Автомобили генсеков Советской России и СССР

Почему генсек в СССР ездил на советской машине, а Президент России

ездит на немецкой? Сколько денег тратит управделами Президента на поддержку немецкого автопрома?

Генсек ссср ездил на советской машине, потому что у него было хоть какое-то подобие чести и совести: он, понимая, что обрекает всю страну жить в совке и сам старался не выделяться(по крайней мере на людях, ведь в гос гаражах были и иномарки).

Совок-2 — к которому сейчас мы идем будет намного жестче и несправедливее чем ссср (((. а вопросы, типа этого Вашего, будут восприниматься властями ооочень болезненно, хуже, чем измена Родине при ссср.

Вероятно, автор хотел спросить, почему генсек в СССР ездил на советской машине, а Президент России летает на отечественном вертолете Ми-8? Так удобнее: президентский кортеж не создает пробок на дорогах, не мешает горожанам.

У президента Путина, конечно, есть автомобили: бронированный Мерседес и Нива. Этого достаточно: ведь автомобиль это не роскошь, а средство передвижения. Автомобиль главы государства должен быть надежен. Под надежностью, в первую очередь, подразумевается безопасность: бронированный корпус, выдерживающий взрыв ручной гранаты, пуленепробиваемые стекла, упрочненные шины.

Кстати, вы уверены, что Генсек ездил на отечественных автомобилях? Все правители России, начиная с царских времен, с удовольствием ездили на иномарках.

Николай II ездил на Renault 40 CV (для личного пользования было заказано два экземпляра этих автомобилей).

Ленин сначала катался на французском Turcat-Mery ручной сборки, затем на Rolls Royce (их было два).

Сталин ездил на ЗИС (бронированном и модифицированном американском Packard), дополнительно имел подаренную итальянцами Alfa Romeo.

Хрущев ездил на ЗИС-110, но в гараже имел Cadillac Fleetwood 75, Rolls Royce Silver Cloud и Mercedes-Benz 300SL.

Об автомобильной коллекции Леонида Ильича Брежнева ходили легенды. Наш Генсек имел в гараже более 300 различных авто, из которых большинство были иномарками. Для официальных поездок Брежнев использовал бронированный ЗИЛ, который стоил, как две иномарки.

Ю.В. Андропов для официоза пользовался ЗИЛ-ом Брежнева, затем пересел на модифицированный бронированный ЗИЛ-41051. Этот автомобиль потом перешел к К.У. Черненко.

Последний Генсек ЦК КПСС М.С. Горбачев катался на ЗИЛ-41052, который «по наследству» достался первому президенту России Б.Н. Ельцину. Удивительно: автомобиль Горбачева и Ельцина за 15 лет эксплуатации имеет всего 29 403 километра пробега. Похоже, главы государства редко пользовались отечественным автомобилем.

Великий СССР

Чтобы помнили

Советские автомобили

Почти все автомобили, созданные в СССР были копиями иностранных моделей. Началось всё ещё с первых образцов, производимых по лицензии Ford. Время шло, копирование входило в привычку. Научно-исследовательский автомобильный институт СССР покупал на Западе образцы для изучения и через некоторое время выпускал советский аналог. Правда, к моменту выпуска оригинал уже не выпускался.

ГАЗ А (1932)

ГАЗ А — является первым массовым легковым автомобилем СССР, является лицензионной копией американского Ford-A. СССР купил у американской фирмы оборудование и документы на производство в 1929 году, через два года выпуск Ford-A был прекращен. Еще через год, в 1932 году, были выпущены первые автомобили ГАЗ-А .
После 1936 года устаревшего ГАЗ-А была запрещена. Автовладельцам предписывалось сдать машину государству и с доплатой приобрести новый ГАЗ-М1.

ГАЗ-М-1 «Эмка» (1936-1943)

ГАЗ-М1 также являлся копией одной из моделей Ford — Model B (Model 40A) 1934 года.

При адаптации к отечественным условиям эксплуатации автомобиль был в основательно переработан советскими специалистами. Модель по некоторым позициям превзошла более позднюю продукцию Ford.

Л1 «Красный путиловец» (1933) и ЗИС-101 (1936-1941)

Л1 был экспериментальным легковым автомобилем, представлял почти точную копию автомобиля Buick-32-90, который по западным стандартам относился к высшему-среднему классу.

Первоначально завод «Красный путиловец» выпускал трактора Fordson. В качестве эксперимента было выпустил 6 экземпляров Л1 в 1933 г. Большинство автомобилей не смогли дойти до Москвы самостоятельно и без поломок. Доработку Л1 передали на московский «ЗиС».

Из-за того, что кузов «Бьюика» уже не соответствовал моде середины 30-x годов, на ЗиСе спроектировали его заново. Американское кузовное ателье Budd Company на основе советских эскизов подготовило современный для тех лет эскиз кузова. Работа обошлась стране в полмиллиона долларов и потребовала месяцев.

КИМ-10 (1940-1941)

Первый советский малолитражный автомобиль, при разработке за основу был взят «Ford Prefect».

В США были изготовлены штампы и разработали чертежи кузова по моделям советского художника-конструктора. В 1940 году началось производство этой модели. Задумывалось, что КИМ-10 станет первым «народным» автомобилем СССР, но планам руководства СССР помешала Великая Отечественная война.

«Москвич» 400,401 (1946-1956)

Советская малолитражка — полный аналог немецкого Opel Kadett K38, который выпускался в 1937—1940 годах в Германии на немецком заводе Opel американского концерна General Motors. В основу легли образцы и документация, уцелевшая после войны.

Оборудование для выпуска автомобиля было частично вывезено с американской оккупационной зоне и смонтировано в СССР.

Большая часть документации и оснастки для производства была воссоздана заново, причём работы производились в Германии по заказу Советской военной администрации силами смешанных трудовых коллективов (советских и вольнонаёмных немецких специалистов), работавших в созданных после войны конструкторских бюро.

«Москвич-402» (1956-1964)

402 модель повторяла Opel Olympia Rekord (1947-1953) – преемницу Opel Kadett K38. Участие специалистов с ГАЗа, где полным ходом шла разработка «Волги» ГАЗ-21 оказало сильное влияние на проектирующийся автомобиль.

Москвич-408 (1964-1975)

Основой для третьего поколения автомобилей «Москвич» стал Opel Kadett A (1962).

По сравнению с предшественниками, выросли длина и ширина автомобиля при одновременном значительном снижении его высоты. Ощутимо возросли вместительность и комфортабельность салона.

Выпускался в Москве на заводе МЗМА(АЗЛК). С 1964 по 1967 год он был основной моделью завода, после чего его сменил в этой роли «Москвич-412», хотя и после этого они ещё долго выпускались параллельно. Также он выпускался в Ижевске с 1966 по 1967 год, там было собрано лишь около 4000 автомобилей этой модели, после чего Ижевский завод, в отличие от МЗМА-АЗЛК, полностью перешёл на выпуск модернизированной модели «Москвич-412».

Москвич-412 (1967-1976)

Пришел на замену устаревшей модели М-408 и стал результатом глубокой модернизации своего предшественника под вдохновением Opel Kadett B (1965).

Москвич-412 стал более престижной версией М-408: повысилась мощность двигателя и максимальная скорость, улучшилась пассивная безопасность, которая теперь соответствовала нормам ЕЭК ООН, что было подтверждено крэш-тестами во Франции.

«Москвич» 2141 (1986-1998)

Замену Москвичу-412 удалось спроектировать только в 1980-е годы, и это был уже совершенно другой автомобиль, — Москвич-2141, переднеприводный хэтчбэк, созданный на базе кузова французской «Симки» и уже устаревшего к тому времени двигателя УЗАМ. Экспортное наименование — Aleko, от Автозавод Ленинского Комсомола.

В качестве наилучшего прообраза для ускорения проектирования нового автомобиля Минавтопрому виделась недавно появившаяся франко-американская модель Simca 1308 производства европейского отделения корпорации Chrysler. Дизайнерам приказали скопировать автомобиль вплоть до «железа».

Однако в процессе разработки кузов «Москвича» был спроектирован заново, в результате чего экстерьер автомобиля существенно отличался от французского образца и, хоть и с некоторой натяжкой, но соответствовал уровню середины восьмидесятых годов.

ЗИС-110 (1945-1958)

Дизайн кузова первого советского послевоенного легкового автомобиля представительского класса практически полностью имитировал американские «Паккарды» «старших» (Senior) серий предвоенного выпуска. Вплоть до мелочей ЗИС-110 был похож на Packard 180 c кузовом Touring Sedan последней довоенном модели 1942 года. Самостоятельной советской разработке, специально предали внешность американского Паккарда в соответствии со вкусовыми предпочтениями высшего руководства страны и, главным образом, лично Сталина.

Вряд ли американской фирме нравилось подобное творческое развитие её идей в оформлении советского автомобиля, однако никаких претензий с её стороны в те годы не последовало, тем более что производство «больших» «Паккардов» после войны возобновлено не было.

ГАЗ-12 (ГАЗ-М-12, ЗИМ, ЗИМ-12) 1950-1959

Шести-семиместный легковой автомобиль большого класса с кузовом «шестиоконный длиннобазный седан» разрабатывали на основе Buick Super, серийно производился на Горьковском Автомобильном Заводе (Завод Имени Молотова) с 1950 по 1959 (некоторые модификации — по 1960 год.)

Заводу настоятельно рекомендовали полностью скопировать «Бьюик» образца 1948 года, но инженеры на основе предлагаемой модели спроектировали автомобиль, максимально опирающийся на уже освоенные в производстве агрегаты и технологии. «ЗиМ» не был копией какого-либо конкретного иностранного автомобиля ни в плане дизайна, ни, в особенности, в техническом аспекте — в последнем конструкторы завода даже сумели в какой-то мере «сказать новое слово» в рамках мировой автостроительной индустрии

«Волга» ГАЗ-21 (1956-1972)

Легковой автомобиль среднего класса технически был создан отечественными инженерами и дизайнерами «с нуля», но внешне копировал преимущественно американские модели начала 1950-х годов. В ходе разработки изучались конструкции иностранных автомобилей: Ford Mainline (1954), Chevrolet 210 (1953), Plymouth Savoy (1953), Henry J (Kaiser-Frazer)(1952), Standard Vanguard (1952) и Opel Kapitän (1951).

ГАЗ-21 серийно производился на Горьковском автомобильном заводе с 1956 по 1970 год. Заводской индекс модели — изначально ГАЗ-М-21, позднее (с 1965 года) — ГАЗ-21.

К моменту начала серийного производства по мировым меркам дизайн «Волги» уже стал как минимум рядовым, и на фоне серийных иномарок тех лет уже особо не выделялся. Уже к 1960 году «Волга» была автомобилем с безнадёжно устаревшим дизайном.

«Волга» ГАЗ-24 (1969-1992)

Легковой автомобиль среднего класса стал гибридом североамериканского Ford Falcon (1962) и Plymouth Valiant (1962).

Серийно производился на Горьковском автомобильном заводе с 1969 по 1992 год. Внешность и конструкция автомобиля были достаточно стандартными для этого направления, технические характеристики были также приблизительно на среднем уровне. Большая часть «Волг» не была предназначена для продажи в личное пользование и эксплуатировались в таксопарках и иных государственных организациях).

«Чайка» ГАЗ-13 (1959-1981)

Представительский легковой автомобиль большого класса, созданный под явным влиянием новейших моделей американской фирмы Packard, которые в те годы как раз изучались в НАМИ (кабриолет Packard Caribbean и седан Packard Patrician, оба 1956 модельного года).

«Чайка» была создана с явной ориентацией на веяния американского стиля, как и вся продукция ГАЗа тех лет, но не был стопроцентной «стилистической копией» или модернизацией Пэккарда.

Автомобиль выпускался малой серией на Горьковском автомобильном заводе c 1959 по 1981 год. Всего было изготовлено 3 189 автомобилей этой модели.

«Чайки» использовались в качестве персонального транспорта высшей номенклатуры (преимущественно — министров, первых секретарей обкомов), который выдавался как составная часть положенного «пакета» привилегий.

И седаны, и кабриолеты «Чайка» использовались на парадах, подавались при встречах иностранных лидеров, видных деятелей и героев, применялись в качестве машин сопровождения. Также, «Чайки» поступали в «Интурист», где, в свою очередь, их могли заказать все желающие для использования в качестве свадебных лимузинов.

ЗИЛ-111 (1959-1967)

Копирование американского дизайна на разных советских заводах привело к тому, что облик автомобиля ЗИЛ-111 создавался по тем же образцам, что и «Чайка». В результате в стране одновременно производились внешне похожие автомобили. ЗИЛ-111 часто принимают за более распространенную «Чайку».

Легковой автомобиль высшего класса стилистически представлял собой компиляцию различных элементов американских автомобилей среднего и высшего класса первой половины 1950-х годов — преимущественно напоминал «Cadillac», «Packard» и «Buick». В основу внешнего оформления ЗИЛ-111, как и «Чайки», лег дизайн моделей американской фирмы «Packard» 1955-56 годов. Но по сравнению с моделями «Packard», «ЗиЛ» был больше по всем габаритам, выглядел намного строже и «квадратнее», со спрямлёнными линиями, имел более сложный и детализированный декор.

С 1959 по 1967 годы было собрано всего 112 экземпляров этого автомобиля.

ЗИЛ-114 (1967-1978)

Малосерийный представительский легковой автомобиль высшего класса с кузовом «лимузин». Несмотря, на стремление отойти от американской автомобильной моды, сделанный «с нуля» ЗИЛ-114, все равно частично копировал американский Lincoln Lehmann-Peterson Limousine.

Всего было собрано 113 экземпляров правительственного лимузина.

ЗИЛ-115 (ЗИЛ 4104) (1978-1983)

В 1978 году на смену ЗИЛ-114 пришёл новый автомобиль под заводским индексом «115», впоследствии получивший официальное название ЗИЛ-4104. Инициатором разработки модели был Леонид Брежнев, любивший качественные автомобили и утомившись от десятилетней эксплуатации ЗИЛ-114.

Для творческого переосмысления нашим конструкторам предоставили Cadillac Fleetwood 75, в работе отечественным автомобилестроителям помогали британцы из «Carso». В результате совместной работы британских и советских конструкторов в 1978 г. родился ЗИЛ 115. Он же по новым ГОСТам классифицировался как ЗИЛ 4104.

Интерьер создавался с учетом целевого использования автомобилей — для государственных деятелей высокого ранга.

Конец 70-х — это разгар холодной войны, что не могло не сказаться на автомобиле, перевозящем первых лиц страны. ЗИЛ – 115 мог стать убежищем на случай атомной войны. Прямое попадание он, конечно, не выдержал бы, но от сильного радиационного фона защита на автомобиле имелась. Кроме того, предусматривалась возможность установки навесной брони.

ЗАЗ-965 (1960-1969)

Основным прототипом микролитражки был Фиат 600.

Автомобиль проектировался МЗМА («Москвич») совместно с автомобильным институтом НАМИ, Первые образцы получили обозначение «Москвич-444», и уже значительно отличались от итальянского прототипа. Позднее обозначение сменили на «Москвич-560».

От итальянского образца автомобиль уже на самом раннем этапе проектирования отличался совершенно иной передней подвеской – как на первых спорткарах Порше и Фольксвагене-«Жуке».

ЗАЗ-966 (1966-1974)

Легковой автомобиль особо малого класса демонстрирует немалое сходство дизайна с немецкой малолитражкой NSU Prinz IV (ФРГ, 1961 г.), которая в свою повторяет часто копируемый американский Chevrolet Corvair, представленный в конце 1959 года.

ВАЗ-2101 (1970-1988)

ВАЗ-2101 «Жигули» — заднеприводный легковой автомобиль с кузовом типа седан является аналогом модели Fiat 124, получивший в 1967 году титул «Автомобиль года».

По соглашению советского Внешторга и компанией Fiat, итальянцами был создан Волжский автомобильный завод в Тольятти с полным производственным циклом. На концерн возлагалось технологическое оснащение завода, обучение специалистов.

ВАЗ-2101 был подвергнут серьезным изменениям. В общей сложности в конструкцию Fiat 124 было внесено свыше 800 изменений, после чего он получил наименование Fiat 124R. «Русификация» Fiat 124 оказалась крайне полезной и для самой фирмы FIAT, накопившей уникальные сведения о надежности своих машин в экстремальных условиях эксплуатации.

ВАЗ-2103 (1972-1984)

Заднеприводный легковой автомобиль с кузовом типа седан. Был разработан совместно с итальянской фирмой Fiat на базе моделей Fiat 124 и Fiat 125.

Позднее, на базе ВАЗ-2103 был разработан «проект 21031» в последствии переименованный в ВАЗ-2106.

Автомобили генсеков Советской России и СССР

«Автомобиль не роскошь, а средство передвижения» — сказано в знаменитом советском романе «Золотой теленок». А для главы государства автомобиль – еще и показатель статуса. И не только его самого, но и всей страны. Поэтому на протяжении десятилетий для лидера выбирался лучший вариант из всех возможных.

Ленин и его тяга к роскоши

«Главный большевик» очень любил хорошие машины. Первым в его гараже был лимузин Turcat-Mery – на нем до Февральской революции ездила великая княжна Татьяна. Но в конце октября 1917 года автомобиль угнали прямо от Смольного и Ленину пришлось одолжить у военного комиссара ландо Delaunay-Belleville 45. Эту машину обстреляли во время одного из покушений на вождя так, что ее пришлось списать. Ленин начал ездить на Renault 40 CV. Но угнали и эту быстроходную модель со впервые использованными усилителями тормозов.

Особую любовь Ленин питал к Rolls-Royce Silver Ghost – у него было целых три автомобиля этой модели. Для того чтобы глава государства мог ездить по ухабистым и заснеженным дорогам, специалисты Путиловского завода построили для него автосани на базе Rolls-Royce, с заказанным в специальном ателье кузовом.

Сталин и его автопарк

Первым служебным автомобилем будущего лидера Советского Союза был, как и у Ленина, экземпляр из гаража царской семьи. Заказанный в Англии для Александры Федоровны, матери Николая II, Vauxhall был очень красив, но, к сожалению, тихоходен – двигатель имел мощность в 30 л. с. Это Сталина не устраивало.

Во время командировки под Царицын (сейчас – Волгоград) во время Гражданской войны Сталину выделили мощнейший по тем временам Packard Twin Six. Эта модель разгонялась до 130 км/ч. Марка настолько понравилась Сталину, что по возвращении в Москву он попросил разыскать для него такой же автомобиль. На таких машинах любили ездить чекисты – из гаража ВЧК выделили транспортное средство и для Сталина.

Позже на некоторое время ему пришлось пересесть в любимый Лениным Rolls-Royce Silver Ghost. Согласно принятому тогда правительственному решению у всех высших чиновников автомобили должны были быть однотипными. Всего за три года (1922-1925 гг.) в страну завезли 73 таких машины.

Но любовь к американским автомобилям у Сталина не прошла – после того как он возглавил страну, он начал закупать машины из США. Особенно ему понравился лимузин Packard Twelve 14, подаренный Рузвельтом. На нем Сталин ездил до конца войны.

Несмотря на приверженность к изделиям зарубежного автопрома, Сталин не терял надежды пересадить всех чиновников на автомобили, сделанные в СССР. Сначала Завод имени Сталина выпустил модель 3ИС-101, на которой ездили представители партийной элиты, а потом – ЗИС-115 на базе Packard. В 1947 году все иномарки из правительственного гаража были в одну ночь заменены на ЗИС. На бронированной спецверсии этого автомобиля Сталин ездил до самой смерти.

ЗИС, ЗИЛ и Cadillac из гаража Хрущева

Разработки советских автомобилестроителей были и в гараже Хрущева – на встречи и заседания он ездил на ЗИС-110 и ЗИС-115. Лидер не любил бронированные машины и предпочитал кабриолеты. Еще он любил Cadillac Fleetwood из ставки Гитлера – эта трофейная машина была его личной. Но положение обязывало. После переезда в Москву официальными автомобилями приходилось пользоваться все чаще, и Хрущев продал машину через обычный комиссионный магазин.

Во время борьбы с культом личности завод имени Сталина переименовали в завод имени Лихачева, но автомобили для высших чинов он выпускать не перестал, и был создан новый правительственный ЗИЛ-111 в нескольких разных модификациях.

Брежнев-автолюбитель

Хрущев очень любил иномарки и покупал их во время заграничных визитов, потом он часто дарил свои покупки. А вот Брежнев, бывший еще большим ценителем хороших машин, предпочитал собирать коллекцию. Главы других государств об этом знали и делали генсеку ценные подарки. За годы у власти он собрал гараж из 50 различных автомобилей, среди которых были: Rolls-Royce, Lincoln Continental, Nissan President, Mercedes-Benz 600 Pullman. Были у него и машины для охоты и выездов в бездорожье. Официальным транспортным средством оставался ЗИЛ.

Последние советские генсеки и первый советский президент

На ЗИЛах ездили и недолго управлявшие страной Черненко и Андропов. Они свой автопарк собрать не успели. ЗИЛы довольно регулярно обновлялись. На ЗИЛ 41052 ездил и Михаил Горбачев (а после распада СССР и Ельцин, но недолго). Эту модель выпустили в 1988 году в 22 экземплярах. Это был последний автомобиль, сделанный в качестве официального для первого лица государства. Российские лидеры пока предпочитают импорт, хотя ведутся разговоры о возобновлении производства президентских машин в России.

Про устройство и эксплуатацию автомобиля

Первый лимузин в СССР появился 24 апреля 1933 года на Ленинградском заводе и был назван Л-1 (также его называли Ленинград-1). Прообразом первого советского лимузина стал американский автомобиль марки — Buick. На совещании в наркомате тяжелой промышленности 20 июля 1932 года управляющий Всесоюзным автотракторным объединением Сергей Дьяконов поставил перед Краснопутиловским заводом в Ленинграде задачу начать производство «советского «Бьюика».

Еще в 1926-м, во время всесоюзного автопробега из Москвы в Крым, машины этой марки достойно выдержали все испытания, и советскоамериканская торговая фирма «Ам-торг» регулярно закупала Buick. Для производства приняли самую большую и мощную модель – Buick 32-90 (рис.1).

Прототип первого советского лимузина — Buick-32-90 (1931-1933г. Выпуска)

Планировали выпускать по 20 000 автомобилей в год, но к 1 мая 1933 года собрали только шесть машин, получивших наименование «Ленинград-1», или просто Л-1. Первый советский лимузин (Л-1) имел восьмицилиндровый двигатель мощностью 105 лошадиных сил, термостат, великолепный карбюратор, амортизаторы двойного действия, усилитель тормозов и многие другие элементы (рис.2).

Со своими обязательствами предприятие не справилось. Во время автопробега Л-1 часто ломались по банальной причине – из-за низкой культуры производства. В итоге, «Красный Путиловец» был переориентирован на выпуск тракторов и танков, а доработку Л-1 приказом Наркомтяжпрома передали из Ленинграда в Москву на Завод имени Сталина (ЗИС).

Было выпущено 6 экземпляров Л-1, которые использовались только в Ленинграде и после блокады были утеряны.

Первый советский лимузин Ленинград-1 (Л-1) — 1933г. выпуска

На Заводе им. Сталина в Москве конструкторы не стали копировать «Бьюик», а пошли по пути создания собственного автомобиля на основе его конструктивных решений. Из конструкции, в частности, были устранены такие сомнительные — сложные в производстве и не отличавшиеся надёжностью — узлы, как автоматическое управление сцеплением, дистанционная регулировка амортизаторов. Рама и ходовая часть были усилены для эксплуатации в дорожных условиях СССР, что также потребовало их переработки.

Тем не менее, в основе конструкции ЗИС 101 всё же осталось многое от «Бьюика» моделей 1932-34 годов. Buick 1934 модельного года отличался передовой технологией по целому ряду позиций. Рядная «восьмерка» Fireball 8 редкой тогда конструкции — с газораспределительным механизмом OHV (толкающие штанги и коромысла, верхние клапаны) мощностью 105 лошадиных сил. Кинематически совершенная независимая подвеска на двойных поперечных рычагах с винтовыми пружинами — спереди. Тогда как сзади обычный неразрезной мост — на продольных рессорах. Архитектура классическая: двигатель спереди, ведущие колеса – задние. На лонжеронной раме монтировался кузов с распашными дверями (задние с «самоубийственной» навеской). Удобство посадки-высадки в заднем ряду сидений. Все эти передовые на тот момент технические новшества были использованы в ЗИС 101. (Рис.3.)

Первые опытные образцы (два автомобиля) были изготовлены весной 1936 года, 29 апреля 1936 года в Кремле опытные образцы были показаны Секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину. Конвейерная сборка советских лимузинов ЗИС 101 началась уже с января 1937 года.

В отличие от более поздних «ЗИЛов», автомобили ЗИС-101 (а также более поздний ЗИС-110) обслуживали не только высших партийных и государственных чиновников, но и обычных граждан. Разумеется, о продаже в личное пользование речи в те годы идти не могло (хотя ЗИС-101 можно было выиграть в лотерею). Но в крупных городах СССР представительские модели ЗИС, надежные советские лимузины , достаточно широко использовались в качестве такси на длинных маршрутах.

Прототип ЗИС 110 – Американский Packard 180, 1942г. выпуска

ЗИС-110 стал первым в СССР автомобилем с независимой подвеской передних колес, герметизированной системой охлаждения двигателя, шасси автомобиля было оснащено стабилизаторами поперечной устойчивости спереди и сзади. Впервые после автомобиля АМО-2 был применен гидропривод тормозов.

Машина с шасси и внешностью «Паккарда» и кузовом «Бьюика» (который на самом-то деле был «кадиллаковским») несмотря на столь сложное происхождение получилась солидной, красивой, архитектурно тонко сбалансированной. Она воплощала квинтэссенцию передового (тогда — американского) опыта автомобилестроения. На этом автомобиле нашли применение непривычный для советского автомобилестроения того времени рычаг переключения трехступенчатой коробки передач на рулевой колонке, а также гидравлические толкатели клапанов и гипоидная главная передача, обеспечившие 110-му тихий ход, независимая подвеска передних колес, электрогидравлические стеклоподъемники, радиоприемник. Кроме того, эффективная система отопления и вентиляции обеспечивала уют и комфорт во время поездок первых лиц государства. В целом машина производила впечатление технического совершенства, сочетания безграничной солидности с монументальной внешностью, чего и желал Основной Заказчик.

Это должен знать каждый водитель:  Блок ЭРА-ГЛОНАСС в автомобиле — сколько он должен стоить

Советский лимузин фаэтон — ЗИС 110Б (1949-1957 гг. выпуска)

В Советском Союзе лимузины производились в основном для правительственных нужд и получили в народе прозвище «членовозы». Исключением являлся лишь ГАЗ-12 ЗИМ (Рис.7) , который представлял собой увеличенную до размеров представительского автомобиля ГАЗ-М20 «Победу», хотя по американским меркам это обычный полноразмерный автомобиль, в кузов которого втиснули салон лимузина. «Народные» советские лимузины ГАЗ-12 ЗИМ были в основном служебными автомобилями, а также составляли большую часть столичного автопарка. В частные руки советские лимузины ГАЗ-12 ЗИМ попадали уже по сниженной цене, будучи списанными и отслужившими свой гарантийный срок.

«Народный» советский лимузин ГАЗ-12 ЗИМ (1949-1959 гг. выпуска)

В 1955 году на ГАЗе начались работы по модернизации ГАЗ-12. В 1955 году на ГАЗ-е был создан опытный образец — ГАЗ-12В (также он известен под обозначением ЗИМ-12В). Он уже носил название «Чайка» и имел на решётке радиатора декоративную деталь в виде характерного профиля крыла этой птицы. Однако время шло, и вскоре стало ясно, что стиль автомобиля устарел безнадёжно, внешняя модернизация существенно осовременить его уже не сможет. Поэтому работу над новым автомобилем начали «с чистого листа». Исходно проект разрабатывался под двумя девизами — «Чайка» и «Стрела», в итоге был избран первый

Официальной датой начала выпуска ГАЗ-13 «Чайка» (Рис.8) было 16 января 1959 года, но на самом деле первые автомобили собирались на стапелях ещё осенью 1958. Первые выпущенные автомобили имели ряд незначительных отличий от последующих, вроде иного расположения надписи «Чайка» сзади.

Лучший советский лимузин ГАЗ-13 «Чайка» (1959-1981 гг. выпуска)

Лимузин ГАЗ-13 «Чайка», выпускавшийся в 1959–1981 годах, предназначался исключительно для служебного пользования. «Чайкой» пользовались первые секретари обкомов, руководители республиканских ведомств и крупнейших предприятий, министры. Единичные экземпляры были подарены таким известным людям, как Юрий Гагарин (1934-1968) и Михаил Шолохов (1905-1984). Для всех остальных она была неосуществимой мечтой. «Чайку» часто называют самым красивым автомобилем советского производства. Глядя на неё, трудно с этим не согласиться. Неудивительно, что в крупных городах списанные «Чайки» передавались во Дворцы бракосочетаний и использовались как свадебные автомобили.

Свадебный советский лимузин ГАЗ-13 «Чайка» — Вид сзади

ГАЗ-13 «Чайка» был оснащен 195-сильным двигателем, который использовался в бронетранспортерах. Среди достоинств ГАЗ-13 — автоматическая коробка передач и возможность поднимать и опускать антенну и стекла простым нажатием кнопки.

Следующая эпоха советского лимузиностроения началась с приходом к власти Л.И.Брежнева (1906–1982). Леонид Ильич был большим ценителем автомобилей, особенно иностранных, но вместе с тем ратовал за создание отечественных моделей. Поэтому уже в 1967 году появляется ЗИЛ-114, ставший эталоном советского представительского автомобиля и называемый тогда визитной карточкой страны (рис.10) .

Корпус длинной 6,3 метра, мощная рама и очень хорошая подвеска обеспечивали неслыханную ранее плавность хода — по этой причине несколько специальных вариантов автомобилей были переданы ведущим киностудиям в качестве операторских машин. Двигатель в 300 лошадиных сил делал его одним их самых быстрых правительственных автомобилей в мире. Всего было собрано 113 экземпляров.

Представительский советский лимузин ЗИЛ-114 – 1967г. выпуска.

Автомобиль имел строгие и гармоничные формы. Большие габариты по длине и малая высота делали машину вытянутой, стремительной. Именно с серии «114» — «117» начался отход ЗИЛ-а от прямого копирования американского стиля, элементы которого можно было увидеть в предшествовавших моделях.

На заводе имени Лихачева выпускалось несколько разновидностей лимузинов для высшей номенклатуры – ЗИЛ-114, ЗИЛ-117 и ЗИЛ-4104. Кстати, долгое время именно лимузин ЗИЛ-41047 (Рис.11) был самым длинным серийным легковым автомобилем в мире: габаритная длина – 6339 мм. Сегодня лимузины «ЗИЛ» применяются иногда как машины сопровождения, а «Чайки» превратились в модный раритет и нередко используются, как свадебные и праздничные лимузины.

Представительский советский лимузин ЗИЛ-41047. Начало выпуска — 1985 г.

Бронированный лимузин Сталина

Из советских лимузинов больше всего легенд создано про бронированные автомобили Сталина. Первый бронированный автомобиль высшего класса для советской партийно-правительственной элиты был построен в конце 1940-х годов на автомобильном заводе имени Сталина, позднее переименованном в завод имени Лихачева.

Бронированный автомобиль ЗИС-115 (рис.12), первоначально имевший индекс ЗИС-110С, был подготовлен в 1946-1947 годах. Таких лимузинов , по разным оценкам, было сделано около 40 экземпляров. Впечатляет вес этого монстра — 7 300 кг, при этом мощность двигателя всего 162 л.с. при расходе топлива — 27,5 литров на 100 км.

Лимузин Сталина, ЗИС-115 (1948г. выпуска)

На ЗИС-115 была применена особая система бронирования – бронекапсула: защита представляла собой единую оболочку из брони, обшитую снаружи кузовными панелями. Производство этих корпусов было строго индивидуальным. На каждой, даже самой маленькой детали кузова, был выбит номер машины. Броня для ЗИС-115 предварительно обстреливалась на полигоне.

Сборка машин происходила в специальном боксе легкового сборочного цеха ЗИЛа с отдельной пропускной системой. Боковые стекла в дверях имели толщину 75 мм и весили почти центнер. Их подъем осуществляется с помощью гидравлических домкратов, а спуск – специальным барашком. Кроме обычных дверных замков, обе задние и правая передняя дверь снабжены цепочками, гарантирующими невозможность случайного открытия на ходу. Отличительной особенностью салона этой машины от базовой модели ЗИС-110 является отсутствие стеклянной перегородки между местом водителя и пассажирским салоном.

Бронированный лимузин Сталина ЗИС-115 (Вес автомобиля 7 300 кг)

Подозрительный Сталин никогда не пользовался одной и той же машиной. Постоянно менялись номерные знаки, которые устанавливались только сзади. Никто из водителей кремлевского Гаража Особого Назначения не знал, на каком именно автомобиле сегодня поедет Иосиф Виссарионович. А перед самым выездом из Кремля Сталин имел обыкновение менять свой маршрут, начиная с того, через какие ворота поедет кортеж – это он решал сам, буквально в последнюю минуту перед выездом.

После смерти вождя его автомобилями никто не пользовался — во времена «оттепели» это было неактуально: Никита Сергеевич Хрущев любил покрасоваться на публике в кабриолете, а сталинские броневики ушли в прошлое. Несколько машин были подарены лидерам коммунистических партий стран соцлагеря. А большая часть этих уникальных автомобилей была уничтожена. Сейчас по самым смелым подсчетам «в живых» осталось менее восьми автомобилей.

После распада СССР автомобилестроение в России пришло в упадок и жизнеспособных новых моделей практически не появлялось. Если на ВАЗе что-то еще производится и пользуется спросом, то Горьковский автомобильный завод кроме «Газелей» похвастаться ничем не может. Серия легковых автомобилей дошла в 2005 году до номера ГАЗ-31107 «Волга», о которой мало кто сейчас вспоминает.

Для нас же интересна модель ГАЗ-31105 «Волга» (Рис.15) — российский легковой автомобиль, который выпускался серийно с 2004 год по 2009. Эти машины по-прежнему делают по заказам в заводском ателье Горьковского автомобильного завода. По сути «105-я» является усовершенствованной версией ГАЗ-3110. С лета 2006 года на «Волгу» устанавливали американский двигатель DOНC 2.4L Daimler Chrysler мощностью 137 л.с. Максимальная скорость была увеличена до 178 км/ч, разгон до 100 км/ч не превышал 11 с.

Российский лимузин ГАЗ-31105 «Волга» (2004-2009гг. выпуска)

К сожалению, престиж отечественных автомобилей в настоящее время упал практически до нуля, о пересаживании народных избранников на «Волги» уже никто не вспоминает, а чиновники высшего звена (и не только высшего) предпочитают разъезжать на «Мерседесах». (Рис.16)

29 апреля 1936 года в Кремле Сталину были продемонстрированы прототипы первого советского лимузина ЗИС-101. Серийное производство этой машины началось уже осенью этого же года. За все время в СССР было выпущено около 8,7 тыс. единиц ЗИС-101 — внушительная цифра для автомобилей представительского класса.

Советские автомобили высшего класса имеют долгую историю. Интерес к подобного рода машинам в нашей стране стал появляться в начале 30-х годов прошлого века. В 1932 году было принято решение о создании таких моделей на заводе «Красный путиловец» в Ленинграде. За основу был взят автомобиль Buick-32-90 образца 1932 года. Так родился предшественник ЗИС-101, получивший обозначение Л-1 («Ленинград-1»). Этот автомобиль практически полностью повторял американский Buick. Всего было изготовлено шесть машин. Л-1 был неплохим автомобилем для своего времени. Но в силу ряда причин серийное производство Л-1 на заводе «Красный путиловец» так и не начали. Во-первых, завод не был готов для массового производства столь сложных механизмов, которые были применены в Л-1, во-вторых, остро стояла необходимость в выпуске другой техники — тракторов и танков. Производство Л-1 перенесли на ЗИС, но там экспериментальный автомобиль не прижился. Специалисты ЗИСа решили отказаться от сложных и ненадежных частей, создав новый автомобиль. Как и в предыдущем случае, в качестве основы был взят Buick, но конструкторы решили не слепо копировать американскую машину, а сделать свою, более приближенную к отечественным условиям, позаимствовав некоторые конструкторские идеи.

Группа конструкторов под руководством Евгения Ивановича Важинского внимательно изучила предоставленный им Buick. Внешний вид этого автомобиля уже в то время казался немного архаичным, поэтому было решено разработать свой кузов, сочетая наиболее удачные существующие решения. Работу в этом направлении возглавил кузовной конструктор завода Иван Федорович Герман. Были подготовлены четыре эскиза, но наверху решили ускорить процесс, заказав кузов за рубежом. Заказ отдали американской компании Budd, специализировавшейся на выпуске малосерийных автомобилей. СССР заплатил фирме за работу, по одним данным, 1,5 млн долларов, по другим — полмиллиона долларов. Компания на основе представленных эскизов и пожеланий создала новый кузов, но он получился крайне плохого качества. Кузов был деревянно-металлическим, хотя в то время в СССР изготавливали цельнометаллические кузова. Деревянный каркас из бука не учитывал нагрузок. Кроме того, он состоял из множества деревянных элементов, скрепленных шурупами. Это вызывало большую сложность для серийного производства. Кроме того, такая конструкция могла приводить при плохо подогнанных друг к другу элементах к скрипу во время движения. Как бы то ни было, штампы и 500 комплектов штамповок были привезены в СССР в 1935 году.

На заводе торопились. Создать первые образцы необходимо было уже к 1 апреля 1936 года. Задача осложнялась тем, что опыта изготовления машин представительского класса в то время советские специалисты не имели. Однако в марте удалось произвести шасси автомобиля, которое лично протестировал И.А. Лихачев, занимавший тогда должность директора завода.

В Кремле 29 апреля 1936 года состоялась презентация двух опытных экземпляров ЗИС-101. Один из них был окрашен в черный цвет, другой — в вишневый. Для сравнения в Кремль также были привезены два импортных автомобиля — Buick 1936 года и Сadillac 1934 года. Осматривали машины Сталин, Орджоникидзе, Микоян, Молотов, Каганович, Хрущев и другие представители высшего руководства страны. Автомобилями Сталин остался доволен. Сравнивая машину с зарубежными вариантами, он сделал несколько пожеланий. В частности, он предложил отделить передние сиденья и заднее зеркальным стеклом, переместить светильник из задней части салона в середину. Выключатель разместили ближе к пассажиру, чтобы он мог доставать до него не вставая.

Для того чтобы у пассажиров была связь с шофером, был предусмотрен внутренний телефон. Заднее сиденье было рассчитано на трех человек. Перед ним было предусмотрено два откидных сиденья со складными спинками.

Как писал журнал «Техника — молодежи» в 1936 году, по бокам заднего сиденья находились изящные закрывающиеся пепельницы. Рядом с одной из них — прикуриватель. Еще один прикуриватель находился возле переднего сиденья. Боковые стекла в автомобиле не опускались вниз, как в других машинах, а поворачивались вокруг вертикальной оси. Еще одно новшество — печка. Шофер открывал заслонку, включал вентилятор, и потоки теплого воздуха устремлялись к ногам пассажиров. Чтобы проветрить салон, открывался специальный клапан в передней части автомобиля. В представленных Сталину автомобилях щетки-дворники были расположены сверху, однако в выпущенных позднее машинах их разместили снизу. Если в дворниках не было необходимости, их можно было убрать на уровень рамы. Все двери могли закрываться изнутри. Но ручки были снабжены отверстиями для ключей.

ЗИС-101 имел в задней части багажник-решетку, которую можно было откидывать. Кроме того, был предусмотрен еще один багажник под задним сиденьем. При открывании его крышки автоматически включался свет.

Орджоникидзе сделал еще одно предложение по усовершенствованию машины. Он предложил установить на крыльях подфарники, которые можно использовать для езды по хорошо освещенным фонарями улицам города без необходимости включать фары. Чтобы не слепить встречные машины, шофер мог также отключать левую фару, нажав ногой на специальную кнопку. От солнечных лучей водителя защищали козырьки, которые можно было переставлять. Один из автомобилей имел даже радиоприемник, изготовленный на заводе имени Орджоникидзе. Передние сиденья автомобиля обивались кожей, а заднее сиденье — тканью. На ЗИС-101 устанавливался восьмицилиндровый мотор объемом 5,8 л и мощностью 110 л. с.

Первоначально ЗИС-101 хотели выпускать по 10 тыс. автомобилей в год, но, конечно, мощности завода не могли осилить такой объем производства, да и в таком количестве машин не было в то время нужды. Между тем завод выпускал по 17 автомобилей в день, что также было довольно много. Всего в СССР было выпущено 8,7 тыс. машин ЗИС-101. После начала Великой Отечественной войны производство этих автомобилей прекратилось. Во время войны они оказались невостребованными. ЗИС-101 не отличались проходимостью, поэтому на фронт их не отправляли. Сталин на автомобиле не ездил, предпочитал бронированный Packard. ЗИС-101 использовался в основном партийной советской номенклатурой среднего звена. После войны некоторые ЗИС-101 были превращены в такси.

Автомобиль высшего класса ЗИС-101. В начале 1930-х годов в Советском Союзе возникла настоятельная необходимость в представительском автомобиле отечественного производства. Дело в том, что для партийногосударственной элиты в СССР машин не выпускалось, а для её обслуживания советско-американской торговой фирме Амторг приходилось регулярно закупать отнюдь не дешёвые автомобили Buick и Packard.

В июле 1932 года на совещании в наркомате тяжёлой промышленности С. Дьяконов, управляющий Всесоюзным автотракторным объединением (ВАТО), поставил перед ленинградским заводом «Красный Путиловец» задачу по созданию «советского бьюика» и развёртыванию его серийного производства.

В качестве образца для подражания был выбран самый большой и самый мощный Виюк 32-90 выпуска 1932 года. В кратчайшие сроки институт ЛенГипроВАТО подготовил рабочие чертежи автомобиля, по которым к 1 мая 1933 года было собрано шесть машин, получивших название Л-1 (Ленинград-1).

Л-1 приняли участие в первомайской демонстрации в Ленинграде, и уже 19 мая отправились в испытательный пробег по маршруту Ленинград – Москва – Ленинград. Однако в пробеге машины постоянно выходили из строя – сказывались результаты штучного, по сути – полукустарного производства. В итоге распоряжением Наркомтяжпрома все работы по автомобилю Л-1 на «Красном Путиловце» были прекращены. Правда, причиной тому была не только неудача с Л-1- приблизительно в тот же период заводу поручили освоить серийное производство пропашных тракторов и танков Т-28. Ну а создание и выпуск представительского автомобиля возложили на ЗИС – автомобильный завод имени Сталина.

Проектирование легкового автомобиля высшего класса для завода, специализирующегося на выпуске грузовиков, было делом непростым. Поручили его техническому отделу, который возглавлял талантливый конструктор Е.И. Важинский. Он отказался от скрупулёзного копирования иностранного прототипа – от Buick 32-90 позаимствовали лишь конструкцию двигателя и общую компоновку. В итоге получилась машина хотя и непохожая на Buick, но имевшая с ним концептуальное сходство.

Надо сказать, что кузов ЗИС-101 (такое название получил автомобиль) разрабатывали не конструкторы ЗИСа, а дизайнеры известной американской кузовной фирмы Budd Company. Там же была спроектирована и изготовле-
на оснастка – сварочные кондукторы для сборки кузова, специальные станки и штампы для изготовления кузовных панелей и лонжеронов рамы. На Budd Company была также собрана первая партия кузовов. За все эти работы фирма Budd получила от СССР 1,5 млн. долларов – сумма по тому времени гигантская!

Первые образцы шасси ЗИС-101 были готовы в марте 1936 года. Хотя к этому времени кузова на них ещё не были смонтированы, директор ЗИСа И.А. Лихачёв (бывший, кстати, опытнейшим шофёром!), несмотря на мокрый снег, на одном лишь шасси совершил пробную поездку до подмосковного Подольска и обратно.

В конце марта и в апреле завод готовил две опытных машины для традиционной презентации их руководителям компартии и правительства. Один ЗИС-101 был покрашен в черный цвет, другой – в вишнёвый.

29 марта автомобили доставили в Кремль, где они были представлены «высокой комиссии», состоящей из И.В. Сталина, Л.М. Кагановича, В.И. Межлаука, А.И. Микояна, В.М. Молотова, Г.К. Орджоникидзе, Н.С. Хрущёва и А.Я. Чубаря. То, что «комиссия» состояла преимущественно из первых лиц государства, говорило об особом внимании партийногосударственной элиты к созданию представительского автомобиля.

Особых замечаний по внешнему виду автомобилей у присутствовавших не оказалось, разве что Сталин предложил сделать эмблему на радиаторе в виде развевающегося красного флага со звездой.

В январе 1937 года началась конвейерная сборка автомобилей высшего класса. Продолжалась она вплоть до начала Великой Отечественной войны, всего за этот период было выпущено 8752 автомобиля всех модификаций (ЗИС-101, ЗИС-101А и ЗИС-102).

Представительские автомобили всегда выступали носителями самых передовых технических решений и самых современных технологий производства. Не стал исключением из этого правила и ЗИС-101.

На этой машине отечественный автопром впервые освоил производство кузовов типа «лимузин» с опускающимся стеклом между передней и задней частью салона. Впервые салон автомобиля получил эффективный отопитель. Именно ЗИС-101 начали оснащать радиоприёмниками АИ-656 завода имени Орджоникидзе, работавшими в диапазонах средних и длинных волн.

Лонжеронная рама с Х-образной перемычкой получилась весьма жёсткой. Подвеска мостов была зависимой, рессорной, с рычажными гидравлическими амортизаторами двустороннего действия. Конструкция ходовой части
обеспечивала автомобилю плавное, комфортабельное движение.

Тормоза автомобиля механические, барабанные, с вакуумным усилителем. Внешняя поверхность барабанов была ребристой, что обеспечивало их эффективное охлаждение. Всё это позволяло достаточно эффективно затормаживать автомобиль, масса которого достигала без малого трёх тонн!

Двигатель лимузина – рядный, восьмицилиндровый, верхнеклапанный. Его система охлаждения была осна-щёна термостатом, поддерживающим оптимальную температуру охлаждающей жидкости. Карбюратор двухкамерный, типа Marvel, с подогревом выхлопными газами. Коленчатый вал имел противовесы и гаситель крутильных колебаний.

Двигатели выпускались как с чугунными, так и с алюминиевыми поршнями, причём у первых степень сжатия составляла 4,8, мощность – 90 л.с., а у последних – 5,5 и 110 л.с.

Трансмиссия включала двухдисковое сцепление, механическую трёхступенчатую КПП и задний мост с коническими спиральными шестернями.
Вторая и третья передача КПП имела синхронизаторы.

Фирма Budd Company, которая проектировала кузов для ЗИС-101, рассчитывала на малосерийное производство автомобиля, поэтому ориентировалась на смешанную, деревяннометаллическую конструкцию кузова, основу которого составлял каркас из древесины твёрдых пород – бука. На участке по изготовлению элементов каркаса и его сборке работали исключительно столяры высшей квалификации.

Штампованные стальные панели закреплялись на каркасе шурупами, после чего головки шурупов запаивались свинцово-оловянным припоем. Работа эта была ручной и весьма трудоёмкой. Особенно сложно было добиться бесшумности каркаса при движении автомобиля – деревянные сочленения каркаса начинали скрипеть при малейших нарушениях технологии его сборки.

Передние двери автомобиля открывались по ходу движения, задние -против хода.

Водительская часть салона обшивалась кожей, пассажирская – сукном или велюром.

В июне 1940 года на ЗИСе появилась правительственная комиссия во главе со знаменитым академиком Е.А. Чу-даковым. При анализе конструкции ЗИС-101 было отмечено, что отечественный автомобиль оказался на 600 – 700 кг тяжелее зарубежных аналогов. По замечаниям комиссии конструкция лимузина была доработана, в результате чего появился ЗИС-101А.

У машины изменили облицовку радиатора, доработали синхронизаторы коробки передач, а также заменили прямозубые шестерни первой передачи и заднего хода на косозубые. Сцепление стало однодисковым. Мощность двигателя была увеличена за счёт нового карбюратора МКЗ-Л2 типа «Стромберг», где горючая смесь поступала в цилиндры не восходящим, а падающим потоком, что улучшало их наполнение.

Была также изменена конструкция впускного коллектора и пересмотрены фазы газораспределения. Ко всему, модернизированный мотор комплектовался лишь алюминиевыми поршнями. Все эти усовершенствования позволили довести мощность двигателя до 116 л.с.

И самое главное – новая модификация получила цельнометаллический кузов, для которого вместо деревянного был сконструирован металлический каркас.
Всего до 22 июня 1941 года завод сумел выпустить лишь 600 автомобилей ЗИС-101 А.

Следует отметить, что ЗИС-101 не только развозил советских чиновников, но и использовался для других нужд. Так, в 1936 году в Москве был организован 13-й таксомоторный парк, в котором эксплуатировались 55 автомобилей-такси ЗИС-101 – в основном, на постоянных маршрутах и междугородных линиях. В отличие от чёрных представительских лимузинов, такси окрашивались в синий, жёлтый и голубой цвета и получали цепочку «шашек» по бортам.

Помимо этого, на базе ЗИС-101 небольшой серией выпускались кареты «скорой помощи».

В конце 1937 года был выпущен ЗИС-102 – модификация с кузовом «фаэтон». Двери этой машины открывались по ходу движения. ЗИС-102 окрашивался в серебристо-серый цвет, салон его обшивался тёмно-синей кожей. Выпуск этих машин составил около 60 экземпляров.

На автозаводе было также собрано два бронированных автомобиля ЗИС-101Э со стёклами толщиной 70 мм.

Технические характеристики автомобиля ЗИС-101

Длина, мм………………………….5750
Ширина, мм……………………….1892
Высота, мм………………………..1856
Колёсная база, мм……………..3605
Колея спереди/сзади, мм………………..1500/1550
Клиренс, мм………………………..190
Радиус поворота, м……………….7,7
Размерность шин………….7,50×17″
Снаряжённая масса, кг………2550
Число цилиндров двигателя…….8
Рабочий объём, л……………..5,766
Степень сжатия…………………….5,5
Максимальная мощность, л,с…………………..110
Количество передач………………..3
Сцепление………………………сухое, двухдисковое
КПП……………….трёхскоростная, с синхронизаторами
Максимальная скорость, км/ч………………………120
Эксплуатационный расход топлива, л/100 км…….26,5
Ёмкость топливного бака, л……80
Тормоза……………..механические, на все колёса, с вакуумным усилителем

На ЗИСе был также разработан в единственном экземпляре спортивный автомобиль ЗИС-101 А «Спорт». Сделан он был в инициативном порядке тремя молодыми работниками конструкторского бюро экспериментального цеха В. Кременцким, Н. Пульмановым и А. Пухалиным. Последний, кстати, в это время заканчивал Автодорожный институт и писал дипломную работу на тему «Скоростной автомобиль». Он-то и взялся за общую компоновку автомобиля, спроектировал новую подвеску со стабилизаторами поперечной устойчивости. Двигателем занимался Н. Пульманов – он увеличил его рабочий объём, изготовив головку блока, поршни и шатуны из алюминиевого сплава. В итоге мощность возросла до 141 л.с. при 3300 об/мин., и в 1940 году на испытаниях ЗИС-101 А «Спорт» достиг скорости 162,4 КМ/Ч.

Как уже упоминалось, производство ЗИС-101 А было прекращено с началом Великой Отечественной войны. Однако уже в 1942 году на автозавод имени Сталина поступило распоряжение создать конструкторское бюро легковых автомобилей, главной задачей которого должна была стать разработка нового лимузина по образцу так полюбившегося партийно-государственной номенклатуре предвоенного автомобиля Packard модели «180». Позднее две таких машины были закуплены в США и доставлены на ЗИС в качестве технических образцов для создания советского послевоенного лимузина. Серийный выпуск представительского автомобиля, получившего обозначение ЗИС-110, был развёрнут в 1945 году.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter , чтобы сообщить нам.

Сегодня, 3 ноября – день рождения лимузина ЗИС-101. В 1936 году, ровно 80 лет назад, начался выпуск первого советского автомобиля представительского класса. Это было время, когда у таких машин был шанс стать в нашей стране по-настоящему массовыми.

Это должен знать каждый водитель:  Баллонный ключ — сравнительный тест

По заокеанским лекалам

И сторию появления лимузина ЗИС-101 часто – есть мнение, что собранные в 1933 году на заводе «Красный Путиловец» шесть экземпляров автомобиля Ленинград-1 (Л-1), являвшегося предтечей «сто первого», появились формально по указанию Всесоюзного автотракторного объединения, а фактически с подачи Секретаря ЦК ВКП(б). Прототипом «Ленинграду» послужил американский автомобиль, но не горячо любимый Сталиным Packard – тот был крупноват и относился, наряду с Cadillac, к самому высшему классу североамериканских авто тех лет, – а Buick 32-90 1932 года, стоящий на полступеньки ниже «Паккарда» по иерархии и принадлежащий к американскому высшему-среднему классу. Задача была не сделать автомобиль для правительства, а освоить более-менее серийный и при этом достаточно крупный и роскошный автомобиль – читай, догнать и перегнать Америку.

В этой связи интересно заметить, что Л-1 был практически копией Buick 32-90, но это обстоятельство, как ни странно, ни в малейшей степени не считалось зазорным: в советских газетах перспективную разработку так и именовали – «советский бюик» (да-да, с маленькой буквы и без мягкого знака). От «американца» ленинградские прототипы практически целиком унаследовали внешность, а также ряд изящных инженерных решений: сдвоенные карбюраторы с автоматическим управлением подачей воздуха, открывающий и закрывающий жалюзи радиатора автоматический термостат и даже регулировку жёсткости рычажных амортизаторов с места водителя…

Время для освоения машины было вроде бы удачное: в начале 1930-х на «Красном Путиловце» с производства был снят трактор Fordson, в результате чего освободились площади. Однако мощностей запуска новой модели автомобиля завод не имел, как и квалифицированных рабочих для сборки столь сложной техники – часть из собранных автомобилей на обратном пути пробега Ленинград-Москва-Ленинград вышла из строя. Из уже изготовленных машинокомплектов были собраны ещё четыре машины, доведя общее количество прототипов до десяти, но в итоге ленинградский завод не стали модернизировать под выпуск новой легковушки, а доверили ему задачу более привычного профиля – освоение танка Т-28, тем самым окончательно переведя предприятие на разработку тракторов и бронетехники. А доработку Л-1 делегировали в Москву, на ЗИС.

В 1934 году на ЗИС был доставлен пакет необходимых документов и ещё один, совсем новый Бьюик серии «90» — так сказать, для изучения. На московском заводе проект возглавил Евгений Иванович Важинский, как раз занявший должность главного конструктора. Правой рукой Важинского в разработке ЗИС-101 был Григорий Георгиевич Михайлов. А работы по сложному новому кузову и его внедрению в производство возглавил Иван Фёдорович Герман, некогда окончивший Петербургское художественное училище – он прекрасно рисовал, и поэтому отчасти брал на себя и функции дизайнера проекта. Впрочем, о дизайне первого советского лимузина есть отдельная история, которую стоит рассказать отдельно.

Московский коллектив оставил в основе автомобиля многие передовые технические решения американских машин периода 1932-1934 годов. Советский вариант лимузина получил конструктивно опирающийся на Buick (и, собственно, «переехавший» с Л-1) верхнеклапанный рядный восьмицилиндровый мотор, при 5,8 литрах объёма выдававший порядка 110 л.с. на 2 800 об/мин. Двигатель с чугунным блоком имел коленвал с противовесами и виброгасителем, систему газораспределения с подвесными клапанами (приводимыми от распредвала через штанги толкателей), двухкамерный карбюратор с подогревом рабочей смеси и термостат с функцией управления жалюзи («шторками») радиатора. Присутствовали ещё не ставшие общепринятыми диафрагменный бензонасос и масляный и воздушный фильтры. Рулевое управление и заднюю подвеску автомобиль практически позаимствовал у Packard. Подвеска всех колёс с барабанными тормозами была зависимой.

Что говорили об отечественных авто Николай II, Ленин и Сталин

Николай II Из наших автомобилей самыми массовыми — конечно, по дореволюционным меркам — в России начала XX века были машины Руссо-Балт. Сам бренд имеет иностранные корни: изначально это был филиал вагоностроительной.

9055 2 18 28.04.2020

От некоторых изысков сразу отказались – «в минус» пошли, например, автоматическое управление сцеплением и регулировка амортизаторов – из шести американских режимов в советском автомобиле нужен оказался только один – «для самой плохой дороги». Что-то было решено откровенно в ущерб прогрессу во имя надёжности и удешевления – так на автомобиле появилось простое двухдисковое сцепление. А вот механические тормоза получили новаторский вакуумный усилитель. И в целом автомобиль получался комфортабельным и оправдывающим заложенный статус – база в 3 650 мм обеспечивала простор в салоне, который к тому же ещё и имел отопитель (совершенно беспрецедентно для советского автопрома той эпохи!), а кроме того часть машин решено было оснащать радиоприёмниками, что по тем временам было весьма люксовой опцией.

В качестве некого резюме по новинкам приведём такой список. На ЗИС-101 впервые для советского автомобиля были применены: отопитель салона, радиоприёмник, термостат в системе охлаждения, гаситель крутильных колебаний коленвала, двухкамерный карбюратор, вакуумные усилители сцепления и тормозов и трёхступенчатая коробка передач с синхронизаторами на второй и третьей передачах.

Шасси «исходного» Л-1 (или же Бьюика) было подвергнуто пересмотру и тщательному усилению – чтобы сдюжило на российских просторах. А вот с кузовом получилось сложнее. Своих сил спроектировать собственный кузов, пусть и с серьёзной оглядкой на Бьюик, не хватало. Поэтому работу поручили американской Budd Company, предписав ей взять за основу эскизы, предоставленные советской стороной. Дизайн, воплощённый американцами, хоть и вторичен с точки зрения тенденций тех лет, но до сих пор внушает трепет – безусловно, внешность этого лимузина являет собой воплощение элегантности и шика. По контракту американцы поставляли также и всю необходимую для производства оснастку и 500 готовых штамповок. Все эти условия были выполнены.

Одна незадача — Budd Company делала оригинальные кузова под готовые шасси для мелкосерийного, если не сказать штучного производства, а потому архитектура кузова была соответствующей: под крупными, боящимися деформации при сборке штампованными металлическими деталями скрывался каркас из бука, собранный вручную на шурупах, с многочисленными филигранными подгонками, требовавшимися, дабы избежать малейшего скрипа на ходу – а ведь уже выпускавшаяся в те годы «эмка» ГАЗ-М1 имела цельнометаллический кузов. Да что там, он был таковым даже у экспериментального Л-1, который, как мы знаем, перерос в проект ЗИСа… Контракт с Budd Company был реализован за 16 месяцев и обошёлся советскому государству в 500 000 долларов.

В истории ЗИС-101 можно рассмотреть немало любопытных «околоавтомобильных» моментов. Например, один из первых (если вообще не первый) случай в России, когда изложенная в журнале информация об ожидаемом автомобиле оказалась… мягко говоря, неокончательной, если не сказать «очень неточной». В октябре 1934 года сам Важинский писал в журнале «За рулём» об автомобиле ЗИС-101: «Внешний вид автомобиля будет очень близок к машине Бьюик 1934 г. с закрытым кузовом типа Седан». На фото – действительно седан, то есть кузов без «глубокой» лимузинной задней части салона, но с явно выраженным багажником. Но никаких седанов ЗИС-101 в серию так и не пошло – хотя гораздо позднее был построен прототип ЗИС-101Б с выступающим багажным отделением, но ведь и он был лимузином.

На фото: ЗИС-101Б Опытный ‘1941

А если вернуться на минуту к Л-1, то найдётся и ещё одна интересная журналистская история. По наблюдениям Сергея Труфанова («Короткая жизнь советского Бьюика», М-Хобби, №3, 2020), интерпретация буквы «Л» как «Ленинград» впервые была сделана аж в 1993 году – практически в одно время такая расшифровка названия появилась в журнале «За рулём» и в книге Льва Шугурова «Автомобили России и СССР 1896-1957 гг.». До этого, в литературе 1940-1980-х, индекс «Л-1» проходил вовсе без какой-либо расшифровки, ну а в 1930-х буква «Л» в названии модели автомобиля обозначала просто «легковой».

Два опытных образца ЗИС-101 собрали весной 1936 года и 29 апреля показали в Кремле верхушке политбюро – Сталину и Орджоникидзе. Интересный факт: именно с этого момента в России появилась традиция представлять все новые модели первым лицам государства. Заводчане в тот день очень волновались, но Секретарь и нарком были в хорошем настроении. Последний уверял Сталина в том, что машина получилась не хуже американской, что не могло не понравиться «отцу народов». Машину он осматривал придирчиво – лимузин, да ещё по американским лекалам, очевидно, был ему весьма интересен – и в конце осмотра одобрил ЗИС-101. Говорят, что именно Сталин предложил использовать в качестве эмблемы автомобиля звезду с красным знаменем. Всё было здорово. Неприятности начались позже.

3 ноября 1936 года на ЗИСе стартовала сборка первой партии (именно эта дата считается днём рождения «сто первого»), а конвейерное производство началось 18 января 1937 года. Судьба у серийных ЗИСов получилась сложная, но интересная: они перевозили не только (и не столько!) высших партийных чиновников, сколько совсем другие категории граждан. Получилось так во многом потому, что у модели возникли серьёзные проблемы – как с качеством сборки, так и конструктивные. Конвейер завода, не всегда справлявшегося с планом даже по грузовикам, не позволял щепетильно относиться к сборке деревянного каркаса кузова лимузина, и на большинстве собранных ЗИСов он начинал скрипеть практически сразу (а на остальных скрип появлялся после ссыхания дерева), да и в целом конструкция и технология сборки авто оказались столь сложными, что зачастую рабочие справлялись со своими операциями кое-как. Машины по мере сил доводили до ума уже после схода с конвейера.

В народ

Хотя в 1937 году ЗИС-101 наряду с ГАЗ-М1 представлял СССР на Всемирной парижской выставке, на родине его жизнь была далеко не безоблачной. Поначалу собранные лимузины, сообразно рангу, отправляли в Гараж особого назначения, но там они не прижились, ибо проигрывали тамошним иномаркам по техническим характеристикам. Тогда машины передали в гараж оперативного отдела НКВД в качестве машин сопровождения транспорта первых лиц государства, но и там ЗИСы не пришлись ко двору. В итоге их начали передавать в обкомы, наркоматы, посольства…

Отвергнутый верхушкой власти ЗИС-101 стал куда более близким к народу автомобилем. Нет, в свободную продажу он, конечно, не поступил, но, помимо закрепления за чиновниками среднего и низкого рангов, машины «распределяли» среди учёных и деятелей искусств – «сто первый» был, например, у Алексея Толстого. Кроме того, в довоенные годы его можно было выиграть в денежно-вещевую лотерею (по крайней мере, теоретически – автомобиль регулярно вносился в список призов). Но был и более реальный способ покататься на новинке – в больших городах лимузины работали в такси на длинных маршрутах!

В 1936 году в Москве был создан 13-й таксомоторный парк, в который попали 55 «сто первых». Цвет кузова этих машин отличался от «чиновничьего» черного – он мог быть синим, голубым или даже жёлтым. С 1938 года эти машины обслуживали маршруты, связывающие вокзалы, аэропорты и основные магистрали, а также города Ногинск и Бронницы с Москвой. Известно также, что в 1939 году три «сто первых» числились в такси Минска. Кое-где ЗИСы использовали даже в качестве карет скорой помощи.

Недостатки как преступление

В октябре 1937 года, буквально спустя год после выпуска первой партии лимузинов, простые шофёры и механики, которым довелось иметь дело с ЗИСом, высказались – «За рулём» опубликовал открытое письмо трёх работников автобазы Наркомтяжпрома, на которой трудилось целых 14 «сто первых». Письмо называлось «Несколько вопросов автозаводу им. Сталина» и никаких вопросов, собственно, не содержало – в нём были подробно описаны типичные недостатки ЗИСов: стук двигателя ввиду дефекта КШМ, ломающиеся клапанные пружины, ненадёжность системы питания, капризное электрооборудование, требующие частой замены пластмассовые (!) накладки тормозных колодок, низкое качество контрольных приборов, не справляющиеся со своими функциями уплотнители кузова, сажающий аккумулятор звуковой сигнал и титанический расход горючего – на уровне 28-31 литров на 100 км, тогда как аналогичный по классу американский Линкольн, замечал «За Рулём», потреблял всего 22,5 литра. По данным журнала, частично проблема решалась сменой карбюратора с родного на «карб» от Бьюика, хотя не совсем понятно, где таковой могли взять сотрудники автобазы.

Лица автопрома. Иван Лихачев: «красный директор». Часть 1

«Был шофером? — Будешь директором автозавода!». Это не шутка из периода, когда кухарки управляли государством — это реальность из истории крупнейшего отечественного автопроизводителя. Стоял декабрь.

6340 0 6 15.08.2020

В советское время такие публикации не делались просто так и последствия могли иметь самые серьёзные. В том же 1937 году ведущий конструктор ЗИС-101 Евгений Важинский был снят с должности и «разжалован» до заведующего отдела шасси. Скорее всего, такой мерой его пытались уберечь от более серьёзных последствий, но не уберегли. Несколько месяцев спустя, в марте 1938-го, Важинского арестовали, признали врагом народа и расстреляли, и хотя напрямую с ЗИС-101 это не связано, значение наверняка имело. «Красный директор» завода был вроде бы безобидно переведён на должность главы Наркомата среднего машиностроения СССР, но даже несмотря на то, что некогда вверенный ему завод впоследствии назовут его именем, карающая за промахи в освоении лимузина «длань» достала и его.

В июне 1940 года для анализа дефектов лимузина была создана специальная комиссия во главе с членом Академии наук СССР Евгением Чудаковым, автомобильным экспертом и, по сути, основоположником дисциплины «Теория и конструкция автомобиля» в нашей стране. По результатам заседания комиссии было выпущено правительственное постановление, автоматически выводящее проблему с ЗИС-101 на высший, государственный уровень. В заключении комиссии, в частности, говорилось: «Нужно отметить наличие большого количества дефектов в легковых автомобилях ЗИС-101, выпускаемых заводом им. Сталина, в частности: сильный запах бензина в кузове, шум коробки скоростей, стук двигателя и повышенный расход бензина, частая поломка рессор и жесткость подвешивания, быстрый выход из строя электрочасов, бензоуказателей, стеклоочистителей и т.д. Наличие этих дефектов является результатом небрежного отношения к качеству выпускаемых машин как со стороны бывшего директора завода им. Сталина, ныне наркомсредмаша т.Лихачева, так и нынешнего директора завода им. Сталина т.Волкова, особенно в последнее время… Наркомсредмаш т.Лихачев и как нарком, и как бывший директор завода им. Сталина допускал выпуск с завода недоброкачественных машин, не принял мер к устранению дефектов и скрыл наличие этих дефектов от правительства…».

Обновления и прототипы

Все эти ошибки на ЗИСе признавали и были готовы исправлять, однако ресурсов, как финансовых, так и кадровых, на полноценную модернизацию не хватало. По сути обезглавленный конструкторский штат завода (Важинского в живых уже не было), к тому же постоянно теряющий ценных специалистов (аресты и исчезновения людей стали нормой), предпринимал что мог: под руководством бывшего зама Важинского, Михайлова, удалось разработать и передать в производство цельнометаллический кузов, а также запустить в серию мотор с алюминиевыми поршнями и поднятой с 4,8 до 5,5 степенью сжатия, что позволило достигнуть мощности в 116 л.с. Плюс к этому, на ЗИСах появилось однодисковое сцепление и карбюратор с падающим (тип «Стромберг»), а не восходящим (тип «Марвелл»), как прежде, потоком. Внешне модернизированный вариант, получивший название ЗИС-101А, можно было отличить по аэродинамичному передку – более закруглённой (на виде сверху) решётке радиатора («маске») и вытянутым, каплевидным корпусам фар.

При всём этом каким-то образом удавалось создавать даже модификации на основе базовой модели – увы, большинство из них осталось на стадии единичных прототипов. В 1936-м появился один единственный ЗИС-101Л («люкс»), оборудованный телефоном. В конце 1937-го появилась модификация ЗИС-102 с кузовом открытого типа «фаэтон» и открывающимися по ходу машины всеми четырьмя дверьми (задние двери «сто первого» открывались против хода). В 1938-м было создано восемь таких машин серо-серебристого цвета. В январе 1939-го появились ещё две открытых машины с тем же обозначением, ЗИС-102, но именовались они уже кабриолетами – автомобили отличались от фаэтонов опускными, скрывающимися в дверях, а не «пристяжными» боковыми стёклами. В августе сделали ещё один фаэтон, но уже с использованием модернизированных узлов и обновлённой внешности: он получил индекс ЗИС-102А, участвовал в параде на Красной площади 1 мая 1941 года, а после войны «засветился» на фотографии, сделанной в 1949 году в Краснодарском крае и дошедшей до наших дней. Кроме того, известно о двух бронированных ЗИС-101Э («экстра») с 70-миллиметровыми стёклами и одном единственном красивейшем родстере ЗИС-101А-Спорт, построенном в 1939 году…

Модернизированный вариант «сто первого», ЗИС-101А, пошёл в серию в августе 1940 года, и параллельно с ним, пусть практически штучно, но начали делать кабриолеты ЗИС-102. Было понятно, что останавливать прогресс модели нельзя, ведь заокеанские «аналоги» обновлялись буквально каждый год. Потому на заводе начали готовить сразу два варианта дальнейшей модернизации. Во-первых, в начале 1941 года был построен единственный ЗИС-101Б, имевший ярко выраженный закрытый багажник, который заменил традиционную решётку на корме, шестнадцатилистовые рессоры вместо девятилистовых, новую комбинацию приборов с прямоугольными циферблатами и новый руль с хромированным кольцом сигнала. А во-вторых, была задумана версия ЗИС-103, которая, как следует из индекса, вообще могла бы позиционироваться как самостоятельная модель – на ней планировались изменённый дизайн кузова и независимая передняя подвеска, скорее всего, скроенная по американским прогрессивным схемам с пружинами и вильчатыми рычагами. На этой машине мог появиться и 130-сильный вариант двигателя, и «сто третий» виделся чуть более дальней перспективой, а вот старт производства ЗИС-101Б запланировали на 1942 год…

Испытания «бэшки» стартовали в мае 1941 года, 7 июля прекратили выпускать первоначальный вариант лимузина ЗИС-101. А 22-го началась война, по Москве прокатились первые авиаудары. Но работы над новой машиной на ЗИСе… шли аж до октября! Меж тем, 13 октября немцы были в Калуге, 14-го – в Калинине, и только 15 октября 1941-го все работы по легковой машине на ЗИСе были остановлены. Всего четырьмя днями в Москве было введено осадное положение. Но ведь уже в 1942-м было выпущено правительственное постановление о разработке на ЗИСе новой модели представительского класса. Да, ЗИС-110 – это уже совершенно другая история, но шишки, набитые конструкторами и технологами на «сто первом», а также опыт его модернизации (скажем, та самая независимая передняя подвеска) совершенно точно «сто десятому» пригодился.

Штучное наследие

Приближали как могли: 70 лет автомобилю ГАЗ-М-20 Победа

Если составить некий Топ-5 автомобилей советской эпохи, то Победа окажется в нём при любом раскладе, потому что во многих отношениях эта машина стала ключевой для автопрома нашей страны. Давайте вспомним, какой была.

9658 1 22 21.06.2020

Однако стоит признать: ни один представительский автомобиль после ЗИС-101 даже близко не подобрался к нему по массовости и «народности» — в последующие десять-двадцать лет лимузины превратились в штучное изделие и окончательно стали прерогативой советских небожителей. «Сто первых» же успели выпустить 8 752 штуки, из которых, к сожалению, всего порядка 600 были модернизированными ЗИС-101А, и буквально в пределах нескольких десятков – открытых ЗИС-102. В первые послевоенные годы ЗИС-101 был в Москве самым распространённым таксомотором – эти машины можно было видеть на Садовом и Бульварном кольце, а также на маршруте Рижский вокзал – площадь Свердлова. Объяснялась такая популярность просто: «эмки» ГАЗ-М1 в огромном количестве были «ушатаны» на войне, а «сто первые» на фронт по большей части не попали в силу сравнительно слабой проходимости, и потому всю войну простояли на консервации. Когда воцарился мир, им снова нашлась работа. Но в 1946-1947 годах их начали постепенно заменять на более современные ЗИС-110 и, конечно, . Победа была и совершенней, и проще, и компактнее, и экономичнее, что в послевоенное время ценилось особо.

С Победой у ЗИС-101 отчасти похожие судьбы: обе имели огромный букет «детских болезней», сильно ударивших по репутации, но в случае с Победой ситуацию удалось выправить. Сложись обстоятельства чуть иначе (если представить некий идеальный мир, в котором нет репрессий и войн) – и у ЗИС-101 мог бы быть куда более успешный жизненный путь… До наших дней дожило совсем немного «сто первых» — речь идёт, скорее всего, о нескольких экземплярах. Свидетельств о сохранившихся открытых ЗИС-102 нет вовсе, как нет какой-либо информации о довоенных прототипах ЗИС-101Б и ЗИС-101-Спорт. И увы, до нашего времени, конечно, не добрался ни один из десяти построенных на «Красном путиловце» Л-1.

Те ЗИС-101, которые изредка блистают на выставках, оснащены, как правило, неродными моторами – в послевоенные годы при «капиталке» машины завод-изготовитель рекомендовал ремонтным заводам ставить на «сто первые» движки от грузовиков и , а также от ЗИС-110 и ЗИС-120. Но как ни крути, а выжившие «сто первые» всё ещё напоминают нам о тех временах, когда простой российский шофёр мог, как минимум, представить себя на месте своего заокеанского коллеги – за баранкой мощного, большого и по-настоящему красивого автомобиля.

Назад в СССР. Машина для генсеков

Среди множества автомобилей планеты таких машин — единицы. Их называют представительскими. Количество их невелико, поэтому они неизменно становятся частью истории. Толщина брони представительского не уступала танковой.

В 1935 году президент Рузвельт подарил Сталину первый бронированный автомобиль. Это был белый «Паккард», созданный по последнему слову техники. Сталину в машине понравилось всё, кроме цвета. Поэтому он приказал перекрасить её в чёрный. И с тех пор этот колер стал обязательным для всех автомобилей членов правительства.

По американскому лекалу

Вскоре и другие высшие руководители пересели на бронированные автомобили модели «Паккард» различных модификаций, которых лишь в одной Москве насчитывалось около тридцати. Часть из них была дополнительно бронирована сталью наивысшего качества, сделанной на заводе ЗИС. Но перед самой войной товарищ Сталин на одном из заседаний Политбюро сказал:

«Мы, члены правительства, подаём плохой пример тем, что ездим на автомобилях иностранного производства».

Слово вождя — закон, и с этого момента началась история создания бронированных автомобилей отечественного производства для первых лиц государства.

В короткое время механиками Путиловского завода был построен автомобиль, полностью скопированный с американского «Бьюика». Но Сталину этот автомобиль не понравился, и заказ передали московскому заводу ЗИС. Учитывая любовь главы государства к американскому «Паккарду», проектировку автомобиля заказали американской фирме «Амби-Бадд», которая изготовила первую партию кузовов. Советской стороне это обошлось в 1,5 миллиона долларов — огромную по тем временам сумму! Естественно, что для первого лица государства машина была бронирована. Прочность стали испытывали на полигоне Подольского завода имени Орджоникидзе в присутствии руководства НКВД. Чтобы не повредить внешний вид машины, испытания проводились стрельбой в броневую деталь двери с внутренней стороны, для чего дверь открыли на 90 градусов. Поэтому повреждённой оказалась только суконная обшивка салона, на корпусе машины никаких повреждений не осталось. Но на эту модель автомобиля Сталин так и не сел. Она разошлась среди работников обкомов. Сам же Верховный главнокомандующий по-прежнему предпочитал «Паккард». И лишь в 1942 году КБ завода ЗИС подготовило полностью оригинальный автомобиль ЗИС-110, лишь внешне напоминавший «Паккард».

Новые ЗИСы внутри отделывались дорогим «генеральским» сукном. Нижняя часть дверей, подлокотники были обиты кожей. В сиденьях пружины сверху накрывали толстыми прокладками из верблюжьей шерсти, а в самых первых машинах для этой цели использовался слой нежнейшего гагачьего пуха…
Кстати, такой декор весьма приглянулся мышам и моли, которые с удовольствием жрали обивку и наполнитель, создавая головную боль гаражным работникам.

С конвейера завода сошло несколько модификаций модели ЗИС-110. А с конца 1940-х годов автозавод имени Сталина начал выпускать новые бронированные машины, получившие специальное обозначение: ЗИС-115. Каждый из этих монстров весил свыше 7 тонн; стальной панцирь, скрытый под панелями кузова, был склепан из 6-миллиметровых листов, а толщина пуленепробиваемых стёкол составляла 75 миллиметров! Как рассказывали ветераны, работавшие в ту пору на московском автозаводе, первый из собранных «броневиков» прошёл весьма специфическое испытание: прибывшая на завод группа сотрудников ГБ усадила в этот лимузин нескольких руководящих работников предприятия и потом в упор расстреляла машину из автоматов. Надёжность брони оказалась на уровне, так что в итоге «подопытные» автозаводцы отделались лишь нервным потрясением.

Это должен знать каждый водитель:  Volkswagen Pickup кто съехал с дороги

ЗИС-115 внешне ничем не отличались от 110-го предшественника. Но это были истинные автомобили вождя народов. В сталинском эскорте таких автомобилей было три. Какой именно он выберет во время поездки, никто не знал — трое водителей находились в постоянной боевой готовности: обе руки на руле с включённой первой передачей, левая нога напряжённо удерживала педаль сцепления. Последние годы жизни навязчивая идея о террористическом акте заставляла вождя во время поездок опускаться с сиденья на пол, поэтому многопудовая дверь была оснащена специальным замком и закрывалась на цепочку.

За особые заслуги

Даже небронированный ЗИС-110 купить было нельзя — только заслужить. Ну, ещё они шли на «государственную службу». Машиной, например, поощряли самых заслуженных учёных. В «Весне» Григория Александрова в ЗИСе возят героиню Любови Орловой — светило в области солнечной энергии. А в жизни правительство премировало ЗИСом Игоря Курчатова — за успешное создание столь необходимого стране «изделия», тоже обладающего огромной энергией. ЗИС-110 работали в такси и скорой помощи.

А ещё эти автомобили Сталин любил дарить различным зарубежным политическим деятелям. Например, одну подобную машину получил от него лидер КНДР Ким Ир Сен. ЗИС-110 Иосиф Виссарионович подарил Русской православной церкви в лице Патриарха Московского и всея Руси Алексия I за помощь в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Сталин, как бывший семинарист, отлично знал каноны церкви и лично распорядился покрасить машину в зелёный цвет, так как патриархи по Великим праздникам служат именно в зелёных мантиях — как бы символизируя торжество жизни над смертью. Ещё с одним автомобилем приключилась и вовсе любопытная история. В 1953 году Сталин намеревался посетить Польшу, куда и была переправлена машина. Но поездка не состоялась, и автомобиль по распоряжению вождя передали председателю ЦК Польской объединённой рабочей партии Болеславу Беруту. Тот в 1956 году умер, и до 1984 года на машине никто не ездил. Когда родился план создать в Польше технический музей вооружённых сил, автомобиль передали в распоряжение Польской народной армии. Но до постройки музея дело не дошло, и ЗИС-115 продали частному лицу. Далее следы этой реликвии были потеряны.

С ветерком по бездорожью

После смерти Сталина кремлёвский автопарк перешёл в распоряжение Хрущёва. Правда, для него часть автомобилей пришлось переделать. Так появился кабриолет ЗИС-110Б. Советский лидер любил в погожую пору ездить с ветерком — в прямом смысле слова. Уже потом для Никиты Сергеевича были собраны и вовсе уникальные экземпляры: ЗИС-кабриолет и ЗИС-лимузин поставили на ходовую часть от грузовика повышенной проходимости ГАЗ-63. Полноприводные «членовозы» предназначались специально для поездок Хрущёва на целину и в труднодоступные, отдалённые сельхозрайоны.

Но новые времена требовали иной «собственной гордости» — иных машин. В конце 1950-х заводы в Горьком и Москве выпустили внешне очень похожие представительские лимузины ГАЗ-13 «Чайка» и ЗИЛ-111 (их дизайн разрабатывала одна и та же группа специалистов). Обе эти машины «синхронно» получили награды в 1958 году на Брюссельской международной выставке: Гран-при и почётный диплом. Потом, персонально для Брежнева, на ГАЗе собрали подарочную «Чайку». Среди прочих отличительных особенностей машины генсека были её «эксклюзивный» вишнёвый цвет и специальное расположение спидометра. Ведь Леонид Ильич очень любил следить, с какой скоростью он мчится по дороге. Но ЗИЛы в прошлое не ушли.

В 1960-х годах их собрали несколько штук — специально для работы в кремлёвском гараже. В 1963 году внешний вид задней и передней частей лимузина радикально поменялся; впервые была применена че-тырехфарная система освещения. Модернизированной машине присвоили индекс ЗИЛ-111 Г. Именно такой автомобиль угодил под пули при неудавшемся покушении на Брежнева 22 января 1969 года.

В 1970-1980-е годы зиловские лимузины продолжали оставаться главными тружениками кремлёвского Гаража особого назначения. Для обслуживания «первых лиц» с 1967 года использовали модель ЗИЛ-114. В 1976-м завод изготовил первые образцы его модернизированной конструкции ЗИЛ-4104 (интерьеры этой машины были разработаны специалистами из Англии).

В 1982 году московские автомобилестроители создали совершенно уникальную по тем временам машину: в новой модели ЗИЛ-4105 для защиты пассажиров вместо набора из отдельных плит использовалась специальная бронекапсула.

«Наследник» этого лимузина, «непробиваемый» ЗИЛ-41052 стал последней моделью легкового автомобиля, выпущенной заводом имени Лихачёва. Сборка таких машин прекратилась в 2003 году. И с той поры авто представительского класса у нас не выпускаются.

Как покупали иномарки в СССР

Иномарки в СССР были не средством передвижения, а небывалой роскошью. Позволить себе купить заграничную машину могли далеко не все.

Легковой автомобиль иностранного производства на дорогах СССР был редким явлением. Как ни одна другая вещь он позволял подчеркнуть статус ее владельца. О редкости иномарок в Советском Союзе может свидетельствовать хотя бы тот факт, что Владимир Высоцкий, по данным московского ГАИ, был единственным на тот момент в столице владельцем «Мерседеса».

Владимир Высоцкий с сыном Марины Влади Володей во дворе своего дома у BMW-2500, 1975 год

Появление иномарки на московских улицах всегда вызывало некоторый ажиотаж – машину непременно обступала толпа любопытных, норовящих заглянуть в салон, кто-то даже фотографировал диковинные для Советского Союза авто и собирал целые коллекции таких снимков. К посольствам капиталистических государств ходили как в музеи.

Обладателями экзотического в стране товара долгое время были ограниченные категории населения, в числе которых дипломаты, артисты, чиновники, спортсмены, летчики. Одним из первых, кто начал пользоваться в СССР иностранным автомобилем, был Ленин, разъезжавший с водителем на «Роллс-Ройсе» из императорского гаража.

Уникальный полугусеничный Rolls-Royce «Silver Ghost» в гараже музея-усадьбы «Горки Ленинские»

Но первым владельцем иномарки следует назвать Владимира Маяковского, привезшего в конце 1920-х годов из Парижа «Рено». Долгое время иномарка в СССР была скорее штучным товаром.

Многое изменилось в 1959 году, когда «Американская национальная выставка» в Сокольниках продемонстрировала посетителям продукцию своего автопрома. Выставочные экземпляры так и не вернулись на родину и были проданы иностранным дипмиссиям, а через некоторое время машины достались наиболее состоятельным гражданам СССР.

После войны деятели культуры стали получать трофейные немецкие машины. Автор музыки популярнейших песен «Темная ночь» и «Спят курганы темные» композитор Никита Богословский приобрел по спецразрешению от зампреда Совнаркома Молотова сначала кабриолет Steyr, потом малолитражку Opel Olimpia, которую сменил на MercedesBenz. Его коллега Матвей Блантер – автор «Катюши» – также после войны ездил на автомобиле марки Steyr. Кинодокументалист Роман Кармен получил в 1945 году в Берлине подарок от генерала армии Батова – двухместный кабриолет Mercedes-Benz 230. Но трофейная эйфория продолжалась недолго: с выпуском первых послевоенных «Побед» и ЗИМов немецкие авто потеряли привлекательность.

Иномарки восстановили свои позиции только к началу 50-х, когда мировой автопром окончательно отошел от последствий войны и смог представить такие модели, по сравнению с которыми изделия советской индустрии выглядели очень бледно. Вот тогда-то владение автомобилем иностранного производства стало настоящим шиком. А наиболее престижно было ездить на иномарке с наемным шофером.

Один из основных каналов поступления иномарок в СССР шел через дипломатов. Когда приходило время переезда дипломата за рубеж, он сдавал автомобиль в специальный комиссионный магазин, через который его могли купить другие граждане. Так иномарки появились у актера Андрея Миронова и космонавта Алексея Леонова. Нередко иномарка преподносилась в качестве дорогого подарка.

Юрий Гагарин, проявлявший интерес к хорошим машинам, но не имевший возможности их приобрести, получил в дар от французского автопроизводителя спорткар Matra Bonnet. А Галине Улановой Пьер Карден подарил «Ситроен ДС».

В большом количестве всевозможную «автоэкзотику» везли моряки. Они сильно рисковали, так как за рейс разрешено было провезти только один автомобиль. В портовых городах – Риге, Одессе, Калининграде, Мурманске – иностранные автомобили были не такой уж редкостью. Более широкому распространению иномарок в СССР поспособствовало снижение в конце 1970-х годов таможенных пошлин на подержанные автомобили. Этим воспользовались артисты, которые активно везли «секонд-хенд» на родину. Именно знаменитости, в отличие от «подпольных миллионеров», могли открыто демонстрировать свои приобретения и, в отличие от чиновников, свободно выбирать машину, а не получать ее по разнарядке. Артисты во время зарубежных гастролей, как правило, покупали иномарку за честно заработанную валюту, оплачивали таможенные сборы, получали разрешение от Министерства культуры и ставили машину на учет.

Иномарка была не только объектом гордости автовладельца, но и предметом постоянных хлопот. Гражданин, законно приобретший иностранный автомобиль, в течение года не имел право его продавать, за исключением случаев, когда машина попадала в ДТП. Кроме этого, подержанные иномарки на отечественных дорогах быстро ломались, а найти запчасти было целой проблемой. Владелец понимал: нужно избавляться от автомобиля, пока он еще что-то стоит.

Машины продавали на «фестивале» – так в народе называли открытую площадку купли-продажи автомобилей, расположившуюся в столичном «Южном порту». Зачастую сумма, которую выручал автовладелец от сделки не только в разы превышала затраты на покупку и растаможку автомобиля, но и выгодно отличалась от суммы прописанной в документах.

В 1980-х годах авторынок «Южного порта» приобрел откровенно криминальную репутацию. Там заправляла так называемая Южнопортовая ОПГ, представленная выходцами с кавказского региона. Глава ОПГ Николай Сулейманов персонально курировал «фирменную» 11 секцию комиссионки, через которую проходили иномарки. Иногда Сулейманов и партнеры занимались настоящим разбоем, заставляя автовладельцев «дарить» понравившиеся автомобили.

Среди советских политиков особой любовью к иностранным авто отличался Леонид Ильич Брежнев. В его гараже были: Rolls-Royce, Lincoln Continental и несколько Cadillac.

Rolls-Royce Леонида Ильича Брежнева

Одной из жемчужин собрания генсека был необычный 4-дверный спортивный седан Maserati Quattroporte первого поколения, подаренный ему в 1968 году руководством итальянской компартии.

Среди людей искусства отличался Иван Дыховичный. В 70-е годы он владел двумя породистыми спортивными купе. Первой иномаркой режиссера была белая Alfa Romeo 1750 GTV, ранее принадлежавшая жене посла Аргентины. На смену 4-цилиндровой Alfa Romeo пришел еще более дорогой и скоростной 6-цилиндровый Fiat Dino с мотором Ferrari мощностью 180 л.с. Эту машину режиссер приобрел с помощью знакомого механика из гаража итальянского посольства.

С наступлением 1980-х информация о новинках иностранного автопрома стала активнее проникать на отечественный рынок. Практически каждый год зарубежные производители устраивали в СССР «внешнеторговые выставки». Но если в первой половине 80-х на «виртуальном рынке» доминировала европейская автотехника, в первую очередь немецкая, то во второй половине 80-х смелее о себе стали заявлять японцы. Желающих купить иномарку становилось все больше, а вот законно приобрести ее было все также сложно. Как следствие – процветание черного рынка зарубежных автомобилей, который к середине 1980-х достиг угрожающих масштабов. В результате «андроповских чисток» 1983-84 годов за подпольную торговлю иностранными автомобилями наказание понесли десятки человек. В этом деле засветилось имя экс-министра МВД Николая Щелокова, у которого были обнаружены три «Мерседеса» и один «БМВ». С началом перестройки хватка правоохранительных органов ослабла, что открыло путь к массовому завозу иномарок.

Первый крупный, пока еще нелегальный канал поставок автомобилей был налажен из Японии. На грузовых судах в СССР переправлялись подержанные Toyota и Nissan. Власти не могли закрывать глаза на незаконный импорт автотранспорта, но и препятствовать этому было уже невозможно. В марте 1988 года принимается «Инструкция» о порядке перемещения через границу СССР автомобилей и другого автотранспорта, которая позволяла советским гражданам фактически беспрепятственно ввозить в страну различные виды транспортных средств для личного пользования. Поток автомобилей увеличивался лавинообразно. Статистика, опубликованная в постсоветский период, показывает, что в 1990 году в страну было завезено 34700 легковых автомобилей, а в 1991 году – уже 56300. В сентябре 1991 года, за несколько месяцев до распада Советского Союза, «Автоэкспорт» начал официальный ввоз легковых иномарок в СССР.

Все автомобили Советских вождей

С техникой Владимиру Ленину откровенно не везло. Полосу неудач начала первая эмиграция Ильича, когда некий швейцарец на роскошном Rolls-Royce сбил велосипедиста Ульянова, а весь четырёхколёсный транспорт первого вождя Страны Советов то угоняли, то обстреливали. Поэтому единственной машиной, без приключений дожившей до сегодняшнего момента, стало транспортное средство, на котором… вождь мирового пролетариата никогда не ездил, — это броневик английской марки Austin. Согласно официальной легенде, с башни этой бронемашины, возвращаясь из эмиграции, за неимением более подходящей трибуны Ленин прочёл знаменитые «Апрельские тезисы» возле Финляндского вокзала.

После революции Ленин чаще всего разъезжал по улицам Петрограда на роскошном Turcat-Mery 1915 года выпуска. До этого машина сначала принадлежала Великой Княжне Татьяне, старшей дочери Николая Второго, а затем 50-сильным «французом» некоторое время обладал министр-председатель Временного правительства Александр Керенский. Историки откопали весьма занимательный эпизод из биографии этой машины: в декабре 1917 года Turcat-Mery угнали прямо со двора Смольного! Лучшие кадры ЧК быстро выяснили, что любимый лимузин Ильича украли контрабандисты, а сам автомобиль спрятан неподалёку от финской границы, в гараже пожарной части.

После угона основатель СССР перестал жаловать Turcat-Mery и пользовался другой французской техникой: из гаража Романовых для Ильича выкатили Delaunay-Belleville 45. Но отец революции довольствовался комфортом 6-цилиндрового лимузина буквально несколько дней. 1 января 1918 года Ленин пережил покушение: Владимир Ильич не пострадал, но бандиты изрешетили добротный закрытый кузов настолько плотно, что восстановить машину не смогли. После этого личным транспортом революционеру служил Renault 40CV, также позаимствованный из императорского собрания. Притом машина повторила судьбу Turcat-Mery: в январе 1919-го налётчики буквально вышвырнули Ильича из лимузина и были таковы.

Чтобы народ узнавал своего вождя (и не повторял подобных авантюрных угонов), товарищ Ульянов пересел на открытый Rolls-Royce Silver Ghost 1914 года выпуска мощностью 55 л.с. Этот кабриолет из автопарка Михаила Романова (родного младшего брата императора Николая Второго), предназначенный для горных гонок, казался странным выбором: зачем нужна узкая, а потому не самая комфортная, и прожорливая машина? Но именно Серебряный призрак спас жизнь своему главному пассажиру. В Москве после покушения Фанни Каплан оказать помощь пострадавшему на месте было некому — будь не Rolls-Royce, а менее быстрый автомобиль, по дороге до Кремля Ильич скончался бы от кровопотери.

В конце 1910-х Леонид Красин (будущий полпред Советского Союза на территории Великобритании) начинает переговоры… о закупке партии Rolls-Royce для «молодой республики»! Странная потребность для разом обнищавшей страны, но 73 новенькие машины были поставлены советскому правительству. Один такой длиннобазный 73-сильный лимузин возил смертельно больного Ильича до самой кончины. Между прочим, на городских скоростях 7,4-литровый мотор расходовал немыслимые 2,5 ведра бензина на каждые 100 вёрст пути (или 28,7 литра на 100 км). Кстати, о смерти вождя мирового пролетариата сообщил именно его водитель Степан Гиль, добравшийся из Горок до Москвы на этом Silver Ghost.

Между прочим, зимой именно Rolls-Royce оставался единственным быстрым способом добраться до Горок. В 1921 году Ленин поручил Путиловскому заводу перевести автомобиль на «движители Кегресса». В своё время личный «шоффэр» императора Адольф Кегресс (позднее работавший на Citroen и, между прочим, фактически придумавший принцип работы коробки передачи DSG) сделал для Николая II необычные автосани: вместо задних колёс поставил гусеницы — те самые движители Кегресса, — а на передние установил лыжи. Для Ильича Rolls-Royce переделали по аналогичному рецепту, благодаря чему машину отличала фантастическая проходимость. Даже по заснеженной целине.

Следующий советский правитель, Иосиф Сталин, не любил ни «британцев», ни «французов», зато искренне восхищался американскими автомобилями. После тряского 30-сильного Vauxhall императрицы Александры Фёдоровны (машина досталась отцу народов после нескольких владельцев), будучи на Царицынском фронте, будущий генсек получил поистине роскошный 12-цилиндровый Packard Twin Six. В столице, куда железный Иосиф вернулся после Гражданской войны, он сразу же попросил начальника гаража Совнаркома подыскать точно такой Паккард… Разумеется, подходящий автомобиль вскоре нашёлся, и Сталин постоянно носился по подмосковным дорогам, откинув брезентовую крышу.

Но как только советская верхушка пересела на заказанные Красиным Роллс-Ройсы, Джугашвили пришлось отказаться от американского «дредноута». Зато сразу после Ленина появилась возможность закупить партию американских автомобилей: с 1925 года стали поступать Buick, Cadillac, Lincoln и, конечно, Packard. Для себя Сталин выбрал самый современный из Паккардов. В 1933-м 8-цилиндровый лимузин уступил место 12-цилиндровому фаэтону. Два года спустя американский посол, зная привязанности нового главы СССР, передал Сталину подарок президента США Франклина Рузвельта — бронированный лимузин Packard Twelve наиболее свежей, 14-й серии.

Этот «броневик» на долгие годы станет любимым автомобилем вождя. На 6-тонной (!) 155-сильной махине Иосиф Виссарионович приезжал на тегеранскую, ялтинскую и потсдамскую конференции. Из окна шестиоконного лимузина осматривал поверженный Берлин. При этом Сталин постоянно повторял, что использование советской элитой автомобилей иностранного производства — плохой пример. После этих заявлений ленинградский завод Красный Путиловец по образу и подобию американского Buick-30-90 создал модель Ленинград-1, но главному заказчику новинка не понравилась. Разработку главного советского лимузина перепоручили Заводу имени Сталина, так появился представительский ЗИС-101.

В 1942 году перед работниками столичного автозавода, эвакуированного на Урал, была поставлена задача создать новое поколение представительского лимузина. Об автомобиле ЗИС-110 рассказывает материал «Герои Советского Союза. История парадных кабриолетов», но генсеку полагалась спецверсия этой машины — ЗИС-115. На тот момент созданный советскими специалистами шестиместный автомобиль скрытого бронирования был самым защищённым и безопасным лимузином главы государства. С 1947 года Сталин начал использовать эту 162-сильную модель массой более 5 тонн как основной служебный автомобиль, но от полюбившегося Паккарда не отказывался до самой смерти.

Никита Хрущёв тоже любил американские автомобили. В 1938 году тогдашний первый секретарь ЦК КП(б) Украины разъезжал на 12-цилиндровом Lincoln Zephyr, а после войны Хрущёв пересел на открытый Cadillac Fleetwood из ставки Гитлера под Винницей (до войны машина 1939 года выпуска возила по дорогам Германии посла США, но когда американское посольство было закрыто, Кадиллак национализировали и передали лично фюреру). На официальные мероприятия будущий генсек приезжал на служебном ЗИС-110, но водить личный Кадиллак старался как можно чаще. И даже забрал любимый «шестьдесят первый», когда перебрался из Киева на столичную работу.

В Москве «американца» со временем пришлось продать — за Хрущёвым закрепили бронированный ЗИС-115 и открытый ЗИС-110, так что Cadillac по большей части простаивал. Обе машины «любителю показать кузькину мать» нравились, но… В 1955 году Хрущёва на женевской конференции глав государств-победителей удивило, насколько совершенен огромный открытый Chrysler Эйзенхауэра и насколько устарел советский ЗИС-110. Никита Сергеевич отдал распоряжение как можно скорее создать нечто подобное. Поглядывая на Packard Сaribbean, наши инженеры выпустили ЗИЛ-111 (здесь снова будет правильно сослаться на заметку «Герои Советского Союза. История парадных кабриолетов»).

Но каково было удивление генсека, когда новейший ЗИЛ опять смотрелся бедным родственником! Теперь главу советского государства поразил новейший Lincoln Continental Джона Кеннеди. Поэтому из поездки по Штатам Хрущёв привёз культовый Cadillac Fleetwood 75 и пожелание «догнать и перегнать Америку». Зиловцы смогли только немного подправить внешность модели 111, сделав её менее похожей на Чайку, после чего лимузин получил индекс 111Г и прозвище «Григорий». На этом погоня за заокеанским автопромом закончилась.

Никита Сергеевич любил автомобили, и редкая его заграничная поездка обходилась без покупки подарка самому себе. Вот только Хрущёва отличала странноватая особенность: часто купленные или подаренные иномарки он… попросту дарил. Mercedes-Benz 300 SL, больше известный как Крыло чайки, генсек презентовал Ленинградскому НИИ топливной аппаратуры, чтобы советские инженеры разгадали секрет заграничного «инжектора», кабриолет Renault Florida — дочери Раде, двухместный Fiat 2300 — сыну Сергею… А огромный чёрный Rolls-Royce Silver Cloud по поручению генсека передали дому-интернату пожилых большевиков, чтобы те на старости лет вспомнили Роллс-Ройсы ленинских времён.

Но, пожалуй, самым неистовым ценителем автомобильной техники среди всех вождей СССР следует признать Брежнева. В конце тридцатых один из руководителей Днепропетровского обкома компартии, тогда ещё молодой партийный работник, получил американский автомобиль Buick 90 Limited. И с этого момента стал заядлым автомобилистом. К своему закату генсек владел почти полусотней разнообразных машин! Притом последний экземпляр для своей коллекции четырежды Герой Советского Союза получил буквально за полгода до смерти: к празднику 9 мая 1982 года газовцы презентовали больному генсеку 8-цилиндровую (!) версию своей новинки, модели ГАЗ-3102.

Это про машины остальных правителей СССР можно рассказывать весьма обстоятельно, тогда как для автопарка Брежнева придётся ограничиться лишь перечислением наиболее примечательных экземпляров. За время правления «дорогого Леонида Ильича» гараж аппарата ЦК пополнился: Rolls-Royce Silver Shadow (1968) от предпринимателя Арманда Хаммера, Maserati Quattroporte (1968) от итальянских коммунистов, Mercedes-Benz 600 Pullman (1969) от канцлера ФРГ Вилли Брандта, Cadillac Eldorado (1972) и Lincoln Continental (1973) от Ричарда Никсона, Nissan President (1973) от премьер-министра Японии, Rolls-Royce Silver Shadow от королевы Великобритании Елизаветы II…

При этом генсек очень любил сам ездить за рулём: «С Брежневым за рулём мы помчались на большой скорости по узким извилистым сельским дорогам, так что можно было только молиться, чтобы на ближайшем перекрёстке появился полицейский и положил конец этой рискованной игре. Но это было слишком невероятно», — вспоминал поездку на подаренном Кадиллаке госсекретарь США Генри Киссинджер. «Мы помчались по одной из узких дорог, идущих по периметру вокруг Кэмп-Дэвида. Брежнев привык беспрепятственно продвигаться по центральным улицам Москвы, и я мог только воображать, что случится, если джип секретной службы или морских пехотинцев внезапно появится из-за угла на этой дороге», — также делился воспоминаниями Ричард Никсон.

Второй страстью Леонида Ильича была охота. По этой причине родился удивительный гибрид — полноприводная Волга. Инженеры Горьковского автозавода оснастили седан ГАЗ-24 (хотя логичнее было использовать универсал, но такой формат тогда считался непрестижным) трансмиссией от УАЗ-469 (при этом кузов оставался несущим), благодаря чему появилась уникальная по проходимости и комфорту машина. Мнения историков по поводу этой модели кардинально расходятся: одни говорят, что полноприводная «двадцать четвёрка» была любимой машиной Ильича, тогда как другие считают, что Брежнев воспользовался неординарным седаном лишь единожды.

Официальным же автомобилем оставался, безусловно, ЗИЛ. К 50-летию Октябрьской революции Завод имени Лихачева подготовил действительно новое поколение правительственных лимузинов, которые прослужили до конца 90-х. Особенностью ЗИЛ-114 была X-образная рама (для неё характерна большая жёсткость на кручение) и дублирование основных систем автомобиля: две независимых электросистемы, резервная система тормозов… За долгий промежуток правления второго Ильича автомобиль пережил 3 обновления экстерьера, а на закате жизни пассажира №1 получил неожиданную спецверсию — реанимобиль, который постоянно требовался дряхлеющему вождю.

В силу коротких сроков правления Юрий Андропов и Константин Черненко никакими автомобильными предпочтениями не запомнились. Разве что для первого зиловцы успели создать очередную генерацию правительственных лимузинов, ЗИЛ-41045 — лёгкий рестайлинг разработанного во времена Брежнева ЗИЛ-114. Притом следующий генсек, Михаил Горбачёв, также довольствовался брежневским «зилом», но пережившим очередное обновление. Этой машиной, получившей индекс 41047, после распада СССР, между прочим, пользовался и первый президент России Борис Ельцин.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Всё про автомобили
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: