации».

В политической науке сегодня имеются два противоречащих друг другу подхода к исследованию «национального государства». Для многих либералов и части социалистов «национальное государство» — продукт гражданской лояльности и приверженности. Консерваторы и националисты видят в нем, прежде, всего этническую и органическую солидарность.

В научной литературе «национальное государство» обычно представляется в качестве единственно жизнеспособной единицы политического управления и основного элемента международных отношений. Большинство современных государств является или претендует на то, чтобы считаться национальными. Важным преимуществом такой системы организации выступает сочетание культурного единства с политическим. На практике «национальное государство» оказывается «идеальным типом» и, по-видимому, никогда не существовало в своей совершенной форме. Ни одно государство не является культурно полностью гомогенным. Всюду присутствует какая-то степень культурной и этнической смешанности.

Существует множество признаков кризиса национальных государств, предопределяемого как внутренним, так и внешним влиянием. На них во внутренней сфере воздействуют центробежные тенденции. Во многих случаях этносы и религиозные общины замещают нацию как важнейший организующий принцип политической жизни. Во внешней сфере национальные государства «расшатываются» процессами глобализации.

Все чаще важные решения в экономической, культурной и дипломатической сферах принимаются на наднациональном уровне. Национальное государство обладает весьма ограниченными возможностями оказывать влияние и на транснациональные корпорации. В то же время, несмотря на некоторые кризисные явления, национальное государство продолжает оставаться основным способом политической организации в современном мире. Оно по определению, прежде всего, заинтересовано в реализации и отстаивании своих стратегических и экономических национальных интересов.

Под защитой национальных интересов (политика обеспечения национальной безопасности) понимается комплекс мер по предотвращению или нейтрализации посягательств на жизненно важные интересы личности, общества и государства, реальных и потенциальных угроз и опасностей этим интересам. Защита национальной безопасности достигается путем комплексного использования различных методов, средств и мер защиты как симметричных, так и неадекватных угрозам. Выбор форм и средств защиты национальных интересов основывается на концепции национальной безопасности, которая служит базой для формирования и проведения определенной политики, а также для разработки стратегии обеспечения национальной безопасности страны в различных сферах жизнедеятельности.

С конца XX столетия начинает возрастать значение таких факторов в обеспечении национальной безопасности, как образование, развитие новейших технологий, рост экономической мощи, распространение наркотиков и появление международной террористической сети. В связи с этим в настоящее время принято выделять т.н. «широкое» определение понятия безопасности, включающее «военные» и «гражданские» аспекты, и «узкое», концентрирующееся только на военно-политических факторах.

Сторонники «широкого» подхода к проблемам безопасности указывают на усиливающуюся роль экономических, экологических, социальных и других факторов. Их оппоненты считают, что при такой трактовке проблема безопасности «размывается» множеством существующих в международных отношениях и мировой политике других аспектов.

В содержательном плане в международной и национальной безопасности выделяются следующие ее виды (области проявления и обеспечения): политическая, экономическая, технологическая, военная, экологическая, информационная, социальная, правовая, культурная, интеллектуальная, демографическая, генетическая, психологическая и др.

Расширение содержательного поля понятия «безопасность» не могло не привести к новым интерпретациям этого термина. В этой связи вполне уместно возникает вопрос, насколько правильным является определение безопасности в сугубо негативном плане. Во многих традиционных политологических парадигмах безопасность определяется как отсутствие опасностей или способность актора эффективно встретить и предотвратить потенциальные угрозы. Однако подобное определение не содержит позитивного видения безопасности.

В этой связи ряд российских ученых попытался решить данную проблему, введя дифференциацию понятий «стабильность» и «безопасность». По их мнению, стабильность — это ритм жизнедеятельности систем, их пульсация, конфликт позитивных и негативных факторов развития без перехода за границы допустимого, за предельные рамки коммуникации в конфликтной ситуации (например, рамки права). Безопасность — это одновременно и пределы допустимого, и возможность вернуть систему в состояние стабильного, устойчивого развития после воздействия внешних и/или внутренних факторов.

Другая группа ученых считает (вслед за скандинавской школой политических исследований), что безопасность нужно определять как общественный порядок, который обеспечивал бы не только защищенность социума, но и благоприятные условия, которые бы позволяли наиболее полное раскрытие творческих способностей индивида, социальных групп, этносов, конфессий и пр. С учетом формулировок, представленных и обоснованных в различных теориях и концепциях, автор полагает, что в обобщенном виде определение феномена безопасности может быть представлено как «стабильное состояние субъекта, обеспечивающее благоприятные условия для его развития, позволяющее на общепризнанной правовой основе с использованием имеющихся сил и средств адекватно реагировать на внутренние и внешние опасности, угрозы и вызовы в целях защиты собственных жизненно важных интересов».

Российские эксперты в области внешней политики, несмотря на отдельные разногласия, во многом сходятся в понимании характера и законов функционировании современной системы международной безопасности. В данном исследовании рассматривается два типа таких моделей.

Модели международной безопасности, относящиеся к первому типу, конструируются в зависимости от количества субъектов системы безопасности. Выделяются четыре основных модели, конкурирующие в теоретическом смысле между собой.

О возможности развития «однополярной системы безопасности» активно заговорили после распада Советского Союза, когда США остались единственной сверхдержавой, которая, по мнению сторонников подобной модели, пытается нести «бремя» мирового лидерства, чтобы не допустить «вакуума силы» в международных отношениях и обеспечить распространение демократии по всему миру. Необходимо отметить, что не только реалисты, но и неолибералы не отвергают тезис об оправданности американской гегемонии после окончания «холодной войны». Так, ряд российских либералов ссылается на мнение известного американского политолога Дж. Ная, который считает, что отсутствие лидерства со стороны сверхдержавы плохо и для других стран, т.к. в одиночку они не в состоянии справиться со сложными проблемами эпохи глобальной взаимозависимости.

Однополярная модель предполагает усиление системы военно-политических союзов, ведомых США. Так, блок НАТО, по мнению либеральных аналитиков, призван сохранять стабильность в трансатлантической подсистеме международных отношений, гармонизировать отношения между США и европейскими государствами в стратегической области, обеспечивать американское военное присутствие в Европе и гарантировать недопущение конфликтов на этом континенте. США ясно дали понять (и продемонстрировали это на деле в ходе войны на Балканах 1999 г.), что именно Североатлантический союз должен стать главным гарантом европейской безопасности. Другие региональные организации — ЕС, ЗЕС, ОБСЕ и-пр. — могут играть лишь второстепенную роль в архитектуре европейской безопасности XXI века.

В соответствии с новой Стратегической концепцией НАТО, принятой весной 1999 г., зона ответственности этого блока расширяется за счет включения в нее сопредельных регионов. С точки зрения ряда либеральных экспертов, Североатлантический альянс не только выполняет задачи военно-политического союза, но и все больше приобретает идентификационно-цивилизационные функции. Членство в НАТО служит своего рода индикатором принадлежности к западной, «демократической» цивилизации. Те же, кто не являются членами Альянса и не имеют шансов войти в эту организацию, относятся к «чужим» и даже враждебным цивилизациям. По выражению одного из скандинавских аналитиков, «по границам НАТО пролегает рубеж между Космосом и Хаосом». Несмотря на это, некоторые российские ученые и политики, по-прежнему считают, что присоединение к НАТО является для России важнейшей задачей в сфере международной безопасности.

После свержения режима Саддама Хусейна отдельные российские эксперты стали утверждать, что с победой США в Ираке окончательно утвердилась однополярная модель мирового порядка и Вашингтон будет фактически единолично править миром и определять способы решения возникающих перед мировым сообществом проблем (лишь для антуража привлекая другие страны или разрешая этим странам действовать самостоятельно только в тех случаях, когда это не задевает американские интересы). По данной причине, настаивают сторонники такого взгляда, России пора отказаться от претензий на роль самостоятельного центра силы и необходимо побыстрее примкнуть к лидеру, те есть к США. В противном случае на ненужную конфронтацию с Вашингтоном неоправданно будут потрачены значительные силы и средства.

Данная группа экспертов не верит в то, что России удастся создать коалиции и союзы с другими ведущими государствами (Германия, Франция, Китай и пр.), которые могли бы эффективно сбалансировать гегемонию США. По их мнению, эти государства преследуют свои эгоистические интересы и, не колеблясь, пожертвуют союзом с Россией, если он перестанет им быть выгодным. В качестве примера приводится позиция Франции и Германии, которые, несмотря на «тройственный союз» с Россией периода иракской войны, не прекратили критику политики Москвы в Чечне. Пекин же, несмотря на разговоры о российско-китайском «стратегическом партнерстве», вообще остался в стороне от дипломатической схватки вокруг Ирака. Коалиции с этими государствами могут иметь место как временная, тактическая мера (для решения отдельных вопросов), но стратегический ориентир должен оставаться неизменным — американский полюс силы.

Необходимо отметить, что однополярная модель международной безопасности подвергается обоснованной критике, как в России, так и в самих США. Российские критики однополюсной модели ссылаются на мнение ряда американских специалистов, которые полагают, что США просто не имеют необходимых ресурсов для выполнения функций мирового лидера. Они обращают внимание и на то, что американское общественное мнение весьма сдержанно относится к этой идее, ибо осознает, что подобная роль требует существенных финансовых затрат. Другие центры силы — ЕС, Япония, Россия, Китай — также высказывают свое неприятие американской гегемонии (в открытой или завуалированной форме). Кроме того, основной инструмент осуществления американского лидерства — военно-политические альянсы — плохо приспособлен для решения современных проблем. Эти союзы были созданы в период «холодной войны», и их главным предназначением было предотвращение военных угроз. Многие аналитики — российские и зарубежные — считают, что для адекватного ответа на вызовы из области «мягкой безопасности» (финансово-экономические кризисы, экологические катастрофы, терроризм, наркобизнес, незаконная миграция, информационные войны и пр.) военная машина, унаследованная из прошлого, просто не годится.

Другую модель — «концерт держав» — некоторые политологи предлагают в качестве наилучшей модели международной безопасности. По их мнению, наиболее эффективным мировым лидером в современных условиях мог бы стать союз нескольких великих держав (по образцу Священного союза, определявшего устройство Европы после завершения наполеоновских войн), который взял бы на себя ответственность как за поддержание стабильности в мире, так и за предотвращение и урегулирование локальных конфликтов. Достоинство «концерта держав», по мнению сторонников этой концепции, заключается в его лучшей управляемости и, соответственно, большей эффективности, т.к. в рамках такой конструкции легче согласовать позиции и принимать решения, чем в международных организациях, подобных ООН, насчитывающих десятки или даже сотни членов.

Между российскими экспертами существуют разногласия по поводу состава такого «концерта». Если одни специалисты предлагают сформировать этот союз на базе «восьмерки» высокоразвитых индустриальных держав (особенно влиятельной эта точка зрения стала после окончания войны в Ираке), то другие настаивают на непременном участии в нем Китая и Индии.

Однако критики данной модели указывают на то, что она дискриминационна по отношению к малым и средним государствам. Система же безопасности, созданная на основе диктата нескольких сильных государств, не будет легитимной и не будет пользоваться поддержкой большинства членов мирового сообщества. Кроме того, эффективность данной модели может быть подорвана соперничеством между великими державами или выходом из союза одного или нескольких его членов.

Наиболее оптимальным вариантом мирового порядка выглядит многополярная модель. Ряд российских ученых, по своим убеждениям близких к реализму, считает, что в период после окончания «холодной войны» на деле сложилась не одно, а многополярная система международных отношений. Лидерство США во многом является мифическим, иллюзорным, т.к. такие акторы, как ЕС, Япония, Китай, Индия, АСЕАН, Россия, признавая мощь США, все же проводят свой курс в международных делах, часто несовпадающий с американскими интересами. Росту влияния этих центров силы способствует тот факт, что меняется сама природа силы в международных отношениях. На передний план выдвигаются не военные, а экономические, научно-технические, информационные и культурные составляющие этого феномена. А по этим показателям США не всегда являются лидером. Так, по экономическому и научно-техническому потенциалу ЕС, Япония и АСЕАН вполне сопоставимы с США. Например, по объему помощи развивающимся странам Япония сравнялась с США (10 млрд. долл. ежегодно). В военной сфере ЕС также проявляет все большую строптивость, приняв концепцию общей внешней политики и политики в области безопасности, превратив ЗЕС в свой военный инструмент и начав формирование европейской армии. Китай, осуществляющий широкомасштабную программу модернизации своих вооруженных сил, по оценкам специалистов, превратится к 2020 г. в одну из ведущих военных держав не только Азиатско-Тихоокеанского региона, но и всего мира.

Сторонники многополярности настаивают на том, чтобы США признали необоснованность своих претензий на мировое лидерство и начали партнерский диалог с другими центрами силы. Идеи многополярности особенно популярны в российском политическом и академическом истеблишменте и возведены в ранг официальной внешнеполитической доктрины в обоих вариантах концепций национальной безопасности.

Оппоненты многополярности (в основном представленные из либералов и глобалистов) подчеркивают, что подобная модель не принесет стабильности в международных отношениях. Их основным аргументом является тот факт, что данная модель исходит из видения системы международных отношений как поля вечной конкуренции между «центрами силы». А это, в свою очередь, неизбежно приведет к конфликтам между последними и постоянным переделам сфер влияния.

Универсальной в научных кругах считается глобальная модель безопасности. Сторонники этой концепции исходят из тезиса о том, что международная безопасность может быть по-настоящему обеспечена лишь только на глобальном уровне, когда все члены мирового сообщества принимают участие в ее создании. По одной версии, построение этой модели возможно только тогда, когда все страны и народы будут разделять некий минимум общечеловеческих ценностей и возникнет глобальное гражданское общество с единой системой управления. Менее радикальные варианты данной концепции сводятся к тому, что подобная модель явится результатом постепенной эволюции уже существующей системы режимов международной безопасности и организаций при ведущей роли ООН.

Подобная концепция принята в основном среди различных школ российских глобалистов, но на уровне политических элит она не пользуется особой популярностью. Противники этой модели в основном критикуют ее за «наивность», «романтизм», «нереалистичность», отсутствие продуманного механизма создания подобной системы безопасности.

Из описанных выше четырех вариантов в российском внешнеполитическом мышлении доминирует многополярная модель.

Второй тип моделей международной безопасности определяется характером отношений между участниками систем безопасности. Здесь рассматриваются в основном три модели — коллективной, всеобщей и кооперационной безопасности.

Коллективная безопасность — понятие, появившееся в мировом политическом лексиконе и укоренившееся в дипломатической практике еще в 1920-30-е гг., в тот период, когда предпринимались попытки создать механизм предотвращения новой мировой войны на базе Лиги Наций.

Главными элементами коллективной безопасности являются наличие группы государств, объединенных общей целью (защита своей безопасности), и система военно-политических мер, направленных против потенциального противника или агрессора. Различные виды коллективной безопасности могут отличаться друг от друга в зависимости от того, какой тип межгосударственной коалиции положен в ее основание и какие цели ставят перед собой участники данной системы. Это может быть организация государств, имеющих сходное общественно-политическое устройство, общие ценности и историю (например, НАТО, Организация Варшавского договора, Европейский Союз (ЕС), СНГ, Организация договора коллективной безопасности (ОДКБ) и пр.). Коалиция может возникнуть и по причине внешней опасности, угрожающей безопасности группе совершенно разнотипных государств, но заинтересованных в коллективной защите (например, Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)).

В целом же коллективная безопасность фокусирует внимание на военно-стратегических проблемах и не нацелена на решение других аспектов международной безопасности (экономического, общественного, экологического и других измерений). Это несколько ограничивает возможности использования данной модели в современных условиях. Тем не менее, в 1990-е гг. наблюдался подъем интереса к этой модели среди российских ученых и политиков, обусловленный динамикой развития СНГ, а также внешними угрозами (расширение НАТО, исламский фундаментализм, локальные конфликты в сопредельных регионах и пр.). Поэтому неслучайно Ташкентский договор 1992 г. был назван Договором о коллективной безопасности, а ШОС в последнее время распространяет сложившееся военное сотрудничество на экономическую сферу и, кроме того, привлекает в качестве ассоциированных членов казалось бы непримиримых соперников в лице Индии и Пакистана.

Понятие «всеобщая безопасность» впервые появилось в докладе Комиссии У. Пальме в 1982 г. и стало популярным в нашей стране еще в советский период на волне «нового политического мышления». Ряд глобалистских научных школ придерживается этой концепции до сих пор.

Данная концепция призвана подчеркнуть многомерный характер международной безопасности, а также необходимость учета законных интересов не только узкой группы государств, но и всех членов мирового сообщества. Институциональную основу всеобщей безопасности могут составлять не только и не столько военно-политические альянсы (как в модели коллективной безопасности), сколько глобальные организации типа ООН. Несмотря на то, что в эвристическом смысле концепция всеобщей безопасности явилась значительным шагом вперед по сравнению с коллективной безопасностью, ей присущ ряд недостатков: некоторая расплывчатость определения международной безопасности (понятие безопасности стало синонимом общественного блага), отсутствие приоритетов, техническая непроработанность, слабое институциональное подкрепление и связанная с этим трудность ее воплощения на практике.

Другая модель — «кооперационная безопасность» — стала популярной с середины девяностых годов прошлого столетия. Эта модель, по мнению ее сторонников, сочетает в себе лучшие черты двух предыдущих концепций. С одной стороны, она признает многомерный характер международной безопасности, а с другой — устанавливает определенную иерархию приоритетов и нацеливает субъектов международной деятельности на решение первоочередных задач. Модель кооперационной безопасности отдает предпочтение мирным, политическим средствам решения спорных вопросов, но в то же время не исключает применения военной силы не только в качестве последнего средства, но и как инструмента превентивной дипломатии и миротворчества. Она поощряет сотрудничество и контакты между государствами, принадлежащими к разным типам общественного и цивилизационного устройства и вместе с тем может опираться на существующую систему военно-политических союзов при решении конкретных вопросов. Наконец, признавая государство-нацию в качестве основного субъекта международной деятельности, эта концепция большое внимание уделяет использованию потенциала международных и транснациональных организаций.

В то же время в модели кооперационной безопасности не до конца ясны ее многие конкретные параметры: какие институты должны стать ядром новой системы международной безопасности, каковы природа силы и границы ее использования в современных международных отношениях, каковы перспективы национального суверенитета, как сложится судьба существующих военно-политических альянсов, как предотвратить возрождение блоковой политики и скатывание существующей современной системы международных отношений к хаосу и т.д. Внушают опасение и попытки некоторых государств и коалиций, в лице США и НАТО, интерпретировать понятие кооперационной безопасности в выгодном для себя смысле и построить не равноправную, а иерархичную систему международных отношений.

Оценивая популярность этих трех моделей среди политологов, отметим, что поначалу российская научная мысль, склонялась поочередно к концепциям коллективной и всеобщей безопасности. Однако после событий 11 сентября 2001 г., приведшим к созданию широкой международной антитеррористической коалиции при активном участии России, появились признаки того, что российские внешнеполитические и интеллектуальные элиты проявляют склонность к кооперационной модели. Несмотря на временное охлаждение отношений между Россией и США из-за иракской войны, сотрудничество по таким глобальным вопросам, как нераспространение оружия массового уничтожения, сокращение военных потенциалов и разоружение, борьба с международным терроризмом, организованной преступностью, наркобизнесом по-прежнему продолжается, а по некоторым направлениям набирает обороты.

В случае с концепциями национальной и международной безопасности российская внешнеполитическая мысль претерпела серьезные изменения за последние десять-пятнадцать лет. От идеологического унитаризма, основанного на господстве марксизма-ленинизма, она перешла к мировоззренческому многообразию и интеллектуальной свободе. В настоящее время в России представлены все основные парадигмы теории международных отношений, каждая из которых имеет свою точку зрения на вопросы национальной и международной безопасности. Несмотря на очевидное господство политического реализма и геополитики, другие школы тоже имеют возможность свободно излагать свои взгляды и бороться за влияние на внешнеполитическую элиту и механизм принятия решений.

Вместе с тем необходимо отметить, что острота постсоветской дискуссии по вопросам безопасности не приобрела деструктивного или национал-шовинистического характера. Наоборот, российская научная мысль в области разработки теории и методологии безопасности имеет вполне конструктивную направленность. Помимо этого, наметилась тенденция к определенному консенсусу между различными школами. Так, все они исходят из многомерного и многоуровневого понимания как национальной, так и международной безопасности. Согласованы позиции в отношении возрастающей роли факторов «мягкой» (невоенной безопасности). В противоположность советскому периоду для большинства российских научных школ защита национальных интересов в сфере безопасности является важным приоритетом. Они также не приемлют однополярную структуру международной безопасности, считая, что Россия, наряду с другими государствами, могла бы внести свой достойный вклад в создание более стабильного и предсказуемого мира.

На наш взгляд, с учетом складывающейся военно-политической обстановки и приведенных параметров различных моделей сотрудничества в области безопасности взаимодействие России и НАТО в формировании субрегиональной системы безопасности на Южном Кавказе возможно при определенных условиях в рамках модели кооперационной безопасности.

Это должен знать каждый водитель:  Peugeot 206 SW 1.6 XS Макси – это стильно
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Всё про автомобили
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: