Алло, скорая история медицинских автомобилей СССР и России

Алло, скорая: история медицинских автомобилей СССР и России

В Российской Империи «скорая помощь» появилась еще в позапрошлом веке: в 1897 году первая станция открылась в… Варшаве, которая на тот момент входила в состав государства. Годом позже, 28 апреля 1898-го, в соответствии с приказом московского обер-полицмейстера была создана служба скорой медицинской помощи и перевозки больных. Затем станции Скорой помощи заработали в Санкт-Петербурге и Одессе.

В Российской империи «скорая помощь» появилась в прошлом веке: в 1897 году первая станция открылась в . Варшаве, которая в то время была частью государства.

Год спустя, 28 апреля 1898 года, в соответствии с приказом главного полицейского в Москве, была создана служба скорой помощи и перевозка пациентов. Затем станции скорой помощи заработали в Санкт-Петербурге и Одессе.

Конечно, экипажи новообразованной службы имели «конный драйв», то есть они приводились в движение с помощью тяги лошади. Однако состав каждого тренера в принципе ничем не отличался от любой современной «скорой помощи» — врача, фельдшера и фельдшера, а также «водителя», то есть кучера.

Активная моторизация в начале двадцатого века повлияла на службу первой помощи: в 1907 году на Международном автосалоне в Санкт-Петербурге завод ПА. Фрезе показала свой автомобиль скорой помощи на шасси Renault.

Чуть позже в Москве был создан первый автомобиль скорой помощи, спроектированный доктором Поморцевым на Московском заводе автомобилей и автомобилей. Ильина. Автомобиль был основан на шасси La Buire 25/35 и был предназначен для транспортировки пациентов, а также для оказания хирургической помощи. Тот же автомобиль был куплен Военным департаментом, и, скорее всего, именно он стал первой машиной скорой помощи российской армии.

Дальнейшие изменения в развитии сантехники в России были сделаны Первой мировой войной. Для эвакуации раненых за короткое время было сформировано более пятидесяти автоматических санитарных отрядов со специализированными транспортными средствами, которые чаще всего были холст-фургонами с четырьмя подрамниками на специальных амортизационных подвесках.

Общественные автомобильные организации — в частности, Первый Российский автомобильный клуб в Москве и Императорское российское автомобильное общество — тоже не остались в стороне. Они образовались из добровольцев в переоборудованных собственных машинах, санитарных колоннах, которые быстро доставляли раненых солдат российской армии в больницы, буквально спасая их жизни.

Автомобильные энтузиасты дореволюционной эпохи добровольно сформировались из собственного оборудования санитарных колонн

В первые годы после революции 1917 года использовалось старое или захваченное оборудование, и пациенты должны были сами поехать в больницу, потому что служба скорой помощи путешествовала только на несчастные случаи. Однако с 1926 года врачи снова начали вызывать пациентов — сначала на велосипедах и мотоциклах, а затем на автомобилях.

Как правило, «медсестры» за редким исключением, используемые в ремесленных условиях, были иномарками прошлых лет.

Даже сотрудники из довольно обеспеченной московской «скорой помощи» столкнулись с проблемой нехватки медицинских бригад и ухудшением состояния автомобилей, что привело к тому, что работа службы была чревата постоянными трудностями.

В то время стало очевидно, что только на «захваченных» убитых машинах скорой помощи на импортированном шасси вы далеко не уйдете. Первым персональным медицинским аппаратом молодого советского государства была модификация AMO-F-15, выпущенная в 1925 году.

AMO F15 — фактически первая советская, но не самая успешная «медсестра». Однако этот грузовик был не очень удобен и долговечен для перевозки грузов

Грузовик для комфорта и надежности был плохим для той роли, которую он был назначен, поэтому вскоре для нужд скорой помощи были приобретены . автомобили Mercedes 15/70/100 PS. Конечно, купленный Мерседес работал в Москве и явно «до полного износа», то есть до конца тридцатых годов.

Так как в начале тридцатых годов в Горьком был запущен новый автомобильный завод, который должен был выпускать массовые автомобили и грузовики, будущей советской «медсестре» суждено было основываться на шасси автомобилей ГАЗ.

Прежде всего, подверглись переменам «полуторпеды» ГАЗ-АА, которые стали практически основным медицинским транспортом довоенного периода. Интересно, что на базе ГАЗ-АА и его дальнейшего развития ГАЗ-ММ выпускали как автомобили скорой помощи кустарного производства, так и автомобили под индексом ГАЗ-55 с так называемым стандартным телом.

Это неводная модификация ГАЗ-ММ, в сердцах, которую назвал водитель «пылесос», вспыхивает в рамках фильма «Кавказский пленник».

Автомобили, которые работали в московских и ленинградских службах, отличались от обычных грузовиков не только кузовом со специальным оборудованием, но и более мягкими пружинами, одинарными колесами задней оси и дополнительными гидравлическими амортизаторами.

С 1936 по 1954 год перевозка пациентов в Москве включала в себя специальную службу — Горевакопункт, который руководил «прикованными к постели» в городских больницах. Вот почему все пациенты, кроме пациентов с «острой хирургией», перевозили автомобили, принадлежащие этому конкретному учреждению, а не к аварийной службе.

Даже в предвоенные годы была предпринята попытка создать совершенно другую «скорую помощь» — гораздо более удобную и динамичную. На базе лимузина ZiS-101 в этот период была произведена специальная медицинская модификация, но гораздо интереснее была другая машина, спроектированная и построенная в гараже московской машиной скорой помощи. Это заметно отличалось в структуре тела, но информация об общей базе и количестве автомобилей, выпущенных под обозначением SP-36, практически не сохранилась.

SP-32 является одним из немногих проектов «специальной медсестры»,

Кратко об истории Не случайно я говорю «кратко». История грузовика известна многим и, откровенно говоря, типична для многих советских автомобилей. В 1926 году .

После начала Великой Отечественной войны возникла настоятельная необходимость в большом количестве «медсестер». Обычно они строились на базе грузовиков ГАЗ-АА и ЗИС-5, а их простое устройство отличалось от источника, за исключением того, что дополнительный «балласт» в виде песка и мягкой отделки закрытого кузова, в том числе .. . солома.

В годы войны заводская модификация ZIS-44 была также изготовлена ​​на базе ZIS-5V.

Кроме того, для перевозки больных и раненых были использованы обычные автобусы, которые были запущены в довоенный период. Фактически для перевозки жертв были адаптированы все транспортные средства, которые могли перевозить только пассажиров, включая трамваи, поскольку грузовики и автобусы уже были мобилизованы на фронт. Именно трамваи стали главным городским транспортом, на котором красноармейцы, больные и раненые перевозились круглосуточно, товары — одним словом, все, что необходимо.

После окончания Второй мировой войны новый автомобиль советской «скорой помощи» стал санитарной модификацией ЗИС-110А. В отличие от предшественника на основе «сто первой», эта «скорая помощь» получила новую крышку багажника, которая поднималась вместе со стеклом, что значительно облегчило погрузку и выгрузку пациента.

Врачи получили в своем распоряжении новый автомобиль на базе . Москвич-400. Конечно, учитывая его микроскопические размеры для перевозки пациентов, этот автомобиль не был подходящим, но для использования в других медицинских целях (скажем, для посещения пациентов дома) скромный «Москвич» хорошо подходил. Вот почему в 50-х годах во многих медицинских учреждениях можно было увидеть силуэт горбатого «четырехсотого».

Как и его немецкие предки, четырехсотый москвич стал «врачом влагалище»,

Однако почти каждая новая световая модель советского производства получила соответствующую медицинскую специальность. В пятидесятые годы «белый халат» пытался использовать ZIM GAZ-12, а в дополнение к автомобилям заводского производства часто была «медсестра», сделанная путем изменения с обычного седана в ремесленных условиях.

Было также обратное преобразование, когда списано «быстрое» было продано обычным гражданам для эксплуатации в качестве автомобиля.

Горьковская Победа ГАЗ М-20 также использовался в медицинских целях не только для транспортировки врачей, но и для перевозки пациентов!

Сгибающиеся подрамники попадали в относительно короткое тело только наклонно, а загрузка-выгрузка пациента была увлекательной, но не очень приятной как для него, так и для персонала. Однако лучше пойти плохо, чем пойти .

Санитарная модификация автобуса ЗИЛ-158 в серии никогда не шла

В пятидесятые годы главной «скорой помощью» был ГЗА-653 — автомобиль медицинской помощи на базе ГАЗ-51. Впоследствии машина была изготовлена ​​на Павловском автобусном заводе по индексу ПАЗ-653. Вооруженные силы широко использовали другую «медсестру» AC-1 — почти тот же автомобиль, но на полноприводном шасси ГАЗ-63.

В середине 50-х годов УАЗ занимался будущим «буханкой», созданием и прототипами «медсестры» УАЗ-450А. Прототипы были предназначены для тестирования и принятия государства, потому что два самых важных министерства (Министерство здравоохранения СССР и Министерство обороны СССР) планировали использовать этот автомобиль в качестве служебного автомобиля.

Сразу после осмотра завод начал разрабатывать микроавтобус с корпусом более простой конструкции, который впоследствии был одобрен в серии.

Прототип УАЗ-450А и полвека спустя не сильно отличается от современной модели УАЗ-3962!

При обновлении базового микроавтобуса до УАЗ-452, а затем до УАЗ-3962, такая же «медсестра» была подвергнута аналогичным изменениям, которые в то время получили прозвище «таблетка». Такой автомобиль стал основным медицинским транспортом в сельской местности, а также активно использовался в Советской Армии.

В конце 50-х и 60-х годов спрос на медицинские машины также был покрыт за счет импорта! К счастью, в Социалистической Чехии они выпустили санитарную версию Skoda-1201 Sanitka. Правда, поставки «Содога» были очень маленькими, но некоторые «санитки» работали в советских медицинских учреждениях вплоть до восьмидесятых.

На фото: Skoda 1201 Sanitka

В 1962 году началось производство одной из самых массивных советских «неопложек» — медицинской модификации микроавтобуса RAF-977I.

В качестве прототипа Рижский микроавтобус стал «аварийным пунктом»,

Довольно компактная, но довольно просторная и удобная «Латвия» хорошо подходила к роли транспорта для перевозки пациентов.

Однако относительно небольшие объемы производства «рафий» заставили Министерство автомобильной промышленности СССР покрыть потребность Министерства здравоохранения за счет машин скорой помощи на базе универсального универсала ГАЗ-22. Конечно, Волга не могла похвастаться простором микроавтобуса, но благодаря конструкции кузова с двумя кузовами разгрузка груза была намного удобнее, чем на предыдущих автомобилях Горьковского автомобильного завода.

Несмотря на относительно небольшую длину автомобиля, больного на носилках тихо помещали в тыл тела

Поскольку руководство партии уже в то время нуждалось в неотложной медицинской помощи, по заказу Четвертого Управления Министерства Здравоохранения ZiL в сотрудничестве с врачами создал скорую помощь на базе своего минивэна ZIL-118 «Юность», который для некоторых разум не мог стать серийным. «Молодежь» с выступающей крышей-аккордеон во второй половине шестидесятых годов была неотъемлемым атрибутом правительственных кортежей. После модернизации «второй молодежи» ЗИЛ-119 / ЗИЛ-118К также получил медицинскую версию.

Устаревший RAF-977IM должен был изменить новую модель. Даже во время разработки RAF-2203 дизайнеры Рижского автобусного завода вместе с сотрудниками Рижского медицинского института занимались разработкой макета и оснащением медицинской модификации RAF-22031. Уже на выставке «Здравоохранение-74» был собран прототип, полностью соответствующий требованиям врачей и технической задаче. Впоследствии именно эта машина стала самой массовой скорой помощью за последние два десятилетия существования СССР.

Полиция не только наказывает: была даже специальная «гайчно-медицинская» версия RAF-22036 для оказания оперативной помощи жертвам дорожно-транспортных происшествий

Не скорая помощь, а стоматологическая помощь: шасси ГАЗ-66 было оборудовано передвижной стоматологической кабиной KSP-2001

В дополнение к новой машине скорой помощи «для обычных пациентов», в 1973 году, на территории старого завода RAF, выпуск знаменитого «черного доктора» — санитарного автомобиля ГАЗ-13С — начался в 1973 году. В конце концов, специальный потребности Четвертого Управления Министерства Здравоохранения, только благодаря «Молодежью» из-за его крайне ограниченного объема работы, было трудно удовлетворить.

В Риге бывший седан ГАЗ-13 стал универсалом, для которого он был сварен с более длинной крышей и пятой дверью. В этом случае, в отличие от обычных «медсестер», автомобиль сохранил свою характерную номенклатурную окраску в радикально-черном цвете, за что получил его прозвище. Когда вместо первой «Чайки» начали выпускать ГАЗ-14, пять экземпляров нового «черного доктора» были изготовлены на базе лимузина в Риге, два из которых были отправлены кубинскому лидеру Фиделю Кастро, а остальные остались в стране для обслуживания пожилых членов Политбюро ЦК КПСС.

В то же время «двадцать первый» на сборочной линии был заменен ГАЗ-24, который приобрел версию с универсалом. Как и в случае с рижским микроавтобусом, Горький создал «медсестру», которая даже без промедления могла конкурировать с «рафиком».

В этот период большая часть советской «неотложки» получила специальную картографическую схему живописи, которая обеспечивала белый или светло-бежевый цвет тела красной полосой. Интересно, что обычный красный крест в других странах используется только на автомобилях, принадлежащих Международному комитету Красного Креста.

Советские врачи нуждались в специализированных кардио и реанимами. Исходя из «рафиков», финская компания Tamro разработала такую ​​технику, что было легко отличить от советских автомобилей на высокой крыше и яркого цвета в соответствии со стандартами, принятыми в Финляндии. Качество «Тамары», как их ласково называли докторами, заметно превосходило отечественные автомобили. Однако сам RAF начал выпускать аналогичные машины, получившие индекс RAF-2914. Внешне с нынешних автомобилей Tamro риманимы Риги можно было отличить необычными «мигающими огнями» в передней части крыши.

RAF-Tamro-33021 отличался от советских «рафий» яркими красками

Финское предприятие также превратилось в реанимированные автомобили и несколько Волги, заметно удлиняя базу и поднимая крышу.

Массовый опрос населения в СССР планируется провести с использованием мобильного медицинского диагностического центра «ЛиАЗ-5919»

Уже в конце советской эпохи оборудование первой помощи появилось в «Первой помощи», которая была приобретена в небольших количествах. Несколько машин скорой помощи Mercedes были не только более просторными, но и более надежными, чем обычные «рафики».

После распада СССР таким же образом в Москве они попытались таким же образом решить сложную ситуацию, которая в то время была сформирована в медицине. В конце концов, парк «рафиков» к тому времени довольно изношен, и в России не было произведено подходящих автомобилей.

Ереванский «фантом» «Ераза-37309» не был массово произведен, но он существовал в медицинской версии

Ситуация не была сохранена, и мертворожденный проект по производству грузовых автомобилей и микроавтобусов на Брянском автомобильном заводе, следовательно, возможное решение проблемы предоставления медицинского персонала новым автомобилям наблюдался даже при выпуске «медсестры» на основе . AZLK-2141! Увы, AZLK-2901 стал еще более неудачным, чем обычный «сорок первый», и вскоре скорая помощь умерла спокойно вместе с остальной частью выпуска обанкротившегося предприятия.

Поскольку «стержни-защалочек» в Министерстве здравоохранения пытались использовать любое подходящее оборудование — универсалии, основанные на новых моделях Волги и даже . междугородней Нивы! Увы, все эти машины не могли быть полноценной заменой для «rafik».

Новые модификации Волги «не забыли» о прежней специализации вагонов-станций

Экзотический вариант от Бронто — первая помощь на очень больших колесах

Но эта важная миссия была в состоянии спокойно исполнять Газель, на основе которой была создана соответствующая модификация. Круг был закрыт: первой массой «скорой помощи» был Горький «полуторка» ГАЗ-55, а на рубеже веков именно ГАЗ-32214 стал так называемой линейной машиной, которая является основным официальным транспортом Российские врачи.

История Скорой Помощи (50 фото)

Следующая Станция скорой помощи создана профессором Эсмархом в Берлине (хотя профессора помнят скорее по его кружке — той самой, которая для клизм. ). В России создание скорой помощи началось в 1897 году с Варшавы. Естественно, появление автомобиля не могло пройти мимо этой сферы человеческой жизни. Уже на заре автомобилестроения появилась идея использования самобеглых колясок в медицинских целях. Впрочем, первые моторизованные «амбулансы» (а появились они, видимо, в Америке) имели. электрическую тягу. С 1 марта 1900 года госпитали Нью-Йорка используют электромобили Скорой помощи.

По мнению журнала «Автомобили» (№1, январь 2002, фотография датируется журналом 1901 годом), эта карета Скорой помощи — электромобиль Columbia (11 миль/ч, запас хода 25 км), привезший президента США МакКинли (William McKinley) в больницу после покушения.К 1906 году таких машин в Нью-Йорке насчитывается шесть штук.

В России тоже поняли, что для станций скорой помощи нужны автомобили. Но вначале использовались «кареты» на конной тяге.

Интересно, что уже с первых дней работы Московской Скорой сформировался тип бригады, который дожил с небольшими «вариациями» до наших дней — врач, фельдшер и санитар. На каждой Станции было по одной карете. Каждая карета была оснащена укладкой с медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом.

Право вызова скорой помощи имели только официальные лица — полицейский , дворник, ночной сторож. С начала XX века город частично субсидирует работу Станций скорой помощи. К середине 1902 года Москва в пределах Камер-Коллежского вала обслуживалась 7 каретами скорой, которые располагались на 7 станциях — при Сущевском, Сретенском, Лефортовском, Таганском, Якиманском и Пресненском полицейских участках и Пречистенском пожарном депо. Радиус обслуживания ограничивался пределами своей полицейской части. Первая карета для перевозки рожениц в Москве появилась при родильном приюте братьев Бахрушиных в 1903 году. И тем не менее имеющихся сил не хватало для обеспечения растущего города. В Питере каждая из 5 станций скорой помощи была снабжена двумя пароконными экипажами, 4 парами ручных носилок и всем необходимым для подачи первой помощи. При каждой станции дежурило 2 санитара (дежурных врачей не было), задачей которых была транспортировка пострадавших на улицах и площадях города в ближайшую больницу или квартиру. Первым заведующим всеми станциями первой помощи и руководителем всего дела подачи первой помощи в Петербурге при комитете общества Красного Креста был Г. И. Турнер. Через год после открытия станций (в 1900 г.) возникла Центральная станция, а в 1905 году была открыта 6-я станция первой помощи. К 1909 году организация первой (скорой) помощи в Петербурге представлялась в следующем виде: Центральная станция, направлявшая и регулировавшая работу всех районных станций, она же принимала все вызовы на оказание скорой помощи.

В 1912 году группа врачей из 50 человек изъявила согласие безвозмездно выезжать по вызову Станции для оказания первой помощи.

В 1907 фабрика П.А.Фрезе — одного из создателей первого русского автомобиля — выставляла санитарную машину собственного производства на шасси Рено (Renault) на Международном автосалоне в Петербурге.

История Скорой Помощи (50 фото). Алло, скорая: история медицинских автомобилей ссср и россии

8 декабря 1881 г.

В Венском театре комической оперы случился пожар.

Это происшествие, принявшее грандиозные размеры (479 человеческих жертв), представляло ужасающее зрелище. Перед театром на снегу лежали сотни обожженных людей, многие из которых получили также различные травмы во время падения. Пострадавшие более суток не могли получить никакой медицинской помощи, при том, что в Вене в то время находилось множество первоклассных и хорошо оснащенных клиник. Вся эта ужасная картина потрясла находившегося на месте происшествия профессора-хирурга Яромира Мунди, который оказался беспомощным перед лицом катастрофы. Он не мог оказать пострадавшим действенной помощи. На следующий же день доктор Я. Мунди приступил к созданию Венского добровольного спасательного общества. Этим обществом были организованы пожарная, лодочная команды и станция скорой медицинской помощи (центральная и филиал) для оказания срочной помощи пострадавшим от несчастных случаев. В первый же год своего существования Венская станция скорой помощи оказала помощь 2067 пострадавшим.

В составе бригад работали врачи и студенты медицинского факультета.

В середине XIX века бурный рост промышленности оказал большое влияние на приток населения в города. Росло число предприятий, жилых домов, на улицах увеличилось движение транспорта. В связи с этим появились многочисленные несчастные случаи на улицах, заводах и фабриках. Жизнь в самой резкой форме указывала на необходимость службы, способной немедленно оказывать медицинскую помощь пострадавшим от несчастных случаев. Поначалу эта функция легла на плечи добровольных пожарных обществ и Общества Красного Креста. Но возможности их были недостаточны. Нужна была самостоятельная служба, способная решить эти задачи.

Вскоре, в Берлине профессором Ф. Эсмархом была создана Станция скорой медицинской помощи, подобная Венской. Деятельность этих станций была настолько полезной и необходимой, что за короткий период в ряде городов европейских государств стали возникать подобные станции.

1897 г.

Появилась Станция скорой помощи в Варшаве.

Затем этому примеру последовали города Лодзь, Вильно, Киев, Одесса, Рига. Чуть позднее станции скорой помощи стали открываться в Харькове, Петербурге и Москве. Венская станция играла роль методического центра.

28 апреля 1898 г.

Появление карет скорой помощи на московских улицах.

До этого времени пострадавших, которые обычно подбирали полицейские, пожарные, а иногда и извозчики, доставляли в приемные покои при полицейских домах. Необходимый в таких случаях медицинский осмотр на месте происшествия не проводился. Часто люди с тяжелыми телесными повреждениями часами находились без надлежащей помощи в полицейских домах, что требовало создания карет скорой помощи.

Были открыты две первых Станции скорой помощи при Сущевском и Сретенском полицейских участках. На каждой станции было по одной карете. Выезжали на них врач, фельдшер и санитар. Каждая карета была оснащена укладкой с медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом. Дежурили как штатные врачи полиции, так и внештатные врачи. Радиус обслуживания ограничивался территорией, находящейся в ведении полицейской части. Дежурство начиналось в 3 часа дня, заканчивалось в это же время на следующий день. Медицинскому персоналу была выделена комната. Каждый вызов фиксировался в специальном журнале, где указывались паспортные данные обслуживаемого больного, какой вид помощи был ему, куда и в какое время он был доставлен. Вызовы принимались только на улицы. На квартиры выезды были запрещены.

В первый месяц своей деятельности обе станции подтвердили неотъемлемое право на свое существование. Увидев необходимость такой работы, обер-полицмейстер города приказал расширить территорию обслуживания этими станциями, не дожидаясь открытия новых.

Результаты двухмесячной работы Сущевской и Сретенской станций превзошли все ожидания. Ими было выполнено 82 вызова и 12 перевозок, на что было затрачено 64 часа 32 минуты. Анализ работы станций показал, что первое место среди обратившихся за помощью занимали лица, находившиеся в состоянии алкогольного опьянения. Их было 27. Далее следовали пострадавшие от травмы, в том числе с ушибами и ушибленными ранами — 8 человек, с переломами конечностей — 4, после падения с высоты 6 и т. д. Своим приказом 212 обер-полицмейстер обязал принимать вызовы в первую очередь к пьяным, находящимся в бесчувствии. Остальных же, по его мнению, надлежало доставлять в приемные покои на извозчиках.

13 июня 1898 г.

В истории Москвы была первая катастрофа, обслуженная скорой помощью. На Иерусалимском проезде, в доме Суровцева, упала строящаяся каменная стена. Было девять пострадавших. Выезжали обе кареты. Всем пострадавшим была оказана первая помощь, пять из них были госпитализированы.

Май 1908 г.

По предложению профессора Московского университета П.И. Дьякова состоялось учредительное собрание Добровольного общества скорой медицинской помощи с привлечением частного капитала. Общество ставило своей целью оказывать бесплатную медицинскую помощь пострадавшим от несчастных случаев.
Первая мировая война многое изменила в развитии скорой медицинской помощи. Материальные ресурсы были переориентированы на фронт и станции скорой помощи прекратили свое существование.

Октябрь 1917 г.

После октябрьских событий в 1917 г. Москва еще целых два года оставалась без скорой помощи.

Июль 1919 г.

На заседании Коллегии врачебно-санитарного отдела Московского Совета рабочих депутатов, проходившем под председательством Н. А. Семашко, было принято следующее постановление: Организовать в Москве Станцию скорой медицинской помощи, куда передать кареты бывшей скорой помощи.

В первую очередь организовать скорую помощь при несчастных случаях на фабриках и заводах, а затем на улицах города и в общественных местах. Для чего должен быть приглашен заведующий Станцией, коему и поручается организация Скорой медицинской помощи, для обслуживания Станции выделить 15 врачей, из коих должны быть хирурги, терапевты и хирурги-гинекологи, затем санитары и прочий персонал.

15 октября 1919 г.

Московская станция скорой медицинской помощи начала работать.

1 января 1923 г.

Руководство Московского здравоохранения предложило возглавить Станцию скорой медицинской помощи А. С. Пучкову, который проявил себя незаурядным организатором Горэвакопункта во время эпидемии сыпного тифа в годы Гражданской войны.

Принявший предложение А.С. Пучков был поражен состоянием дел. Находившаяся без руководства Станция являла жалкое зрелище: побитая санитарная автомашина, три небольшие комнатки, канцелярская книга для записи вызовов и два телефона. Скорая, как это и было намечено при ее создании, выезжала только на несчастные случаи. Внезапные заболевания, случившиеся на дому, как бы тяжелы они ни были, оставались необслуженными. Особенно плохо обстояло дело с тяжело заболевшими в ночные часы. А.С. Пучков со свойственной ему энергичностью сразу принялся за дело. Прежде всего были слиты в единое учреждение Центропункт и Станция скорой помощи под одним названием Московская станция скорой медицинской помощи. Была создана особая система отчетности. Разрабатывались книги, бланки вызовов, листы учета работы машин, и, наконец, сопроводительный лист, возвращаемый обратно на Станцию из стационара для контроля диагнозов врачей скорой помощи. Сейчас этим пользуются все станции страны.

Под руководством А.С.Пучкова Московская Станция скорой помощи постоянно развивалась, создавала дочерние учреждения срочной медицинской помощи (неотложная помощь на дому, неотложная психиатрическая помощь), организовывала эвакопункт. В течение нескольких лет было открыто несколько подстанций, начато строительство новых, но грандиозные планы развития Скорой помощи не сбылись началась Великая Отечественная война. Жизнь Станции потекла по законам военного времени. В результате блестяще организованной работы она оказалась практически подготовленной к внезапно усложнившейся обстановке. А. С. Пучков моментально перевел себя на казарменное положение и уже не уходил с работы. Под его руководством был организован штаб. Сотрудники Станции работали по двое-трое суток беспрерывно. Полностью оправдала себя схема тактических действий при обслуживании массовых случаев поражения. Она оказалась приемлемой и рациональной в условиях противовоздушной обороны. Московская станция была единственной в стране, работавшей в военное время бесперебойно и с тем же числом бригад, что и в мирное время.

1960 г.

Для послевоенной деятельности Станции характерны крупные организационные мероприятия. В начале 60-х годов на Скорой помощи по инициативе ее начальника Л. Б. Шапиро были созданы специализированные бригады по оказанию высококвалифицированной помощи при тяжелых формах инфаркта миокарда.

Одновременно в ряде крупных московских клинических больниц были организованы специальные палаты, куда бригады Скорой помощи доставляли больных, минуя приемные отделения. Это позволило решить вопрос единой тактики ведения больных и преемственности на этапе скорая — стационар. В эти годы расширился контакт с ведущими клиниками Москвы, проводилась совместная научная работа с академиками В. Н. Виноградовым и Н. К. Боголеповым, с профессорами Д. А. Араповым, Б. А. Петровым, С. Г. Моисеевым, П. Л. Сухининым, В. В. Лебедевым. Это был новый этап развития Московской станции скорой медицинской помощи.

Стала широко развиваться специализированная служба, ставшая прообразом специализированных бригад, появившихся на станциях скорой помощи бывшего СССР. На Московской станции появились новые типы бригад — неврологическая и педиатрическая, функционально базирующиеся в клиниках и научно-исследовательских институтах.

В последующем произошло объединение Станции скорой медицинской помощи с районными пунктами неотложной помощи, была реорганизована работа оперативного отдела, введены должности старших диспетчеров и старших эвакуаторов. Большое внимание уделялось укреплению диспетчерской службы подстанции. Для большей оперативности в работе были введены должности вторых диспетчеров. В условиях интенсивного роста Станции развивались такие вспомогательные отделы, как отдел связи, технический отдел, служба ремонта. Общее число подстанций достигло сорока. Московская СиНМП превратилась в одно из крупнейших медицинских учреждений бывшего СССР.

Истории создания кареты скорой помощи в Москве посвятил свое сообщение заслуженный врач, ветеран скорой помощи А.В.Вахромеев.

Сто лет тому назад в Москве произошло событие, на которое современники не обратили особого внимания. Прошло оно тихо, без шума и помпы и весьма скромно было отражено в периодической печати. Так, газета «Московские ведомости» за 1898 год от 30 апреля на 4 странице оповестила читателей, что «. В видах упорядочения дела подания первоначальной помощи лицам внезапно заболевшим на улицах и в общественных местах города Москвы начальника Московской полиции предположено организовать при полицейских домах, а также в некоторых других пунктах особые санитарные станции для подания первоначальной медицинской помощи». Репортер «Московских ведомостей» явно допустил в этой заметке «перехлест». «Дела» подания первоначальной помощи в Москве не существовало, так что упорядочивать было нечего. Дело это надо было создавать заново.

История возникновения скорой помощи уходит во времена глубокой древности, вероятно, еще ранее, чем сформировался первобытно-общинный строй. У человека всегда возникала потребность помочь другому человеку, которого поразил несчастный случай.

На самых ранних этапах развития христианства, а это почти 2 тысячи лет назад, существовало много странноприимных домов для пилигриммов, именуемых «ксендоклями». Там наряду с пищей и ночлегом можно было рассчитывать на получение медицинской помощи.

В России в XV-XVI веках существовали так называемые богадельни, куда свозили пострадавших, немощных, обмороженных, больных для призрения их и подачи им первой помощи.

В XVII веке в Москве ближний боярин царя Алексея Михайловича Федор Михайлович Ртищев на свои средства построил несколько домов, вторые в народе носили прозвище «больницы Федора Ртищева», куда доставлялись больные, изувеченные, обмороженные. Доставлялись они специально выделенными людьми из числа дворовых, которые ездили по Москве и собирали всех нуждающихся в призрении и подаче им первой помощи. Это, наверное, и надо считать прообразом кареты Скорой помощи.

Тот же Ртищев, сопровождая царя в походе во время Польской войны, объезжал поля сражения после военных действий и, собирая в свой экипаж раненых, доставлял их в ближайшие города, где организовывал им приют и подачу первой медицинской помощи.

Мы не располагаем никакими историческими документами, повествующими о существовании каких-либо учреждений в XVIII веке, оказывавших первую медицинскую помощь. Да и в самом начале XIX века эта функция стихийно выполнялась пожарными. В 1804 году графом Федором Васильевичем Ростопчиным была создана Пожарная команда, которая вместе с полицейскими доставляла пострадавших от несчастных случаев в приемные покои, существовавшие при полицейских домах.

В 1826 г. главный тюремный врач Федор Петрович Гааз ходатайствовал «об учреждении в Москве особого врача для наблюдения за организацией попечения о внезапно заболевших, нуждающихся в немедленной помощи».

Составив докладную записку, в которой доктор Гааз указывал, что в Гамбурге при такой постановке дела за восемнадцать лет 1677 человек из 1794, у коих возникли внезапные приступы болезни, от смерти спасли. С этой запиской он обратился к князю Д.В.Голицыну — Генералу-губернатору Москвы и получил отрицательный ответ. Ему было заявлено, что затея эта «излишняя» и «бесполезная», так как при каждой полицейской части «есть уже положенный по штату лекарь».

Это должен знать каждый водитель:  5 мифов о легендарной «Катюше»

Только в 1844 году Гаазу удалось открыть в Мало-Казеннном переулке больницу для приема поступающих «по внезапным случаям для пользования и оказания бесплатной помощи для лиц, подобранных на улице в бесчувственном состоянии». Больница была в ведении Московского обер-полицмейстера. Кроме Гааза в больнице трудились ординаторы и фельдшера. В больнице имелась амбулатория, где оказывалась первая помощь. В стационаре, рассчитанном на 150 коек, всегда находилось вдвое больше больных. Больница также заботилась о помещении престарелых и немощных в Богадельни, об отправке бедных крестьян на родину и т.д.

За девять лет больница приняла 30 тысяч человек, из которых 21 тысяча выздоровела.

Середина XIX века характеризуется бурным ростом промышленности. В городах начал резко возрастать приток населения. Росло число промышленных предприятий, жилых домов, на улицах увеличилось движение транспорта. В связи с этим появились многочисленные несчастные случаи на улицах, заводах и фабриках. Они уносили человеческие жизни, делали людей инвалидами. Жизнь в самой резкой форме указывала на необходимость создания службы, способной немедленно оказывать медицинскую помощь пострадавшим от несчастных случаев. Поначалу эта функция легла на плечи добровольных пожарных обществ и общества Красного Креста. Но возможности их были ограничены.

Пусковым моментом к возникновению Скорой помощи как самостоятельного учреждения был пожар Венского театра комической оперы, случившийся 8 декабря 1881года. Это происшествие, принявшее грандиозные размеры, в результате которого погибло 479 человек, представляло ужасающее зрелище. Перед театром на снегу валялись сотни обожженных людей, многие из которых получили различные травмы во время падения. Пострадавшие свыше суток не могли получить никакой медицинской помощи, несмотря на то, что Вена в то время обладала множеством первоклассных и хорошо оснащенных клиник. Вся эта ужасная картина совершенно потрясла находившегося на месте происшествия профессора-хирурга Яромира Мунди, который оказался беспомощным перед лицом катастрофы.

Он не мог оказать действенной и подобающей помощи пострадавшим. На следующий же день доктор Я.Мунди приступил к созданию Венского добровольного спасательного общества. Граф Ганс Гильчек пожертвовал новосозданной организации 100 тысяч гульденов. Этим Обществом были организованы пожарная, лодочная команды и Станция скорой медицинской помощи (центральная и филиал) для оказания срочной помощи пострадавшим от несчастных случаев. В первый же год своего существования Венская станция скорой помощи оказала помощь 2067 пострадавшим. В составе бригад работали врачи и студенты медицинского факультета.

Вскоре, подобно Венской, была создана профессором Ф.Эсмархом Станция в Берлине. Деятельность этих станций была настолько полезной и необходимой, что за короткий период в целом ряде городов европейских государств стали возникать подобные станции. Венская станция играла роль методического центра.

В России, где капиталистические отношения стали складываться значительно позднее, первая Станция скорой помощи возникла в 1897 году в Варшаве. Затем примеру Варшавы последовали города Лодзь, Вильно, Киев, Одесса, Рига. Чуть позднее станции скорой помощи стали открываться в Харькове, Петербурге и Москве.

Появление карет скорой помощи на московских улицах можно отнести к 1898 году. До этого времени пострадавших, которые обычно подбирались полицейскими, пожарными, а иногда и извозчиками, доставляли в приемные покои при полицейских домах. Необходимый в таких случаях медицинский осмотр на месте происшествия отсутствовал. Часто люди с тяжелыми телесными повреждениями часами находились без надлежащей помощи в полицейских домах. Сама жизнь требовала создания карет скорой помощи.

В ту пору в Москве существовало Дамское благотворительное общество Великой княгини Ольги. Оно попечительствовало над приемными покоями при полицейских участках, больницами и богоугодными заведениями. Среди членов правления общества была потомственная почетная гражданка, купчиха Анна Ивановна Кузнецова, активная деятельница этого общества, содержавшая на свои средства гинекологическую лечебницу. На необходимость создания карет А.И.Кузнецова откликнулась с глубоким пониманием и немедленно выделила необходимую сумму денег. При Сущевском и Сретенском полицейских участках 28 апреле 1898 года были открыты две первых Станции скорой помощи (Приказ обер-полицмейстера N 117 п.13) На каждой Станции было по одной карете. Выезжали на них врач, фельдшер и санитар. Каждая карета была оснащена укладкой с медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом. Дежурили как штатные врачи полиции, так и сверхштатные. Радиус обслуживания ограничивался пределами своей полицейской части. Начиналось дежурство в 3 часа дня, заканчивалось в это же время на следующий день. Медицинскому персоналу была выделена комната. Каждый вызов фиксировался в специальном журнале. Указывались паспортные данные обслуживаемого больного, какой вид помощи ему оказывался, куда и в какое время он был доставлен. Вызовы принимались только на улицы. На квартиры выезды были запрещены. Вызывалась карета только официальными лицами (полицейскими, дворниками, ночными сторожами). В случае массовых катастроф ставился в известность старший врач полиции.

В связи с малым количеством частных телефонов полицейская часть, имевшая сведения об их наличии, входила в соглашение с их владельцами на своей территории, чтобы круглосуточно можно было вызвать скорую помощь. Право вызова скорой помощи имели только официальные лица — полицейский, дворник, ночной сторож. Кареты кроме оказания помощи осуществляли перевозку тяжелых больных из квартир в больницы. Обо всех значительных происшествиях за дежурство докладывалось старшему врачу полиции.

В первый же месяц своей деятельности обе станции подтвердили неотъемлемое право на свое существование. Понимая необходимость этого, обер-полицмейстер города своим приказом N 141 расширил территорию обслуживания этих станций, не дожидаясь открытия новых.

Результаты двухмесячной работы Сущевской и Сретенской станции превзошли все ожидания. Ими было выполнено 82 вызова и 12 перевозок, на что было затрачено 64 часа 32 минуты. Анализ работы станций показал, что первое место среди обратившихся за помощью занимали лица, находившиеся в состоянии алкогольного опьянения. Их было 27. Далее следовали пострадавшие от травмы. С ушибами и ушибленными ранами — 8 человек, с переломами конечностей — 4, падение с высоты — 8, падучая болезнь — 4 и т.д. Своим приказом N 212 обер-полицмейстер обязал принимать вызовы в первую очередь к пьяным, находящимся «в бесчувствии». Остальных же, по его мнению, надлежит доставлять в приемные покои на извозчиках.

13 июня 1898 года в истории Москвы была первая катастрофа, обслуженная Скорой помощью. На Иерусалимском приезде, в доме Суровцева, упала строящаяся каменная стена. Было девять пострадавших. Выезжали обе кареты. Всем пострадавшим была оказана первая помощь, пять из них были госпитализированы.

Следующий, 1899 год был ознаменован открытием еще трех станции при Лефортовском, Таганском и Якиманском полицейских участках. В январе 1900 года при Пречистенском пожарном депо была запущена шестая Станция скорой помощи. И последней, седьмой стала Пресненская, вступившая в строй 15 мая 1902 года. Таким образом, вся тогдашняя Москва в пределах Камер-Коллежского вала, включая Бутырские улицы, обслуживалась семью каретами скорой помощи.

Увеличение числа станций, конечно, не могло не сказаться на состоянии финансовых субсидий, жертвуемых А.И.Кузнецовой. Их хватало с большим трудом. На содержание медицинских работников начали поступать средства из бюджета города. С 1899 года врачи стали выезжать только на очень серьезные вызовы, а основная работа выполнялась фельдшерами, которые выезжали с санитарами. В 1900 году обер-полицмейстер обратился к Городской Думе с прошением взять на содержание города кареты скорой помощи. Этот вопрос предварительно обсуждался на комиссии «О пользах и нуждах общественных», и было предложено финансировать кареты из городского бюджета, а ремонт производить на средства А.И.Кузнецовой. 19 декабря 1900 года на заседании Думы это предложение было поддержано А.И. Гучковым, В.И. Герье и князем А.В. Голицыным. Дума ассигновала 2160 рублей в распоряжение Московского обер-полицмейстера на содержание двенадцати лошадей для карет скорой помощи и 375 рублей для лошадей пожарных команд.

В 1902 году после открытия Пресненской станции эта сумма была увеличена до 2957 рублей. Особым событием 1903 года стало появление в Москве первой, кареты для перевозки рожениц при родильном приюте братьев Бахрушиных. В этом же году прогрессивными московскими врачами делается попытка организовать «неотложную» помощь на дому в связи с надвигавшейся эпидемией холеры. Но этой идее так и не суждено было осуществиться.

Москва продолжала расти, появилось большое количество многоэтажных домов, росло население, увеличивался общественный транспорт, открывались новые заводы и фабрики. В Москве участились несчастные случаи. Карет скорой помощи, которыми располагало полицейское управление, уже не хватало. Надо было искать выход из создавшегося положения. С предложениями изменить статус скорой помощи, выделив ее из ведомства полиции, выступил губернский врачебный инспектор Владимир Петрович Поморцов. Аналогичные предложения звучали и из уст других видных общественных деятелей.

Профессор Московского университета Петр Иванович Дьяконов (1855-1908) предложил создать добровольное общество скорой медицинской помощи с привлечением частного капитала. С большим энтузиазмом взялся он за дело создания общества, но преждевременная смерть помешала его завершить. Но труды П.И.Дьяконова нашли своих последователей, и в мае 1908 года состоялось учредительное собрание общества, на котором был утвержден устав и избрано его правление. Общество ставило своей целью оказывать бесплатную медицинскую помощь пострадавшим от несчастных случаев на улицах, в общественных местах, на фабриках, железных дорогах и прочих местах. Председателем правления общества был избран Сулима, секретарем — Меленевский. Общество, состоявшее из энтузиастов, преданных делу людей, в своей деятельности решило применить все самое передовое, что было в мире в то время в области оказания экстренной медицинской помощи. Секретарь общества, Меленевский, был командирован на конгресс скорой помощи во Франкфурт-на-Майне. Кроме Франкфурта он посетил Вену, Одессу и ряд других городов, имевших станции скорой помощи. Вернувшись из командировки, Меленевский сделал доклад, выводы которого было решено использовать при организации скорой помощи в Москве.

Вскоре членами общества Варнеком, Меленевским и Остроуховым была выпущена брошюра «Несчастные случаи и подача помощи потерпевшим при них. Станции скорой медицинской помощи, их задачи, устройства и деятельность». По существу, это был первый сборник инструкций для практических врачей как по оказанию экстренной медицинской помощи больным, так и по организации работы станции. Большую помощь в создании этого труда оказала Одесская станция скорой помощи, поделившаяся своим опытом организации работы.

В 1908 году исполнилось десять лет существования в Москве карет скорой помощи. Отдавая должное уважение заслугам А.И.Кузнецовой, Общество скорой медицинской помощи направило ей приветствие, в котором подчеркивались ее благородная роль в создании столь важной для родного города службы, ее большой вклад в дело оказания первой помощи пострадавшим. В этом же приветствии члены Общества выразили свою озабоченность тем положением, которое создалось к тому времени в Москве. В нем указывалось, что «. в настоящее время, в связи с быстрым ростом населения Москвы, с развитием городских путей сообщения и осложнением жизни во всех ее отношениях, число несчастных случаев в домах и на улицах увеличилось в таких размерах, что скорая, находящаяся у нас в заведывании полиции, уже совершенно недостаточна сравнительно с запросами на нее». Понимая, что скорая при полиции не может обеспечить потребности города, общество всеми силами старается создать в Москве службу, способную удовлетворить запросы растущего города, вырвать ее из подчинения полицейскому ведомству и передать Обществу скорой медицинской помощи. Но это оказалось трудной задачей и встретило много препятствий со стороны городских властей.

В апреле 1909 года члены Общества организовали медицинское обслуживание массового мероприятия, посвященного открытию памятника Н.В.Гоголю. На призыв Общества откликнулось много врачей и студентов-медиков, которые активно поработали, оказывая первую помощь участникам празднеств. Хорошо организованная Обществом работа заслужила самые лестные отзывы в московской печати. Вдохновленный этим успехом Сулима еще раз подтвердил свою уверенность в необходимости создания в Москве самостоятельной станции скорой медицинской помощи. В мае 1909 года он заявил на годичном собрании Общества: «Мы пришли к такому заключению, что при осуществления нашего дела в Москве на первых порах необходимо учредить одну центральную станцию, а впоследствии по мере развития дела возможно будет учреждать филиальные станции в различных частях города». В его планы входила закупка шести карет, лошадей и весь необходимый для этого инвентарь. По приблизительным подсчетам на это требовалось около 30 тысяч рублей, а годичное содержание такой Станции с персоналом составляло 25 тысяч рублей. Такими средствами Общество не располагало. Планам Сулимы не суждено было осуществиться.

Отсутствие финансовых средств, а также уход с поста председателя Сулимы, в связи с его переводом в Петербург, сильно пошатнули деятельность Общества. Финансовое положение Общества нельзя было назвать удовлетворительным. Только в 1912 году за счет частных пожертвований удалось сколотить необходимую сумму денег для создания станции и оборудования санитарного автомобиля.

Станция эта была открыта на Долгоруковской улице, и работали на ней врачи — члены Общества и студенты медицинского факультета. Помощь оказывалась в общественных местах и на улицах в радиусе Земляного вала и Кудринской площади.

По мнению членов Общества, деятельность Долгоруковской станции должна поддержать их в упорной борьбе, начатой Сулимой, за передачу всех имеющихся карет в ведение Общества, окончательно разорвав узы, связующие их с полицией. Но Городская управа всячески препятствовала этим действиям. Приглашенный на одно из заседаний Общества член управы Малинин заявил: «Пусть Общество скорой помощи покажет свою деятельность, тогда управа, может быть, пойдет навстречу этой организации».

В 1912 г. доктором Б.П.Поморцевым была разработана конструкция городской кареты скорой медицинской помощи. Это был комбинированный тип экипажа как для скорой, так и для обслуживания хирургической помощи в армейских условиях в качестве подвижного лазарета. Этот труд положил начало созданию отечественного санитарного транспорта.

Первая мировая война, начавшаяся в 1914 году, изменила многое в судьбе развития скорой медицинской помощи. Материальные ресурсы были переориентированы на фронт. Из полицейских участков исчезли кареты А.И.Кузнецовой, Долгоруковская станция прекратила свое существование, а единственный в Москве санитарный автомобиль, принадлежавший Обществу скорой помощи, был мобилизован для перевозки раненых. Прекратили также свою работу станции Петрограда и многих других крупных городов России.

В середине 1917 года, после Февральской революции, вновь поднимается вопрос о создании в Москве скорой помощи. В городском самоуправлении выступает с докладом о необходимости организовать скорую помощь в городе доктор В.П.Поморцев. На страницах периодической печати появляется статья доктора С.М.Швайцара с предложением открыть четыре подстанции скорой помощи при Старо-Екатерининской, Бахрушинской, Яузской и 1 градской больницах.

Но вопрос этот так и не был решен. Москва оставалась без скорой помощи.

Автомобили с красными крестами в особом представлении не нуждаются. Любой нормальный водитель, завидев в зеркале микроавтобус с включенной мигалкой, тут же принимает вправо, ведь каждый день эти автомобили и их экипажи несут зачастую невидимую, но очень важную службу – спасают чью-то жизнь. Счет, как говорится, идёт на минуты – и во многом именно от комфортабельности и скоростных качеств реанимобиля вот уже свыше сотни лет зависит жизнь больного. Сегодня мы вспомним и тех, кто трудится на дорогах сегодня, и тех, кто нес оперативную службу сотню лет назад.

В Российской Империи «скорая помощь» появилась еще в позапрошлом веке: в 1897 году первая станция открылась в… Варшаве, которая на тот момент входила в состав государства.

Годом позже, 28 апреля 1898-го, в соответствии с приказом московского обер-полицмейстера была создана служба скорой медицинской помощи и перевозки больных. Затем станции Скорой помощи заработали в Санкт-Петербурге и Одессе.

Разумеется, кареты новообразованной службы имели «гужевой привод» — то есть, приводились в движение с помощью конной тяги. Однако сам состав каждой кареты принципиально ничем не отличался от любой современной «неотложки» — врач, фельдшер и санитар, а также «водитель», то есть кучер.

Активная автомобилизация в начале ХХ века сказалась и на службе Скорой помощи: в 1907 году на Международном автосалоне в Петербурге фабрика П.А. Фрезе показала собственный санитарный автомобиль на шасси Renault.

Чуть позже в Москве появился первый санитарный автомобиль, созданный по проекту доктора Поморцева на Московской экипажно-автомобильной фабрике П.П. Ильина. Автомобиль базировался на шасси La Buire 25/35 и подходил как для перевозки больных, так и для оказания хирургической помощи. Такой же автомобиль был приобретен Военным ведомством и, скорее всего, именно он стал первым санитарным автомобилем русской армии.

Дальнейшие коррективы в развитие санитарных автомобилей в России внесла Первая мировая война. Для эвакуации раненых в сжатые сроки было сформировано больше полусотни автомобильно-санитарных отрядов со специализированными машинами, которые чаще всего являлись брезентовыми фургонами с четырьмя носилками на специальных амортизирующих подвесах.

Не остались в стороне и общественные автомобильные организации — в частности, Первый русский автомобильный клуб в Москве и Императорское Российское автомобильное общество. Они сформировали из добровольцев на переоборудованных собственных автомобилях санитарные колонны, которые оперативно доставляли раненых солдат русской армии в госпитали, буквально спасая их жизни.

В первые годы после революции 1917 года использовалась старая либо трофейная техника, причем больным приходилось отправляться в больницу самостоятельно, поскольку служба Скорой помощи выезжала лишь на несчастные случаи. Однако с 1926 года врачи вновь стали выезжать на вызов к больным — сначала на велосипедах и мотоциклах, а затем и на легковушках.

Как правило, в качестве «санитарок» за редким исключением использовались переделанные в кустарных условиях зарубежные автомобили прежних лет.

Даже сотрудники относительно обеспеченной средствами московской скорой помощи столкнулись с проблемой нехватки медицинских бригад и изношенностью автомобилей, из-за чего работа службы была сопряжена с постоянными трудностями.

В то время стало очевидно, что на одних лишь «трофейно-убитых» санитарных автомобилях на импортных шасси далеко не заедешь. Первым собственным медицинским автомобилем молодого советского государства стала модификация АМО-Ф-15, выпущенная в 1925 году.

Грузовой автомобиль по комфорту и надежности плохо годился на ту роль, которую ему отводили, поэтому вскоре для нужд скорой помощи были приобретены… автомобили Mercedes 15/70/100 PS.
Конечно же, закупленные Мерседесы работали в Москве, причем явно «до полного износа», то есть до конца тридцатых годов.

Поскольку в начале тридцатых в Горьком заработал новый автомобильный завод, который должен был выпускать массовые легковушки и грузовики, будущим советским «санитаркам» было суждено базироваться на шасси автомобилей ГАЗ.

В первую очередь переделке подвергались , ставшие практически основным медицинским транспортом предвоенного периода. Интересно, что на базе ГАЗ-АА и её дальнейшего развития ГАЗ-ММ выпускались как санитарные автомобили кустарного производства, так и машины под индексом ГАЗ-55 с так называемым стандартным кузовом.

Именно незаводская модификация ГАЗ-ММ, в сердцах названная водителем «пылесосом», мелькает в кадрах фильма «Кавказская пленница».

Судя по очертаниям кабины, «пылесос» Эдика из «Кавказской пленницы» был кустарной переделкой

Работавшие в московской и ленинградской службах автомобили отличались от обычных грузовиков не только кузовом со спецоборудованием, но и более мягкими рессорами, одинарными колесами заднего моста и дополнительными гидравлическими амортизаторами.

С 1936 по 1954 год перевозкой больных в Москве занималась специальная служба — Горэвакопункт, который заведовал «койкоместами» в городских больницах. Именно поэтому всех больных, кроме пациентов с «острой хирургией», перевозили автомобили, принадлежавшие именно этому учреждению, а не службе Скорой помощи.

Еще в предвоенные годы была предпринята попытка к созданию совсем другой «неотложки» — куда более комфортабельной и динамичной. На основе лимузина ЗиС-101 в этот период производили специальную медицинскую модификацию, но куда более интересной была другая машина, которую спроектировали и построили в гараже московской скорой. Она заметно отличалась конструкцией кузова, но сведений об агрегатной базе и о количестве произведенных автомобилей под условным обозначением СП-36 практически не сохранилось.

Тест-драйв ГАЗ-АА: героическая «полуторка»

Коротко об истории Не случайно я говорю «коротко». История грузовика известна многим и, честно говоря, типична для многих советских автомобилей. В 1926 году.

32556 1 6 07.08.2020

После начала Великой Отечественной войны возникла острая необходимость в большом количестве «санитарок». Обычно их строили на базе грузовиков ГАЗ-АА и ЗИС-5, а их нехитрое устройство отличалось от исходника разве что дополнительным «балластом» в виде песка и мягкой отделкой закрытого кузова, в том числе и… соломой.

В годы войны выпускалась и заводская модификация ЗИС-44 на базе ЗИС-5В.

Кроме того, для перевозки больных и раненых задействовали и обычные автобусы, выпущенные еще в предвоенное время. По сути, для перевозки пострадавших приспосабливали все транспортные средства, которые только могли перевозить пассажиров, включая трамваи, ведь грузовики и автобусы уже были мобилизованы на фронт. Именно трамваи стали основным городским транспортом, на котором круглые сутки перевозили бойцов Красной армии, больных и раненых, грузы — словом, все, что необходимо.

После окончания Второй мировой войны новым автомобилем советской Скорой помощи стала санитарная модификация ЗИС-110А. В отличие от предшественника на базе «сто первого», эта «неотложка» получила новую крышку багажника, которая поднималась вверх вместе со стеклом, что значительно облегчало погрузку-выгрузку больного.

Из-за исполинских размеров и мягкого хода ЗИС-110 хорошо подходил для перевозки больных

Из-за исполинских размеров и мягкого хода ЗИС-110 хорошо подходил для перевозки больных

Из-за исполинских размеров и мягкого хода ЗИС-110 хорошо подходил для перевозки больных

Медики получили в своё распоряжение и новую машину на базе… Москвича-400. Конечно, с учетом его микроскопических размеров для перевозки больных этот автомобиль не годился, но для использования в других медицинских целях (скажем, посещения больных на дому) скромный Москвич подходил неплохо. Именно поэтому в пятидесятые годы горбатый силуэт «четырехсотого» можно было увидеть у многих медучреждений.

Впрочем, практически каждая новая легковая модель советского производства получала соответствующую медицинскую специальность. В пятидесятые годы «белый халат» примерил на себя ГАЗ-12 ЗИМ, причем кроме автомобилей заводского производства нередко встречались «санитарки», изготовленные путем переделки из обычного седана в кустарных условиях.

Существовала и обратная конверсия, когда списанную «скорую» продавали условно-обычным гражданам для эксплуатации в качестве легкового автомобиля.

Лимузин-санитарка? Да, ГАЗ-12 сохранил форму кузова, невзирая на специфику работы «на скорой»

Лимузин-санитарка? Да, ГАЗ-12 сохранил форму кузова, невзирая на специфику работы «на скорой»

Лимузин-санитарка? Да, ГАЗ-12 сохранил форму кузова, невзирая на специфику работы «на скорой»

Лимузин-санитарка? Да, ГАЗ-12 сохранил форму кузова, невзирая на специфику работы «на скорой»

Горьковскую также использовали в медицинских целях, причем не только для перевозки врачей, но и для транспортировки больных!

Складные носилки влезали в относительно короткий кузов только наискосок, а погрузка-выгрузка больного была увлекательным, но не слишком приятным занятием как для него, так и для персонала. Впрочем, лучше плохо ехать, чем хорошо идти…

Под перевозку больных пытались приспособить даже Победу, но из-за покатого кузова затея оказалась не слишком успешной

Под перевозку больных пытались приспособить даже Победу, но из-за покатого кузова затея оказалась не слишком успешной

В пятидесятые годы основной «санитаркой» стал ГЗА-653 – автомобиль медпомощи на базе ГАЗ-51. Впоследствии машину выпускали на Павловском автобусном заводе под индексом ПАЗ-653.
Вооруженные силы широко использовали другую «санитарку» АС-1 — почти такой же автомобиль, но на полноприводном шасси ГАЗ-63.

ГЗА-653, ставший чуть позже ПАЗ-653 – самая массовая «скорая помощь» пятидесятых годов. Однако затем от идеи строить «неотложку» на базе грузовика в Союзе отказались

ГЗА-653, ставший чуть позже ПАЗ-653 – самая массовая «скорая помощь» пятидесятых годов. Однако затем от идеи строить «неотложку» на базе грузовика в Союзе отказались

ГЗА-653, ставший чуть позже ПАЗ-653 – самая массовая «скорая помощь» пятидесятых годов. Однако затем от идеи строить «неотложку» на базе грузовика в Союзе отказались

В середине пятидесятых на УАЗе занимались будущей «буханкой», изготовив и опытные образцы «санитарки» УАЗ-450А. Прототипы были предназначены для испытаний и госприёмки, ведь два важнейших министерства (Минздрав СССР и Минобороны СССР) планировали использовать этот автомобиль в качестве служебного транспорта.

Ульяновскому микроавтобусу сразу суждено было стать «санитаркой». Обратите внимание на формы крыши и затейливую пластику передка

Ульяновскому микроавтобусу сразу суждено было стать «санитаркой». Обратите внимание на формы крыши и затейливую пластику передка

Ульяновскому микроавтобусу сразу суждено было стать «санитаркой». Обратите внимание на формы крыши и затейливую пластику передка

Сразу после проверки на заводе занялись разработкой микроавтобуса с кузовом более простой конструкции, который впоследствии и утвердили в серию.

При модернизации базового микроавтобуса до УАЗ-452, а затем и до УАЗ-3962 аналогичным изменениям подверглась и «санитарка», получившая в это время прозвище «таблетка». Такая машина стала основным медицинским транспортом в сельской местности, а также активно использовалась в Советской армии.

«Таблетка» — возможно, не самый комфортабельный медицинский автомобиль. Но зачастую только она способна проехать туда, где нуждаются в помощи врачей

«Таблетка» — возможно, не самый комфортабельный медицинский автомобиль. Но зачастую только она способна проехать туда, где нуждаются в помощи врачей

«Таблетка» — возможно, не самый комфортабельный медицинский автомобиль. Но зачастую только она способна проехать туда, где нуждаются в помощи врачей

«Таблетка» — возможно, не самый комфортабельный медицинский автомобиль. Но зачастую только она способна проехать туда, где нуждаются в помощи врачей

«Таблетка» — возможно, не самый комфортабельный медицинский автомобиль. Но зачастую только она способна проехать туда, где нуждаются в помощи врачей

«Таблетка» — возможно, не самый комфортабельный медицинский автомобиль. Но зачастую только она способна проехать туда, где нуждаются в помощи врачей

«Таблетка» — возможно, не самый комфортабельный медицинский автомобиль. Но зачастую только она способна проехать туда, где нуждаются в помощи врачей

На рубеже 50-х-60-х потребность в медицинских автомобилях пытались покрыть и за счет импорта! Благо, в социалистической Чехии выпускали санитарную версию Skoda-1201 Sanitka. Правда, поставки «шкодовок» были совсем небольшими, но некоторые «Санитки» трудились в советских медучреждениях вплоть до восьмидесятых годов.

В 1962 году начался выпуск одной из самых массовых советских «неотложек» — медицинской модификации микроавтобуса РАФ-977И.

Довольно компактная, но достаточно просторная и комфортабельная «Латвия» хорошо подходила на роль транспорта для перевозки больных.

РАФ первого поколения был основной машиной скорой помощи в шестидесятые годы

РАФ первого поколения был основной машиной скорой помощи в шестидесятые годы

РАФ первого поколения был основной машиной скорой помощи в шестидесятые годы

РАФ первого поколения был основной машиной скорой помощи в шестидесятые годы

РАФ первого поколения был основной машиной скорой помощи в шестидесятые годы

Однако относительно небольшие объемы выпуска «рафиков» вынудили Минавтопром СССР покрывать потребность Минздрава за счет карет скорой помощи на базе универсала ГАЗ-22. Конечно, Волга не могла похвастать простором микроавтобуса, но благодаря конструкции двухобъемного кузова загрузка-выгрузка больного была гораздо удобнее, чем в прежних автомобилях Горьковского автозавода.

Волга-универсал также «примерила белый халат»

Волга-универсал также «примерила белый халат»

Волга-универсал также «примерила белый халат»

Волга-универсал также «примерила белый халат»

Волга-универсал также «примерила белый халат»

Волга-универсал также «примерила белый халат»

Поскольку партийное руководство к тому времени уже регулярно нуждалось в неотложной медицинской помощи, по заказу Четвертого управления Минздрава ЗиЛ в сотрудничестве с медиками создал «скорую» на базе своего микроавтобуса , который по ряду причин все никак не мог стать серийным. «Юность» с выступающей крышей-гармошкой во второй половине шестидесятых годов была обязательным атрибутом правительственных кортежей. После модернизации «вторая Юность» ЗИЛ-119/ЗИЛ-118К также получила медицинскую версию.

«Юность» — эксклюзивная скорая помощь для партийной элиты

«Юность» — эксклюзивная скорая помощь для партийной элиты

«Юность» — эксклюзивная скорая помощь для партийной элиты

Устаревший РАФ-977ИМ должна была сменить новая модель. Еще во время разработки конструкторы Рижской Автобусной Фабрики совместно с работниками Рижского Мединститута занялись проработкой компоновки и оснащения медицинской модификации РАФ-22031. Уже к выставке «Здравоохранение-74» был собран опытный образец, полностью соответствующий требованиям медиков и техническому заданию. Впоследствии именно этот автомобиль стал самой массовой «неотложкой» двух последних десятилетий существования СССР.

Во втором поколении «рафик», разумеется, сохранил свою медицинскую профессию. Автомобиль хорошо подходил для работы в службе скорой помощи

Во втором поколении «рафик», разумеется, сохранил свою медицинскую профессию. Автомобиль хорошо подходил для работы в службе скорой помощи

Во втором поколении «рафик», разумеется, сохранил свою медицинскую профессию. Автомобиль хорошо подходил для работы в службе скорой помощи

Во втором поколении «рафик», разумеется, сохранил свою медицинскую профессию. Автомобиль хорошо подходил для работы в службе скорой помощи

ТПК – «санитарка» луцкого производства для эвакуации раненых с поля боя

Кроме новой скорой помощи «для простых больных», в 1973 году на территории старого завода РАФ с 1973 года начался выпуск знаменитого «Черного доктора» — санитарного автомобиля ГАЗ-13С. Ведь особые потребности Четвертого управления Минздрава одной только «Юностью» в силу её крайне ограниченного выпуска удовлетворить было трудно.

На фото: ГАЗ-13С

Инициативность, способность творчески мыслить и находить нестандартные решения, умение выбирать профессиональный путь, готовность обучаться в течение всей жизни — все эти умения формируются с детства. Школа играет чрезвычайно важную роль в этом процессе. Главные задачи современной школы — раскрытие способностей каждого ученика, воспитание порядочного и патриотичного человека, личности, готовой к жизни в высокотехнологичном, конкурентном мире. Школьное обучение должно быть построено так, чтобы выпускники могли самостоятельно ставить и достигать серьезные цели, умело реагировать на разные жизненные ситуации.
Ключевым элементом модернизации российской школы является внедрение федеральных государственных образовательных стандартов общего образования. Одним из направлений современного образовательного процесса, предусмотренного ФГОС, стало обеспечение проектной и исследовательской деятельности обучающихся, направленной на овладение обучающимися учебно-познавательными приемами и практическими действиями для решения личностно и социально значимых задач и нахождения путей решения проблемных задач.
Наиболее доступной для разрешения вопросов мотивации школьников к учению выступает исследовательская деятельность, основной функцией которой является инициирование учеников к познанию мира, себя и себя в этом мире. Под исследовательской деятельностью подразумевается творческий процесс совместной деятельности двух субъектов (учителя и ученика) по поиску решения неизвестного, результатом которой является формирование исследовательского стиля мышления и мировоззрения в целом.

В представленной работе рассказывается об истории развития «Скорой помощи» в России. Данный материал можно использовать во внеурочной деятельности, при знакомстве учащихся младших классов с профессиями.

Скачать:

Предварительный просмотр:

учащаяся 2б класса,

Бростюк Татьяна Николаевна,

ПОЧЕМУ АВТОМОБИЛЬ «СКОРОЙ ПОМОЩИ» НАЗЫВАЮТ КАРЕТОЙ

В нашей семье собирается коллекция автомобилей, но не обычных, а автомобилей «Скорой помощи». Эта идея принадлежит моему брату — Анисимову Андрею. Первую модель ему подарил его друг. Тогда он и не подозревал, что этот автомобильчик будет началом нашей семейной коллекции. И вот, начиная с 2020 года в нашей коллекции уже 17 моделей. И всё это — автомобили скорой помощи. Они самые разные. Теперь мы их приобретаем, бывая в разных городах. Зная увлечения нашей семьи, интересные модели машин привозят нам и наши знакомые. Ну а почему же именно автомобили скорой помощи в нашей коллекции? Мой папа — врач скорой помощи, мама работает в родильном отделении, брат – студент Медицинской Академии, и он тоже проходил практику в отделении скорой помощи. Коллекционирование — это увлекательное занятие. Я люблю рассматривать собранные машинки, но мне стало интересно, почему автомобиль «Скорой помощи» иногда называют каретой? Ведь ничего схожего между ними нет. Так и возникла проблема, над которой мне захотелось поработать: «Почему автомобиль «Скорой помощи» называют каретой. Чтобы ответить на поставленный вопрос, мне предстояло собрать интересную информацию об истории «Скорой помощи», опросить родителей, прочитать журналы, обратиться к помощи Интернета. О результатах проделанной работы рассказать своим одноклассникам.

Это должен знать каждый водитель:  Дешевые автомобили против дорогих за что мы платим

История станции скорой помощи в России

Из журнала «Автомобиль на службе», я узнала, что первая в Российской империи станция скорой помощи появилась в 1897 году. Она располагала постоянным персоналом и собственным транспортом — конными экипажами. В довоенные годы медработники скорой помощи обслуживали население на конной карете. Об этом я и рассказала учителю. «А как ты представляешь эту карету?», был задан мне вопрос. И вот вместе с папой мы смастерили карету скорой помощи. Чтобы было убедительнее, покрасили её в красный цвет. Хоть она и стала похожа на пожарную, но зато её точно могли заметить на улице, уступить дорогу или обратиться за помощью к находящимся там врачам.

А всё-таки, интересно, как выглядела карета скорой помощи, и какова её история? Пришлось обратиться за помощью Интернета. Оказывается, в былые времена карета служила не только средством передвижения, но и показателем высокого статуса человека. Карете всегда уступали дорогу, она привлекала всеобщее внимание. С 19-го века в России кареты с зажженными фонарями неслись спасать больных. Появление карет скорой помощи на московских улицах можно отнести к 1898 году. В начале XIX века в оказании скорой помощи большую роль играли пожарные. Вместе с полицейскими они оказывала медицинскую помощь пострадавшим от несчастных случаев. Пострадавшие доставлялись в приемные покои, существовавшие при полицейских домах, а иногда и извозчиками, доставляли в приемные покои при полицейских домах. Необходимый в таких случаях медицинский осмотр на месте происшествия отсутствовал. Часто люди с тяжелыми телесными повреждениями часами находились без надлежащей помощи в полицейских домах. Сама жизнь требовала создания карет скорой помощи. В ту пору в Москве существовало Дамское благотворительное общество Великой княгини Ольги. Среди членов правления общества была потомственная почетная гражданка, купчиха Анна Ивановна Кузнецова, активная деятельница этого общества, содержавшая на свои средства гинекологическую лечебницу. На необходимость создания карет А.И.Кузнецова откликнулась с глубоким пониманием и немедленно выделила необходимую сумму денег. 28 апреля 1898 года были открыты две первых Станции скорой помощи. На каждой Станции было по одной параконной (то есть запряженной парой коней) карете. Выезжали на них врач, фельдшер и санитар. Каждая карета была оснащена укладкой с медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом. Дежурили как штатные врачи полиции, так и сверхштатные. Начиналось дежурство в 3 часа дня, заканчивалось в это же время на следующий день. Медицинскому персоналу была выделена комната. Каждый вызов фиксировался в специальном журнале. Вызовы принимались только на улицы. На квартиры выезды были запрещены. Вызывалась карета только официальными лицами (полицейскими, дворниками, ночными сторожами). В случае массовых катастроф ставился в известность старший врач полиции. Со временем карет не стало, а название осталось.

Впервые сведения о медицинском обслуживании населения в г. Кыштыме встречаются в документах конца XVIII века. Тяжелые условия труда и эпидемии вызывали высокий уровень заболеваемости и смертности населения. Н.Н. Демидову (младшему) пришлось ходатайствовать о лекаре. В 1795 г. в Кыштым прибывает медик в звании помощника лекаря. Ему отводится помещение на несколько коек для лечения больных. Толчком к развитию системы медицинского обслуживания в Кыштыме послужили волнения рабочих в 1822-1826 годах. 16 лет (1830-1846 г.г.) шло строительство госпиталя в г. Кыштыме. В 1874 г. в округе врач находился только в Кыштымском заводском поселке. Госпиталь продолжал существовать на средства завода, при нем был врач, два фельдшера, аптекарь и аптекарский ученик, которые содержались на заводские средства. Конечно же, никаких карет для перевозки больных в нашем городе не было. Тяжёлые пациенты доставлялись в госпиталь на обычных телегах родственниками или знакомыми.

Я родилась в семье врачей. Благодаря проделанной работе я узнала, почему «Скорую помощь» называют каретой, и что День работника скорой помощи в России отмечается ежегодно 28 апреля, так как именно в этот день, в 1898 году в Москве были открыты две первые станции скорой помощи.

1. «Автомобиль на службе», выпуск №1,2020г., ООО «Де Агостини», Россия:

2. История год за годом…Иформация с сайта ММЛПУ «Кыштымская центральная городская больница им.А.П.Силаева;

Машины скорой помощи — вид транспорта, в котором навряд ли захочется оказаться лишний раз. Но даже среди них есть необычные варианты — вроде показанного недавно прототипа медицинского пикапа на базе Renault Alaskan. Или Lotus Evora для захворавших шейхов. Мы собрали для вас самые необычные медицинские «кареты», созданные для спасения жизней.

Медицинский вариант пикапа Renault Alaskan является лишь концептом, дебютировавшим в Ганновере на выставке коммерческого транспорта. И пока не известно, увидим ли мы его когда-нибудь мчащимся на вызов под вой сирены.

Вместе с санитарным пикапом французы показали версии Alaskan, разработанные для пожарных, дорожных служб и электриков. Все они построены на базе модификации с двойной кабиной.

В то время как у Renault пикап-неотложка существует лишь в виде прототипа, в США под медицинские нужды пикапы перестраивают уже долгие годы. Например, Ford F-Series.

В «Новом свете» трудяги F-Series используются всеми — от пожарных департаментов до строительных бригад.

Не удивимся, если в этой «карете» скорой помощи периодически поправляет свое здоровье сам Дональд Трамп. Снаружи она не представляет собой ничего особенного. Но когда вы окажитесь внутри, то мгновенно окрестите ее самой роскошной в мире.

Внутри больного ждет интерьер с декоративными вставками из красного дерева и кожи, Wi-Fi, цифровое ТВ, аудиосистема, бар, массажист(ка) и личный врач. Кроме того, шасси автомобиля было переработано таким образом, чтобы перемещение в клинику было максимально незаметно для клиента. За все это удовольствие компания Citywide Mobile Response, предоставляющая услугу, просит от $350 в час.

У санитарного электрического Renault Twizy Cargo задача простая — как можно быстрее доставить врача для оказания первой помощи, пока большие «кареты» пробиваются через городской трафик.

От обычного Twizy версия Cargo отличается отсутствием второго места ради большего багажника. Автомобиль оснащен аккумулятором мощностью 6,1 кВт и системой рекуперации энергии при торможении. Интересно, на сколько сокращает запас хода включенная сирена с мигалкой?!

В этом медицинском фургоне Renault Master, оснащенном 118-сильным дизельным мотором нет ничего экстравагантного, за исключением одного — недавно им управлял четырехкратный чемпион мира Формулы-1 Себастьян Феттель.

Нет, немец не подрабатывал в межсезонье, а принял участие в соревновании против опытного водителя скорой помощи Алекса Кнэптона, на счету которого 1354 вызова. Несмотря на то, что Кнэптону досталась 670-сильная Ferrari 488 GTB, Феттель на фургоне проехал круг быстрее. Теперь мы знаем, кем он устроится работать, если и дальше не будет побеждать в «королевских гонках».

Впрочем, для Феттеля, если он все же пойдет в ряды медработников, больше подойдет концептуальная версия Mercedes-Benz SLS AMG с 6,3-литровым V8, модифицированная под скорую помощь. Самую скорую скорою помощь!

Какое конкретно оборудование есть на борту суперкара — неизвестно. Но что бы там ни было, машин, быстрее этой скорой помощи в мире найдется не много.

Но сравнимые по скорости — есть. Такая, доработанная под перевозку медицинского оборудования Lotus Evora — используется спецслужбами Дубай.

Купе, развивающее максимальную скорость свыше 260 километров в час, позволит врачам как можно быстрее добираться до пострадавших для оказания первой помощи — ведь ни о какой перевозке в «Эворе» и речи быть не может.

Помимо «Эворы» в автопарке врачей Дубая есть Nissan 370Z, также укомплектованный медицинским оборудованием.

Двухдверка оснащается 3,7-литровым бензиновым V6 отдачей 325 сил. Агрегат может работать в паре как с семиступенчатой автоматической, так и с шестиступенчатой механической коробками. Какую трансмиссию выбрали арабские доктора, не сообщается.

Наконец, третий на сегодняшний день достойный шейхов экспонат медицинского автопарка Дубая — Ford Mustang.

Медицинские «Мустанги» 2020 года выпуска, как и две другие модели, будут выезжать на вызовы, а также участвовать в социальных кампаниях.

Если троица спорткаров Evora, 370Z и Mustang призваны оказывать в Дубае экстренную единичную помощь, то этот «гигант», построенный на базе городского автобуса Mercedes-Benz Citaro, может принять до 20 пациентов одновременно.

Мобильная клиника на колесах оборудована всем, что может понадобиться врачам. Есть даже рентген и ЭКГ. Эта машина должна принимать пострадавших в результате массовых катастроф и бедствий. Всего медицинских автобусов в Дубае три, а один из них занесен в Книгу рекордов Гиннесса, как самая большая скорая помощь в мире.

Не ко всем больным и пострадавшим можно добраться по хорошим дорогам или дорогам в принципе. Для таких случаев есть вездеход-амфибия Трэкол-39294, переоборудованный в санитарку.

Российский шестиколесный «проходимец» на шинах сверхнизкого давления доберется практически до любого, кому нужна помощь. Моторная гамма вездехода состоит из двух бензиновых агрегатов объемом 2,3 и 2,7 литра, а также одного 2,5-литрового дизеля.

Как появилась скорая помощь в России

Долгое время оказанием медпомощи больным и калекам в России занималась церковь. Позднее эта обязанность перешла к полицейским, доставлявшим заболевших и увечных в городские больницы.

Примечательно, что первые бригады скорой помощи передвигались на каретах. И сегодня многие по старой памяти называют автомобили скорой именно так. Да и состав бригады СМП практически не изменился.

Болящие под надзором церкви и полиции

До конца XVIII века в России бесплатная медицинская помощь не оказывалась никому. Люди побогаче обращались к семейным врачам, те, кто был победнее, лечились народными методами. При церквях тогда имелись богадельни, там лечили всех обратившихся больных и увечных. Лечили там всех, независимо от положения в обществе и вероисповедания. А если в городах вспыхивали эпидемии, то роль, схожую со службой скорой помощи, исполняли полицейские.

Полицейские перекрывали районы, в которых бушевала заразная болезнь, убирали и хоронили тела. Позднее при некоторых участках полицейской службы стали организовывать приёмные покои. Туда доставляли пострадавших от различных несчастных случаев. Занимались этим сами полицейские или пожарные. А история именно скорой медицинской помощи в России начинается в 1898. Идея о необходимости такого сервиса для народа возникла после страшной Ходынской катастрофы в 1896 году.

Работа первых станций скорой помощи

В 1897 самая первая станция неотложной помощи открылась в Варшаве. А через год целых три пункта СМП организовали и в столице. Инициатором их появления был Николай Вельяминов — известный профессор медицины. Он придумал план и осуществил проект станций по оказанию медицинских услуг на дому для больных.

На любой медстанции имелись кареты скорой помощи, запряжённые лошадьми. К одной карете приписывалась своя бригада скорой помощи. Но команда эта была небольшой: в карете ездили санитар, а также фельдшер, изредка к ним присоединялся доктор. Причём доктора были полицейскими. Вместе с ними на станциях часто дежурили студенты медицинских университетов, выезжавших и на вызовы. Таким образом интерны учились оказывать первую медицинскую помощь.

Чаще всего кареты скорой помощи вызывали на улицу. Приезжающие медики осматривали больного и записывали его данные. После они регистрировали вызов и указывали, в какую больницу отвезли больного. Получается, что за прошедшие века порядок работы бригады скорой помощи практически не изменился. Первую машину, заменившую карету СМП, купили в 1908. А всего четыре года спустя был разработан специальный санитарный автомобиль для перевозки больных. Но после революции 1917 развитие российской скорой помощи немного застопорилось.

История российской службы скорой помощи после 1917 года

Пару лет после прихода к власти большевиков российская служба скорой помощи функционировала кое-как. Лишь в 1919 году в Ленинграде, Киеве, Одессе и столице России организовались новые подстанции СМП. А в 1926 началась история неотложной помощи больным. Именно тогда доктора с бригадой стали приезжать к людям, заболевшим дома. Им выписывались лекарства и план лечения, в больницы забирали в редких случаях. Почему? Потому что в то время врачи неотложки приезжали на вызов на мотоцикле. Существенные изменения в автопарке скорой помощи произошли лишь годы спустя после окончания Великой Отечественной.

В 1957 году в Ленинграде разработали и создали первую машину экстренной помощи. Работающая на нём бригада специализировалась на помощи людям в состоянии шока. Также были созданы медицинские бригады, специализирующиеся на болезнях сердца и неотложной помощи при инфаркте и инсульте. Кроме того, буквально за три-четыре года в столице организовали хорошие и квалифицированные педиатрические, психиатрические и неврологические бригады СМП.

Алло, скорая: история медицинских автомобилей ссср и россии. Интересное в сети

Истории создания кареты скорой помощи в Москве посвятил свое сообщение заслуженный врач, ветеран скорой помощи А.В.Вахромеев.

Сто лет тому назад в Москве произошло событие, на которое современники не обратили особого внимания. Прошло оно тихо, без шума и помпы и весьма скромно было отражено в периодической печати. Так, газета «Московские ведомости» за 1898 год от 30 апреля на 4 странице оповестила читателей, что «. В видах упорядочения дела подания первоначальной помощи лицам внезапно заболевшим на улицах и в общественных местах города Москвы начальника Московской полиции предположено организовать при полицейских домах, а также в некоторых других пунктах особые санитарные станции для подания первоначальной медицинской помощи». Репортер «Московских ведомостей» явно допустил в этой заметке «перехлест». «Дела» подания первоначальной помощи в Москве не существовало, так что упорядочивать было нечего. Дело это надо было создавать заново.

История возникновения скорой помощи уходит во времена глубокой древности, вероятно, еще ранее, чем сформировался первобытно-общинный строй. У человека всегда возникала потребность помочь другому человеку, которого поразил несчастный случай.

На самых ранних этапах развития христианства, а это почти 2 тысячи лет назад, существовало много странноприимных домов для пилигриммов, именуемых «ксендоклями». Там наряду с пищей и ночлегом можно было рассчитывать на получение медицинской помощи.

В России в XV-XVI веках существовали так называемые богадельни, куда свозили пострадавших, немощных, обмороженных, больных для призрения их и подачи им первой помощи.

В XVII веке в Москве ближний боярин царя Алексея Михайловича Федор Михайлович Ртищев на свои средства построил несколько домов, вторые в народе носили прозвище «больницы Федора Ртищева», куда доставлялись больные, изувеченные, обмороженные. Доставлялись они специально выделенными людьми из числа дворовых, которые ездили по Москве и собирали всех нуждающихся в призрении и подаче им первой помощи. Это, наверное, и надо считать прообразом кареты Скорой помощи.

Тот же Ртищев, сопровождая царя в походе во время Польской войны, объезжал поля сражения после военных действий и, собирая в свой экипаж раненых, доставлял их в ближайшие города, где организовывал им приют и подачу первой медицинской помощи.

Мы не располагаем никакими историческими документами, повествующими о существовании каких-либо учреждений в XVIII веке, оказывавших первую медицинскую помощь. Да и в самом начале XIX века эта функция стихийно выполнялась пожарными. В 1804 году графом Федором Васильевичем Ростопчиным была создана Пожарная команда, которая вместе с полицейскими доставляла пострадавших от несчастных случаев в приемные покои, существовавшие при полицейских домах.

В 1826 г. главный тюремный врач Федор Петрович Гааз ходатайствовал «об учреждении в Москве особого врача для наблюдения за организацией попечения о внезапно заболевших, нуждающихся в немедленной помощи».

Составив докладную записку, в которой доктор Гааз указывал, что в Гамбурге при такой постановке дела за восемнадцать лет 1677 человек из 1794, у коих возникли внезапные приступы болезни, от смерти спасли. С этой запиской он обратился к князю Д.В.Голицыну — Генералу-губернатору Москвы и получил отрицательный ответ. Ему было заявлено, что затея эта «излишняя» и «бесполезная», так как при каждой полицейской части «есть уже положенный по штату лекарь».

Только в 1844 году Гаазу удалось открыть в Мало-Казеннном переулке больницу для приема поступающих «по внезапным случаям для пользования и оказания бесплатной помощи для лиц, подобранных на улице в бесчувственном состоянии». Больница была в ведении Московского обер-полицмейстера. Кроме Гааза в больнице трудились ординаторы и фельдшера. В больнице имелась амбулатория, где оказывалась первая помощь. В стационаре, рассчитанном на 150 коек, всегда находилось вдвое больше больных. Больница также заботилась о помещении престарелых и немощных в Богадельни, об отправке бедных крестьян на родину и т.д.

За девять лет больница приняла 30 тысяч человек, из которых 21 тысяча выздоровела.

Середина XIX века характеризуется бурным ростом промышленности. В городах начал резко возрастать приток населения. Росло число промышленных предприятий, жилых домов, на улицах увеличилось движение транспорта. В связи с этим появились многочисленные несчастные случаи на улицах, заводах и фабриках. Они уносили человеческие жизни, делали людей инвалидами. Жизнь в самой резкой форме указывала на необходимость создания службы, способной немедленно оказывать медицинскую помощь пострадавшим от несчастных случаев. Поначалу эта функция легла на плечи добровольных пожарных обществ и общества Красного Креста. Но возможности их были ограничены.

Пусковым моментом к возникновению Скорой помощи как самостоятельного учреждения был пожар Венского театра комической оперы, случившийся 8 декабря 1881года. Это происшествие, принявшее грандиозные размеры, в результате которого погибло 479 человек, представляло ужасающее зрелище. Перед театром на снегу валялись сотни обожженных людей, многие из которых получили различные травмы во время падения. Пострадавшие свыше суток не могли получить никакой медицинской помощи, несмотря на то, что Вена в то время обладала множеством первоклассных и хорошо оснащенных клиник. Вся эта ужасная картина совершенно потрясла находившегося на месте происшествия профессора-хирурга Яромира Мунди, который оказался беспомощным перед лицом катастрофы.

Он не мог оказать действенной и подобающей помощи пострадавшим. На следующий же день доктор Я.Мунди приступил к созданию Венского добровольного спасательного общества. Граф Ганс Гильчек пожертвовал новосозданной организации 100 тысяч гульденов. Этим Обществом были организованы пожарная, лодочная команды и Станция скорой медицинской помощи (центральная и филиал) для оказания срочной помощи пострадавшим от несчастных случаев. В первый же год своего существования Венская станция скорой помощи оказала помощь 2067 пострадавшим. В составе бригад работали врачи и студенты медицинского факультета.

Вскоре, подобно Венской, была создана профессором Ф.Эсмархом Станция в Берлине. Деятельность этих станций была настолько полезной и необходимой, что за короткий период в целом ряде городов европейских государств стали возникать подобные станции. Венская станция играла роль методического центра.

В России, где капиталистические отношения стали складываться значительно позднее, первая Станция скорой помощи возникла в 1897 году в Варшаве. Затем примеру Варшавы последовали города Лодзь, Вильно, Киев, Одесса, Рига. Чуть позднее станции скорой помощи стали открываться в Харькове, Петербурге и Москве.

Появление карет скорой помощи на московских улицах можно отнести к 1898 году. До этого времени пострадавших, которые обычно подбирались полицейскими, пожарными, а иногда и извозчиками, доставляли в приемные покои при полицейских домах. Необходимый в таких случаях медицинский осмотр на месте происшествия отсутствовал. Часто люди с тяжелыми телесными повреждениями часами находились без надлежащей помощи в полицейских домах. Сама жизнь требовала создания карет скорой помощи.

В ту пору в Москве существовало Дамское благотворительное общество Великой княгини Ольги. Оно попечительствовало над приемными покоями при полицейских участках, больницами и богоугодными заведениями. Среди членов правления общества была потомственная почетная гражданка, купчиха Анна Ивановна Кузнецова, активная деятельница этого общества, содержавшая на свои средства гинекологическую лечебницу. На необходимость создания карет А.И.Кузнецова откликнулась с глубоким пониманием и немедленно выделила необходимую сумму денег. При Сущевском и Сретенском полицейских участках 28 апреле 1898 года были открыты две первых Станции скорой помощи (Приказ обер-полицмейстера N 117 п.13) На каждой Станции было по одной карете. Выезжали на них врач, фельдшер и санитар. Каждая карета была оснащена укладкой с медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом. Дежурили как штатные врачи полиции, так и сверхштатные. Радиус обслуживания ограничивался пределами своей полицейской части. Начиналось дежурство в 3 часа дня, заканчивалось в это же время на следующий день. Медицинскому персоналу была выделена комната. Каждый вызов фиксировался в специальном журнале. Указывались паспортные данные обслуживаемого больного, какой вид помощи ему оказывался, куда и в какое время он был доставлен. Вызовы принимались только на улицы. На квартиры выезды были запрещены. Вызывалась карета только официальными лицами (полицейскими, дворниками, ночными сторожами). В случае массовых катастроф ставился в известность старший врач полиции.

В связи с малым количеством частных телефонов полицейская часть, имевшая сведения об их наличии, входила в соглашение с их владельцами на своей территории, чтобы круглосуточно можно было вызвать скорую помощь. Право вызова скорой помощи имели только официальные лица — полицейский, дворник, ночной сторож. Кареты кроме оказания помощи осуществляли перевозку тяжелых больных из квартир в больницы. Обо всех значительных происшествиях за дежурство докладывалось старшему врачу полиции.

В первый же месяц своей деятельности обе станции подтвердили неотъемлемое право на свое существование. Понимая необходимость этого, обер-полицмейстер города своим приказом N 141 расширил территорию обслуживания этих станций, не дожидаясь открытия новых.

Результаты двухмесячной работы Сущевской и Сретенской станции превзошли все ожидания. Ими было выполнено 82 вызова и 12 перевозок, на что было затрачено 64 часа 32 минуты. Анализ работы станций показал, что первое место среди обратившихся за помощью занимали лица, находившиеся в состоянии алкогольного опьянения. Их было 27. Далее следовали пострадавшие от травмы. С ушибами и ушибленными ранами — 8 человек, с переломами конечностей — 4, падение с высоты — 8, падучая болезнь — 4 и т.д. Своим приказом N 212 обер-полицмейстер обязал принимать вызовы в первую очередь к пьяным, находящимся «в бесчувствии». Остальных же, по его мнению, надлежит доставлять в приемные покои на извозчиках.

13 июня 1898 года в истории Москвы была первая катастрофа, обслуженная Скорой помощью. На Иерусалимском приезде, в доме Суровцева, упала строящаяся каменная стена. Было девять пострадавших. Выезжали обе кареты. Всем пострадавшим была оказана первая помощь, пять из них были госпитализированы.

Следующий, 1899 год был ознаменован открытием еще трех станции при Лефортовском, Таганском и Якиманском полицейских участках. В январе 1900 года при Пречистенском пожарном депо была запущена шестая Станция скорой помощи. И последней, седьмой стала Пресненская, вступившая в строй 15 мая 1902 года. Таким образом, вся тогдашняя Москва в пределах Камер-Коллежского вала, включая Бутырские улицы, обслуживалась семью каретами скорой помощи.

Увеличение числа станций, конечно, не могло не сказаться на состоянии финансовых субсидий, жертвуемых А.И.Кузнецовой. Их хватало с большим трудом. На содержание медицинских работников начали поступать средства из бюджета города. С 1899 года врачи стали выезжать только на очень серьезные вызовы, а основная работа выполнялась фельдшерами, которые выезжали с санитарами. В 1900 году обер-полицмейстер обратился к Городской Думе с прошением взять на содержание города кареты скорой помощи. Этот вопрос предварительно обсуждался на комиссии «О пользах и нуждах общественных», и было предложено финансировать кареты из городского бюджета, а ремонт производить на средства А.И.Кузнецовой. 19 декабря 1900 года на заседании Думы это предложение было поддержано А.И. Гучковым, В.И. Герье и князем А.В. Голицыным. Дума ассигновала 2160 рублей в распоряжение Московского обер-полицмейстера на содержание двенадцати лошадей для карет скорой помощи и 375 рублей для лошадей пожарных команд.

В 1902 году после открытия Пресненской станции эта сумма была увеличена до 2957 рублей. Особым событием 1903 года стало появление в Москве первой, кареты для перевозки рожениц при родильном приюте братьев Бахрушиных. В этом же году прогрессивными московскими врачами делается попытка организовать «неотложную» помощь на дому в связи с надвигавшейся эпидемией холеры. Но этой идее так и не суждено было осуществиться.

Москва продолжала расти, появилось большое количество многоэтажных домов, росло население, увеличивался общественный транспорт, открывались новые заводы и фабрики. В Москве участились несчастные случаи. Карет скорой помощи, которыми располагало полицейское управление, уже не хватало. Надо было искать выход из создавшегося положения. С предложениями изменить статус скорой помощи, выделив ее из ведомства полиции, выступил губернский врачебный инспектор Владимир Петрович Поморцов. Аналогичные предложения звучали и из уст других видных общественных деятелей.

Профессор Московского университета Петр Иванович Дьяконов (1855-1908) предложил создать добровольное общество скорой медицинской помощи с привлечением частного капитала. С большим энтузиазмом взялся он за дело создания общества, но преждевременная смерть помешала его завершить. Но труды П.И.Дьяконова нашли своих последователей, и в мае 1908 года состоялось учредительное собрание общества, на котором был утвержден устав и избрано его правление. Общество ставило своей целью оказывать бесплатную медицинскую помощь пострадавшим от несчастных случаев на улицах, в общественных местах, на фабриках, железных дорогах и прочих местах. Председателем правления общества был избран Сулима, секретарем — Меленевский. Общество, состоявшее из энтузиастов, преданных делу людей, в своей деятельности решило применить все самое передовое, что было в мире в то время в области оказания экстренной медицинской помощи. Секретарь общества, Меленевский, был командирован на конгресс скорой помощи во Франкфурт-на-Майне. Кроме Франкфурта он посетил Вену, Одессу и ряд других городов, имевших станции скорой помощи. Вернувшись из командировки, Меленевский сделал доклад, выводы которого было решено использовать при организации скорой помощи в Москве.

Вскоре членами общества Варнеком, Меленевским и Остроуховым была выпущена брошюра «Несчастные случаи и подача помощи потерпевшим при них. Станции скорой медицинской помощи, их задачи, устройства и деятельность». По существу, это был первый сборник инструкций для практических врачей как по оказанию экстренной медицинской помощи больным, так и по организации работы станции. Большую помощь в создании этого труда оказала Одесская станция скорой помощи, поделившаяся своим опытом организации работы.

В 1908 году исполнилось десять лет существования в Москве карет скорой помощи. Отдавая должное уважение заслугам А.И.Кузнецовой, Общество скорой медицинской помощи направило ей приветствие, в котором подчеркивались ее благородная роль в создании столь важной для родного города службы, ее большой вклад в дело оказания первой помощи пострадавшим. В этом же приветствии члены Общества выразили свою озабоченность тем положением, которое создалось к тому времени в Москве. В нем указывалось, что «. в настоящее время, в связи с быстрым ростом населения Москвы, с развитием городских путей сообщения и осложнением жизни во всех ее отношениях, число несчастных случаев в домах и на улицах увеличилось в таких размерах, что скорая, находящаяся у нас в заведывании полиции, уже совершенно недостаточна сравнительно с запросами на нее». Понимая, что скорая при полиции не может обеспечить потребности города, общество всеми силами старается создать в Москве службу, способную удовлетворить запросы растущего города, вырвать ее из подчинения полицейскому ведомству и передать Обществу скорой медицинской помощи. Но это оказалось трудной задачей и встретило много препятствий со стороны городских властей.

В апреле 1909 года члены Общества организовали медицинское обслуживание массового мероприятия, посвященного открытию памятника Н.В.Гоголю. На призыв Общества откликнулось много врачей и студентов-медиков, которые активно поработали, оказывая первую помощь участникам празднеств. Хорошо организованная Обществом работа заслужила самые лестные отзывы в московской печати. Вдохновленный этим успехом Сулима еще раз подтвердил свою уверенность в необходимости создания в Москве самостоятельной станции скорой медицинской помощи. В мае 1909 года он заявил на годичном собрании Общества: «Мы пришли к такому заключению, что при осуществления нашего дела в Москве на первых порах необходимо учредить одну центральную станцию, а впоследствии по мере развития дела возможно будет учреждать филиальные станции в различных частях города». В его планы входила закупка шести карет, лошадей и весь необходимый для этого инвентарь. По приблизительным подсчетам на это требовалось около 30 тысяч рублей, а годичное содержание такой Станции с персоналом составляло 25 тысяч рублей. Такими средствами Общество не располагало. Планам Сулимы не суждено было осуществиться.

Отсутствие финансовых средств, а также уход с поста председателя Сулимы, в связи с его переводом в Петербург, сильно пошатнули деятельность Общества. Финансовое положение Общества нельзя было назвать удовлетворительным. Только в 1912 году за счет частных пожертвований удалось сколотить необходимую сумму денег для создания станции и оборудования санитарного автомобиля.

Станция эта была открыта на Долгоруковской улице, и работали на ней врачи — члены Общества и студенты медицинского факультета. Помощь оказывалась в общественных местах и на улицах в радиусе Земляного вала и Кудринской площади.

По мнению членов Общества, деятельность Долгоруковской станции должна поддержать их в упорной борьбе, начатой Сулимой, за передачу всех имеющихся карет в ведение Общества, окончательно разорвав узы, связующие их с полицией. Но Городская управа всячески препятствовала этим действиям. Приглашенный на одно из заседаний Общества член управы Малинин заявил: «Пусть Общество скорой помощи покажет свою деятельность, тогда управа, может быть, пойдет навстречу этой организации».

В 1912 г. доктором Б.П.Поморцевым была разработана конструкция городской кареты скорой медицинской помощи. Это был комбинированный тип экипажа как для скорой, так и для обслуживания хирургической помощи в армейских условиях в качестве подвижного лазарета. Этот труд положил начало созданию отечественного санитарного транспорта.

Первая мировая война, начавшаяся в 1914 году, изменила многое в судьбе развития скорой медицинской помощи. Материальные ресурсы были переориентированы на фронт. Из полицейских участков исчезли кареты А.И.Кузнецовой, Долгоруковская станция прекратила свое существование, а единственный в Москве санитарный автомобиль, принадлежавший Обществу скорой помощи, был мобилизован для перевозки раненых. Прекратили также свою работу станции Петрограда и многих других крупных городов России.

В середине 1917 года, после Февральской революции, вновь поднимается вопрос о создании в Москве скорой помощи. В городском самоуправлении выступает с докладом о необходимости организовать скорую помощь в городе доктор В.П.Поморцев. На страницах периодической печати появляется статья доктора С.М.Швайцара с предложением открыть четыре подстанции скорой помощи при Старо-Екатерининской, Бахрушинской, Яузской и 1 градской больницах.

Но вопрос этот так и не был решен. Москва оставалась без скорой помощи.

Машины скорой помощи — вид транспорта, в котором навряд ли захочется оказаться лишний раз. Но даже среди них есть необычные варианты — вроде показанного недавно прототипа медицинского пикапа на базе Renault Alaskan. Или Lotus Evora для захворавших шейхов. Мы собрали для вас самые необычные медицинские «кареты», созданные для спасения жизней.

Это должен знать каждый водитель:  Гибридная «Нива» с композитным кузовом проект середины 90-х

Медицинский вариант пикапа Renault Alaskan является лишь концептом, дебютировавшим в Ганновере на выставке коммерческого транспорта. И пока не известно, увидим ли мы его когда-нибудь мчащимся на вызов под вой сирены.

Вместе с санитарным пикапом французы показали версии Alaskan, разработанные для пожарных, дорожных служб и электриков. Все они построены на базе модификации с двойной кабиной.

В то время как у Renault пикап-неотложка существует лишь в виде прототипа, в США под медицинские нужды пикапы перестраивают уже долгие годы. Например, Ford F-Series.

В «Новом свете» трудяги F-Series используются всеми — от пожарных департаментов до строительных бригад.

Не удивимся, если в этой «карете» скорой помощи периодически поправляет свое здоровье сам Дональд Трамп. Снаружи она не представляет собой ничего особенного. Но когда вы окажитесь внутри, то мгновенно окрестите ее самой роскошной в мире.

Внутри больного ждет интерьер с декоративными вставками из красного дерева и кожи, Wi-Fi, цифровое ТВ, аудиосистема, бар, массажист(ка) и личный врач. Кроме того, шасси автомобиля было переработано таким образом, чтобы перемещение в клинику было максимально незаметно для клиента. За все это удовольствие компания Citywide Mobile Response, предоставляющая услугу, просит от $350 в час.

У санитарного электрического Renault Twizy Cargo задача простая — как можно быстрее доставить врача для оказания первой помощи, пока большие «кареты» пробиваются через городской трафик.

От обычного Twizy версия Cargo отличается отсутствием второго места ради большего багажника. Автомобиль оснащен аккумулятором мощностью 6,1 кВт и системой рекуперации энергии при торможении. Интересно, на сколько сокращает запас хода включенная сирена с мигалкой?!

В этом медицинском фургоне Renault Master, оснащенном 118-сильным дизельным мотором нет ничего экстравагантного, за исключением одного — недавно им управлял четырехкратный чемпион мира Формулы-1 Себастьян Феттель.

Нет, немец не подрабатывал в межсезонье, а принял участие в соревновании против опытного водителя скорой помощи Алекса Кнэптона, на счету которого 1354 вызова. Несмотря на то, что Кнэптону досталась 670-сильная Ferrari 488 GTB, Феттель на фургоне проехал круг быстрее. Теперь мы знаем, кем он устроится работать, если и дальше не будет побеждать в «королевских гонках».

Впрочем, для Феттеля, если он все же пойдет в ряды медработников, больше подойдет концептуальная версия Mercedes-Benz SLS AMG с 6,3-литровым V8, модифицированная под скорую помощь. Самую скорую скорою помощь!

Какое конкретно оборудование есть на борту суперкара — неизвестно. Но что бы там ни было, машин, быстрее этой скорой помощи в мире найдется не много.

Но сравнимые по скорости — есть. Такая, доработанная под перевозку медицинского оборудования Lotus Evora — используется спецслужбами Дубай.

Купе, развивающее максимальную скорость свыше 260 километров в час, позволит врачам как можно быстрее добираться до пострадавших для оказания первой помощи — ведь ни о какой перевозке в «Эворе» и речи быть не может.

Помимо «Эворы» в автопарке врачей Дубая есть Nissan 370Z, также укомплектованный медицинским оборудованием.

Двухдверка оснащается 3,7-литровым бензиновым V6 отдачей 325 сил. Агрегат может работать в паре как с семиступенчатой автоматической, так и с шестиступенчатой механической коробками. Какую трансмиссию выбрали арабские доктора, не сообщается.

Наконец, третий на сегодняшний день достойный шейхов экспонат медицинского автопарка Дубая — Ford Mustang.

Медицинские «Мустанги» 2020 года выпуска, как и две другие модели, будут выезжать на вызовы, а также участвовать в социальных кампаниях.

Если троица спорткаров Evora, 370Z и Mustang призваны оказывать в Дубае экстренную единичную помощь, то этот «гигант», построенный на базе городского автобуса Mercedes-Benz Citaro, может принять до 20 пациентов одновременно.

Мобильная клиника на колесах оборудована всем, что может понадобиться врачам. Есть даже рентген и ЭКГ. Эта машина должна принимать пострадавших в результате массовых катастроф и бедствий. Всего медицинских автобусов в Дубае три, а один из них занесен в Книгу рекордов Гиннесса, как самая большая скорая помощь в мире.

Не ко всем больным и пострадавшим можно добраться по хорошим дорогам или дорогам в принципе. Для таких случаев есть вездеход-амфибия Трэкол-39294, переоборудованный в санитарку.

Российский шестиколесный «проходимец» на шинах сверхнизкого давления доберется практически до любого, кому нужна помощь. Моторная гамма вездехода состоит из двух бензиновых агрегатов объемом 2,3 и 2,7 литра, а также одного 2,5-литрового дизеля.

Люди болеют веками, и веками ждут помощи.

Как ни странно, пословица «Гром не грянет — мужик не перекрестится» относится не только к нашему народу.

Создание Венского добровольного спасательного общества началось сразу после катастрофического по последствиям пожара в Венском театре комической оперы 8 декабря 1881 года, в котором только погибших было 479 человек. Несмотря на обилие хорошо оснащенных клиник, многие пострадавшие (с ожогами и травмами) больше суток не могли получить медицинской помощи. У истоков Общества стал профессор Яромир Мунди — хирург, ставший свидетелем пожара.
В составе бригад скорой помощи работали врачи и студенты-медики. А санитарный транспорт тех лет вы видите на фото справа.

Следующая Станция скорой помощи создана профессором Эсмархом в Берлине (хотя профессора помнят скорее по его кружке — той самой, которая для клизм. ).
В России создание скорой помощи началось в 1897 году с Варшавы.

Карета Венского общества скорой помощи.

Естественно, появление автомобиля не могло пройти мимо этой сферы человеческой жизни. Уже на заре автомобилестроения появилась идея использования самобеглых колясок в медицинских целях.

Впрочем, первые моторизованные «амбулансы» (а появились они, видимо, в Америке) имели. электрическую тягу. С 1 марта 1900 года госпитали Нью-Йорка используют электромобили Скорой помощи.

По мнению журнала «Автомобили» (№1, январь 2002, фотография датируется журналом 1901 годом), эта карета Скорой помощи — электромобиль Columbia (11 миль/ч, запас хода 25 км), привезший президента США МакКинли (William McKinley) в больницу после покушения.
К 1906 году таких машин в Нью-Йорке насчитывается шесть штук.

Впрочем, не всегда нужна специальная машина, приспособленная для перевозки лежачих больных. В большинстве случаев врач может вполне успешно лечить больных на дому. Только добираться в эпоху всеобщей автомобилизации удобнее и быстрее стало на машине.

Это, пожалуй, один из наиболее известных в мире автомобилей — OPEL DoktorWagen.

Проектируя этот автомобиль, фирма сформулировала несколько условий: машина должна быть надежной, скоростной, удобной, неприхотливой в обслуживании и недорогой. Предполагалось, что владельцы — сельские врачи Германии — будут эксплуатировать машину в жестких условиях, круглогодично, не особенно-то вдаваясь в подробности устройства автомобиля.

Когда машина была выпущена, она стала одним из первых массовых автомобилей OPEL, заложив основы благосостояния всемирно известной фирмы.

Одна из первых «карет» в мире. Фото было сделано в 1895 году

Автомобиль московской скорой помощи 20-х годов.

Экипаж Центральной станции скорой помощи г.Санкт-Петербурга 1900г.

Санитарная машина фабрики Фрезе (1907г.)

Санитарный автомобиль фирмы “Адлер” (Adler Typ K или KL 10/25 PS) приобретены в 1913 году, и открыта автомобильная станция скорой помощи на Гороховой, 42. (Петербург)

Самый известный и массовый отечественный автомобиль дореволюционной эпохи — Руссо-Балт, созданный инженерами и рабочими Русско-Балтийского вагонного завода в Риге, также переоборудовался в санитарную машину. На снимке санитарный автомобиль 1913г.

В Санкт-Петербурге 3 санитарных автомобиля фирмы “Адлер” (Adler Typ K или KL 10/25 PS) приобретены в 1913 году, и открыта автомобильная станция скорой помощи на Гороховой, 42.
Большая немецкая фирма Адлер, выпускавшая широкую линейку автомобилей сейчас в забытье.

Санитарные кузова для Петроградского отряда ИРАО делала известная экипажно-кузовная фабрика «Ив. Брейтигам»

Скорая помощь Ля Бьюир (La Buire)

С началом Первой мировой войны понадобились санитарные автомобили.
Московские автолюбители (из Первого русского автомобильного клуба в Москве и Московского автомобильного общества), и добровольцы из других городов тоже (справа — фото Руссо-Балта Д24/35 Петровского добровольного пожарного общества из Риги) формировали из своих переоборудованных для медицинских нужд автомобилей санитарные колонны, организовывали на собранные средства лазареты для раненых. Благодаря автомобилям спасены десятки, если не сотни тысяч жизней солдат русской армии. Только автомобилисты Первого русского автомобильного клуба в Москве с августа по декабрь 1914 года перевезли от вокзалов в госпитали и лазареты 18439 раненых и пострадавших.

Помимо российских санитарных отрядов, на восточном фронте действовали несколько иностранных добровольческих санотрядов. Большую активность проявили американцы. На фотографии слева — машины Форд Т (Ford T) американского санитарного отряда в Париже. Обратите внимание на форму одежды людей, собравшихся на войну- белые рубашки, галстуки, канотье.

Машины Пирс-Эрроу (Pierce-Arrow 48-B-53) с надписью «имени Е.И.В. Великой Княжны Татьяны Николаевны Американский отряд. American Ambulance in Russia». Фотографии дают представление о количестве используемых для медицинского обеспечения военных действий санитарных машин в те годы.

Санитарная машина русской армии Рено (Renault)

Рено (Renault), справа — английский санитарный Воксхолл (Vauxhall), который также поставлялся в Россию.

На фото английский Даймлер Ковентри (Daimler Coventry 15HP) с надписью Ambulance Russe на борту

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Люди болеют веками, и веками ждут помощи. Как ни странно, пословица «Гром не грянет — мужик не перекрестится» относится не только к нашему народу.

Создание Венского добровольного спасательного общества началось сразу после катастрофического по последствиям пожара в Венском театре комической оперы 8 декабря 1881 года, в котором только погибших было 479 человек. Несмотря на обилие хорошо оснащенных клиник, многие пострадавшие (с ожогами и травмами) больше суток не могли получить медицинской помощи. У истоков Общества стал профессор Яромир Мунди — хирург, ставший свидетелем пожара.
В составе бригад скорой помощи работали врачи и студенты-медики. А санитарный транспорт Вены тех лет вы видите на фото

Следующая Станция скорой помощи создана профессором Эсмархом в Берлине (хотя профессора помнят скорее по его кружке — той самой, которая для клизм. ).
В России создание скорой помощи началось в 1897 году с Варшавы.

Естественно, появление автомобиля не могло пройти мимо этой сферы человеческой жизни. Уже на заре автомобилестроения появилась идея использования самобеглых колясок в медицинских целях. Впрочем, первые моторизованные «амбулансы» (а появились они, видимо, в Америке) имели. электрическую тягу. С 1 марта 1900 года госпитали Нью-Йорка используют электромобили Скорой помощи.

По мнению журнала «Автомобили» (№1, январь 2002, фотография датируется журналом 1901 годом), эта карета Скорой помощи — электромобиль Columbia (11 миль/ч, запас хода 25 км), привезший президента США МакКинли (William McKinley) в больницу после покушения.
К 1906 году таких машин в Нью-Йорке насчитывается шесть штук.

В России тоже поняли, что для станций скорой помощи нужны автомобили. Но вначале использовались «кареты» на конной тяге.

Интересно, что уже с первых дней работы Московской Скорой сформировался тип бригады, который дожил с небольшими «вариациями» до наших дней — врач, фельдшер и санитар. На каждой Станции было по одной карете. Каждая карета была оснащена укладкой с медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом.

Право вызова скорой помощи имели только официальные лица — полицейский , дворник, ночной сторож.
С начала XX века город частично субсидирует работу Станций скорой помощи. К середине 1902 года Москва в пределах Камер-Коллежского вала обслуживалась 7 каретами скорой, которые располагались на 7 станциях — при Сущевском, Сретенском, Лефортовском, Таганском, Якиманском и Пресненском полицейских участках и Пречистенском пожарном депо. Радиус обслуживания ограничивался пределами своей полицейской части. Первая карета для перевозки рожениц в Москве появилась при родильном приюте братьев Бахрушиных в 1903 году. И тем не менее имеющихся сил не хватало для обеспечения растущего города.

В Питере каждая из 5 станций скорой помощи была снабжена двумя пароконными экипажами, 4 парами ручных носилок и всем необходимым для подачи первой помощи. При каждой станции дежурило 2 санитара (дежурных врачей не было), задачей которых была транспортировка пострадавших на улицах и площадях города в ближайшую больницу или квартиру. Первым заведующим всеми станциями первой помощи и руководителем всего дела подачи первой помощи в Петербурге при комитете общества Красного Креста был Г. И. Турнер.
Через год после открытия станций (в 1900 г.) возникла Центральная станция, а в 1905 году была открыта 6-я станция первой помощи. К 1909 году организация первой (скорой) помощи в Петербурге представлялась в следующем виде: Центральная станция, направлявшая и регулировавшая работу всех районных станций, она же принимала все вызовы на оказание скорой помощи.

В 1912 году группа врачей из 50 человек изъявила согласие безвозмездно выезжать по вызову Станции для оказания первой помощи.

В 1907 фабрика П.А.Фрезе — одного из создателей первого русского автомобиля — выставляла санитарную машину собственного производства на шасси Рено (Renault) на Международном автосалоне в Петербурге.

Машина с кузовом фабрики Ильина (по проекту доктора Поморцева) на шасси La Buire 25/35, пригодная как для перевозки больных, так и для хирургической помощи в условиях военно-полевого лазарета.

В Санкт-Петербурге 3 санитарных автомобиля фирмы “Адлер” (Adler Typ K или KL 10/25 PS) приобретены в 1913 году, и открыта автомобильная станция скорой помощи на Гороховой, 42.
Большая немецкая фирма Адлер, выпускавшая широкую линейку автомобилей сейчас в забытье.

Санитарные кузова для Петроградского отряда ИРАО делала известная экипажно-кузовная фабрика «Ив. Брейтигам»

Скорая помощь Ля Бьюир (La Buire)

С началом Первой мировой войны понадобились санитарные автомобили.
Московские автолюбители (из Первого русского автомобильного клуба в Москве и Московского автомобильного общества), и добровольцы из других городов тоже (справа — фото Руссо-Балта Д24/35 Петровского добровольного пожарного общества из Риги) формировали из своих переоборудованных для медицинских нужд автомобилей санитарные колонны, организовывали на собранные средства лазареты для раненых. Благодаря автомобилям спасены десятки, если не сотни тысяч жизней солдат русской армии. Только автомобилисты Первого русского автомобильного клуба в Москве с августа по декабрь 1914 года перевезли от вокзалов в госпитали и лазареты 18439 раненых и пострадавших.

Помимо российских санитарных отрядов, на восточном фронте действовали несколько иностранных добровольческих санотрядов. Большую активность проявили американцы. На фотографии слева — машины Форд Т (Ford T) американского санитарного отряда в Париже. Обратите внимание на форму одежды людей, собравшихся на войну- белые рубашки, галстуки, канотье.

Машины Пирс-Эрроу (Pierce-Arrow 48-B-53) с надписью «имени Е.И.В. Великой Княжны Татьяны Николаевны Американский отряд. American Ambulance in Russia». Фотографии дают представление о количестве используемых для медицинского обеспечения военных действий санитарных машин в те годы.

Французские и английские добровольческие санитарные колонны также действовали на восточном (русском) фронте, а санитарный отряд Русского добровольческого корпуса действовал во Франции.

На фото английский Даймлер Ковентри (Daimler Coventry 15HP) с надписью Ambulance Russe на борту

Рено (Renault), справа — английский санитарный Воксхолл (Vauxhall), который также поставлялся в Россию.

Уник (Unic C9-0) французского красного креста в Одессе, 1917 (шофер во французской военной форме), в группе людей стоит русский солдат.

Санитарная машина русской армии Рено (Renault)

После революции вначале использовалась старая или трофейная техника.

Автомобильным санитарным транспортом в первые послереволюционные годы обеспечивалась не только станция скорой помощи, но и больницы, а также Петроградская пожарная команда. Цель очевидна — ускорить оказание медицинской помощи пострадавшим при пожаре.
Неустановленная марка автомобиля на фотографии 1920-х годов.

Далее будет рассказ о развитии автомобилей скорой помощи в СССР с 20 по 90 года и России с 90-х. В заключительной части обзор западной техники.

В первые годы после революции скорая помощь в Москве обслуживала лишь несчастные случаи. Заболевших дома (независимо от тяжести) не обслуживали. Пункт неотложной помощи для внезапно заболевших на дому был организован при Московской скорой в 1926 г. Врачи выезжали к больным на мотоциклах с колясками, затем на легковых автомобилях. Впоследствии неотложная помощь была выделена в отдельную службу и передана под начало районных отделов здравоохранения.

С 1927 г. на Московской скорой работает первая специализированная бригада — психиатрическая, выезжавшая к «буйным» больным. Впоследствии (1936) эта служба передана в специализированный психприемник под руководство городского психиатра.

Очевидно, что невозможно было покрыть потребности в санитарном транспорте такой громадной страны как СССР за счет импорта. С развитием отечественного автомобилестроения базовыми машинами для установки специализированных кузовов стали машины Горьковского автозавода. На фото — санитарная машина ГАЗ-А на заводских испытаниях. Выпускалась ли эта машина серийно — неизвестно.

Вторым шасси, пригодным для переоборудования под нужды скорой помощи в 30-х годах стала «полуторка» ГАЗ-АА. Под специализированные кузова машины переделывались во множестве безвестных мастерских. На фото — санитарная машина из Тулы.

В Ленинграде, похоже, ГАЗ-АА в 30-е годы ХХ века был основным автомобилем скорой (слева). В 1934 году был принят стандартный кузов Ленинградской скорой помощи. К 1941 году Ленинградская станция скорой медицинской помощи насчитывала в своем составе 9 подстанций в различных районах и располагала парком в 200 автомашин. Район обслуживания каждой подстанции составлял в среднем 3,3 км. Оперативное управление осуществлялось персоналом центральной подстанции.

В Московской скорой ГАЗ-АА тоже использовался. Причем как минимум несколько разновидностей машины. Слева — фото, датированное 1930 г. Возможно, это Форд-АА).

В Москве переделка Форд-АА под машину скорой помощи производилась по проекту И.Ф.Германа. Передние и задние рессоры заменялись на более мягкие, на обе оси устанавливались гидравлические амотизаторы, задний мост комплектовлся одинарными колесами, за счет чего машина имела узкую заднюю колею. Машина не имела собственного названия или обозначения.

Рост количества подстанций и вызовов требовал соответствующего парка машин — быстрых, вместительных и комфортабельных. Советский лимузин ЗиС-101 стал основой для создания машины скорой помощи. Медицинская модификация создана на заводе по проекту И.Ф.Германа при активном содействии докторов А.С.Пучкова и А.М.Нечаева.

Эти машины работали в Московской скорой и послевоенное время.

Специфика работы предъявляет особые требования к автомобилю скорой помощи. В гараже московской скорой спроектирована и построена специализированная машина.

До войны разработаны и с 1937 по 1945 г. филиалом ГАЗа (с 1939 г. он стал называться Горьковский автобусный завод) выпускались специализированные машины ГАЗ-55 (на базе грузовика ГАЗ-ММ — модернизированного варианта ГАЗ-АА с мотором ГАЗ-М). В ГАЗ-55 можно было перевозить 4 лежачих и 2 сидячих больных или 2 лежачих и 5 сидячих или 10 сидячих. Машина была оборудована калорифером, работавшим от выхлопных газов, и вентиляционной системой.

Кстати, Вы наверняка помните санитарную машину в фильме «Кавказская пленница». Это ее водитель ругался: «Да чтоб я еще сел за баранку этого пылесоса!» Это ГАЗ-ММ с кустарно изготовленным санитарным кузовом.

Всего было выпущено более 9 тысяч машин. К сожалению, «в живых» не осталось ни одной.

Интересна история медицинских автобусов — чаще всего переоборудованных из мобилизованного пассажирского транспорта городов.
Слева ЗИС-8 (автобус на шасси ЗИС-5).
ЗИС выпускал эти автобусы только в 1934-36 гг., позднее автобусы по чертежам завода производились на шасси грузовиков ЗИС-5 многими предприятиями, автобусными парками и кузовными мастерскими, в частности, московским заводом «Аремкуз».

Представленный на фото автобус ЗИС-8 1938 г., принадлежащий киностудии «Мосфильм», снимался в фильме «Место встречи изменить нельзя».

Городские автобусы ЗИС-16 тоже имели в своей основе шасси ЗИС-5. Упрощенная модификация — медицинский автобус — разработана еще до войны, выпускалась с 1939 г. под называнием ЗИС-16С. Машина могла перевозить 10 лежачих и 10 сидячих больных (не считая мест водителя и санитара).

В первые послевоенные годы (с 1947 года) базовой машиной Скорой помощи стали ЗИС-110А (санитарная модификация знаменитого лимузина ЗИС-110), созданная на заводе в тесном сотрудничестве с руководителями Московской станции скорой помощи А.С.Пучковым и А.М.Нечаевым с использованием накопленного в довоенные годы опыта. Видно, что задняя дверь открывалась вместе с задним стеклом, что значительно удобнее, чем было на ЗИС-101. Справа от носилок виден ящик — видимо, там было предусмотрено его «штатное место».

Машина оснащалась восьмицилиндровым рядным двигателем шестилитрового объема, мощностью 140 л.с., благодаря которому была быстроходной, но очень прожорливой — расход топлива 27,5 л/100 км.
До наших дней сохранилось не менее двух таких автомобилей.

В 50-х годах на помощь ЗИСам пришли машины ГАЗ-12Б ЗИМ. Переднее сидение отделялось стеклянной перегородкой, в задней части салона располагались выдвижные носилки и два раскладывающихся сидения.
Шестицилиндровый двигатель ГАЗ-51 в форсированном варианте достигал мощности 95 л.с., был несколько «скоромнее» по динамическим качествам, чем ЗИС-110, зато и бензина (А-70, считавшегося в те годы высокооктановым) потреблял заметно меньше —18,5 л/100 км.

Существовала и медицинская модификация знаменитой «Победы» ГАЗ-М20.

В машине несколько наискось располагались складные носилки. Левая половинка спинки заднего сидения могла откидываться, освобождая место для носилок. Похожая конструкция применяется до сегодняшнего дня.
Основным автомобилем Скорой помощи городов (т.н. линейным) в 1960-х были специализированные машины РАФ-977И (выпускались Рижским автомобильный заводом на агрегатах «Волги» ГАЗ-21).

Судя по всему, именно на эти машины впервые стали ставить проблесковые маячки оранжевого (или красного?) цвета.

В конце 50-х — начале 60-х из Чехии большими партиями поставлялись санитарные машины Шкода-1201.

Как показывают объявления о продаже ретро-техники, некоторые из этих машин живы до сих пор.

Горьковский автозавод построил на базе машин ГАЗ-22 основной парк автомобилей скорой помощи. Кстати, выпускались и экспортные модификации ГАЗ-22БМ и ГАЗ-22Е.

Во второй половине 1970-х появились новые «РАФики» — машины РАФ-22031, собиравшиеся на новом производстве в Елгаве на основе «Волги» нового поколения — ГАЗ-24. После модернизации и некоторого изменения внешнего оформления машине был присвоен индекс РАФ-2915. Те, кто давно работает на скорой, до сих с теплотой вспоминают эти микроавтобусы за мягкую подвеску и возможность маневра в тесных дворах. Машина давно снята с производства, Рижский автозавод давно закрыт, а эта машина все еще работает в небольших городах и некоторых ведомственных медучреждениях.

На базе РАФиков финская фирма ТАМРО предлагала специализированные машины — реанимационную, кардиологическую и т.п. Машины отличались высокой крышей и высоким качеством сборки медицинского салона. Окраска машин проводилась по финским правилам — в ярко-желтые цвета, которые более заметны в потоке и, следовательно, безопасны. Именно с этих машин началась «мода» окрашивать скорые в ярко-лимонные цвета (что нашло свое отражение в ГОСТах)

В сельской местности и небольших городах с 60-х годов прошлого века и до сих пор основу парка скорых составляют УАЗики.

Машина активно используется в армии и имеет имя собственное — «таблетка». Эти модели давно устарели, не соответствуют современным требованиям по безопасности, и в ближайшее время их выпуск будет прекращен.

«Волга» ГАЗ-24-03 тоже служили в качестве медицинского автомобиля. Машина в основном используется как санитарная и на станциях неотложной помощи. Многие из этих машин никогда не «видели» больных на носилках, потому что использовались как подсобный транспорт, который всегда «под рукой». Забавно, что эти «Волги», имеющие 2 места в кабине и 3 места в салоне (1-на носилках и два для сидения), согласно европейскому стандарту EN1789, по размерам салона вообще не могут применяться как медицинские.

На шасси «Волги» ГАЗ-24-03 финской компанией TAMPO строились специализированные машины скорой помощи с оригинальным салоном. Такие машины эксплуатировались, в частности, в Ленинграде.

Автобус ЗИЛ-118М «Юность» стал базой для создания «народного» реанимобиля во второй половине 60-х. Интересной была крыша, которая могла подниматься вверх. При этом крыша соединялась с основанием мягким герметичным «рукавом». Подобная конструкция подъемной крыши применялась на старых микроавтобусах Volkswagen, приспособленных для ночлега туристов.

В последнее время основным автомобилем Скорой помощи стала ГАЗель (ГАЗ-32214) Универсальное шасси используется и как линейная машина, и как специализированная. Реанимобиль — обычно машина с высокой крышей. Несмотря на известные недостатки базового шасси, альтернативы этой машине в ближайшие годы для небогатой российской медицины не предвидится: как известно, цена определяет выбор.

История скорой помощи в России

В начале XIX века в Российской империи в оказании скорой медицинской помощи (СМП) больным большую роль играли пожарные и полицейские. Пострадавших от несчастных случаев доставляли в приемные покои при полицейских домах. Необходимый в таких случаях медицинский осмотр на месте происшествия отсутствовал.

В 1844 году известный врач-гуманист Федор Гааз открыл в Москве «специализированную полицейскую больницу для бесприютных», которая впоследствии получила название «Гаазовской». Однако учреждение не имело своего транспорта и выездного персонала, и могла оказывать помощь только тем, кто сам мог дойти до больницы или был доставлен случайным попутным транспортом.

В 1897 году в Варшаве была открыта первая Станция скорой медицинской помощи. Затем примеру Варшавы последовали города Лодзь, Вильно, Киев, Одесса, Рига, Харьков.

28 апреля 1898 года в Москве при Сущевском и Сретенском полицейских участках были открыты две Станции скорой помощи. На каждой станции было по одной карете, оснащенной медикаментами, инструментарием и перевязочным материалом. Выезжали на них врач, фельдшер и санитар.

Уже за первые два месяца работы станций было выполнено 82 вызова.

7 марта 1899 года в Санкт Петербурге, по инициативе выдающегося хирурга Николая Вельяминова, были открыты пять Станций скорой помощи.

В 1908 году в Москве хирург Петр Дьяконов предложил создать Добровольное общество скорой помощи, которое приобрело автомобиль и открыло станцию на Долгоруковской улице.

В 1912 году доктором Московского почтамта Владимиром Поморцовым была разработана конструкция городской кареты скорой медицинской помощи, которая легла в основу создания первого отечественного санитарного транспорта.

В 1919 году решением Коллегии врачебно-санитарного отдела Московского совета рабочих депутатов в Москве была учреждена городская Станция скорой помощи (ныне — Станция скорой и неотложной помощи имени Пучкова) при Шереметевской больнице (ныне — Московский городской научно исследовательский институт скорой помощи имени Н. В. Склифосовского). Приоритетом ее работы было признано оказание помощи при несчастных случаях на фабриках и заводах. Штат станции составил 15 человек и включал таких специалистов как хирурги, терапевты и хирурги гинекологи. На должность заведующего станцией был приглашен Владимир Поморцов. 15 октября 1919 года врачом Леонидом Овосаповым был принят первый вызов.

В этом же году в Петрограде (ныне — Санкт Петербург), на базе бывшего доходного дома и частной лечебницы доктора медицины Б.М. Кальмейера был открыт Центральный госпиталь скорой помощи (ныне — Научно исследовательский институт скорой помощи имени И.И. Джанелидзе).

В 1921 году в Москве был создан новый тип лечебно эвакуационной службы для борьбы с эпидемией брюшного тифа. Первоначально это был отдел перевозки больных при Мосгорздравотделе, затем был организован Центральный городской пункт перевозки больных (Центропункт), высылавший легковой транспорт к особо тяжелым больным.

В 1923 году произошло слияние городской Станции скорой помощи и Центропункта, руководителем образовавшейся в результате Московской станции скорой медицинской помощи стал доктор медицинских наук Александр Пучков.

В 1923 году с создания службы Скорой медицинской помощи при Верх Исетском металлургическом заводе в пригороде Екатеринбурга началась история создания службы на Урале.

В 1926 году при Московской станции скорой помощи впервые был организован дежурный пункт неотложной помощи для обслуживания внезапно заболевших на дому. В этих случаях к больным выезжали врачи на мотоциклах с колясками, позднее на машинах.

В 1927 году в структуре СМП был создан еще один вид неотложной помощи — психиатрический. Со станции высылалась машина с врачом психиатром к больным, находящимся в состоянии возбуждения, являющимся социально опасными для окружающих.

В 1956 году профессор Борис Кулешевский на XIV съезде терапевтов выдвинул идею создания специализированных бригад СМП, ставшую важным этапом в развитии отечественной системы скорой и неотложной помощи.

В 1957 году в Ленинграде на базе завода медицинской техники «Красногвардеец» была сконструирована специализированная машина-автобус — так называемая «Штурмовая машина», оснащенная всем необходимым для проведения реанимационных действий на месте происшествия или по пути в больницу.

В конце 1958 года в Ленинграде, в 1960 году в Свердловске (ныне — Екатеринбург), затем в Москве и Киеве были созданы специализированные кардиореанимационные бригады СМП для выезда к больным с инфарктом миокарда.

В 1960-х годах в Ленинграде и Москве, а позднее и в других крупных городах СССР появились педиатрические бригады, специализирующиеся на оказании неотложной помощи детям.

В 1962 году на базе Свердловской службы скорой помощи была создана первая неврологическая (инсультная) бригада СМП.

В 1967 году возникла специализированная гематологическая бригада для оказания помощи больным с острыми кровотечениями, вызванными нарушениями в свертывающей системе крови.

В 1969 году появились токсико-терминальные бригады скорой помощи, специализирующиеся на оказании помощи больным с острыми отравлениями.

С 1986 года начала принимать вызовы специализированная наркологическая бригада.

С 1 января 2005 года вступил в силу приказ министерства здравоохранения и социального развития РФ от 1 ноября 2004 года «Об утверждении порядка оказания скорой медицинской помощи», который определил базовые положения при оказании СМП. Помощь должна производиться круглосуточно и безвозмездно.

Подстанции скорой медицинской помощи должны были организовываться с расчетом 20 минутной транспортной доступности.

В 2005 году был проведен первый Всероссийский съезд врачей скорой медицинской помощи.

По состоянию на 2006 год СМП в России оказывали 3223 станции, в составе которых насчитывалось более 13 тысяч общепрофильных врачебных бригад, 5,7 тысяч специализированных бригад.

В 2006 году развитие и совершенствование СМП было включено в перечень основных направлений приоритетной национальной программы «Здоровье».

За период с 2006 по 2008 год в рамках реализации мероприятий программы удалось обновить каждую третью работающую на линии автомашину скорой помощи.

В 2008 году министерством здравоохранения РФ был дополнительно принят проект «Дорожная травма», направленный на развитие скорой медицинской помощи при ДТП, целью которого стало снижение к 2020 году смертности на дорогах в два раза.

Санитарные автомобили, поставляемые по проекту субъектам РФ, были разработаны на базе FIAT DUCATO. Такой автомобиль дает возможность врачу встать в полный рост для оказания помощи пациенту. Специально для транспортировки пострадавших со множественными переломами в комплект оборудования карет скорой помощи вошло универсальное фиксирующее устройство для конечностей и позвоночника.

В 2008-2020 годах 49 субъектов РФ приняло участие в реализации мероприятий федеральной программы «Дорожная травма». Для оказания медицинской помощи специализированными бригадами СМП было закуплено 511 реанимобилей; создана система этапности оказания медицинской помощи в зависимости от степени тяжести полученных травм пострадавшими в результате ДТП.

В июне июле 2020 года Минздравом России совместно с Федеральным фондом обязательного медицинского страхования были заключены дополнительные соглашения о финансировании мероприятий по оснащению санитарного транспорта, станций и центров СМП аппаратурой спутниковой навигации ГЛОНАСС или ГЛОНАСС/GPS.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Всё про автомобили
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: